Nikonova.online | Секс и феминизм 18+
Домой Блог

1914 о стыдливости

0

“Стыдливость с общепринятой точки зрения — масштаб, на который измеряется женщина. И этот широкий масштаб в большинстве случаев очень неуместно прикладывается. Есть распространенное мнение, что чем более женщина обнажает свое тело, тем она бесстыднее. Какое вульгарное мнение! И как обидно становится, что родилось оно в головах теоретиков-моралистов. Женщина обнажала себя в древности, потом закрывала, обнажала затем в Средние века и опять скрывала свое тело и т. д., и, конечно, не потому, что так часто менялся ее нравственный уровень, а потому, что туалет женщины изменялся по степени развития эстетического чувства той или иной эпохи.”

«Журнал для женщин», 1914,  № 12

“Женщины довели свои панталоны до минимума”

0

“Женщины довели свои панталоны до минимума, что в настоящее время они представляют как бы эмбрион прежних панталон. Сделанные из тонкой, прозрачной материи, они едва прикрывают ляжки (…).”

“Тайны женскаго туалета / П.*** ; С предисл. Армана Сильвестра”. – Москва : Акционер, 1918. 

Тест-драйв: We-Vibe Nova

0

Потестила для Wonderzine We-Vibe Nova и натурально ору – во всех смыслах. Это гениальный девайс, я даже текст не смогла вовремя сдать, потому что не могла найти слов для описания переживания. Чистое восхищение, великолепный интенсивный оргазм, продолжительный отходняк и абсолютно пустая голова после, внутренний диалог останавливается и долго не желает возвращаться. Забудьте про медитации, просто купите We-Vibe Nova.

Девайс предоставлен магазином “Лавка Фрейда” в обмен на честный отзыв. С промокодом BARBARELLA ваша скидка – 10%.

Чтение на выходные

0

Сальма Хайек рассказала о своем опыте сотрудничества и бесконечных домогательств Харви Вайнштейна во время съемок “Фриды” (например, заставил ее ввести в фильм лесбийскую сцену) и отметила деталь – она об этом много лет не говорила в том числе и потому, что гордилась своей способностью к прощению, а это то, что женщин приучают в себе любить. Пересказ от Медузы, подтверждающий, что связь с Вайнштейном – не добровольная взятка, чтобы пробиться, а условие, чтобы тебе не включили рэкет: “Убедившись, что она «не собирается получить роль в этом фильме тем путем, которого он хочет», Вайнштейн заявил, что предложит проект другой актрисе. Хайек обратилась в суд в связи с нарушением обязательств. Вайнштейн согласился продолжить работу при выполнении ряда условий — в частности, если она изменит сценарий и убедит известных актеров сыграть маленькие роли. Все эти условия она выполнила — актер Эдвард Нортон переписал сценарий и согласился сняться в фильме, как и Антонио Бандерас, Эшли Джадд и Джеффри Раш.”. Оригинал (англ).

Социолог Анна Шадрина об изменениях в обществе – обсуждения харассмента, кандидатка в президенты назвала себя феминисткой, “Аритмия” и “Нелюбовь” – и что за всем этим стоит: “Могу сослаться на исследовательницу Джанет Джонсон, которая проанализировала женское политическое участие в России. Она пришла к выводу, что у женщин в политической системе страны есть две основные роли — клинерша и шоугел. Первым поручают наводить порядок в критической ситуации и озвучивать непопулярную риторику, а вторые нужны просто для представительской функции. Судя по всему, женщины во власти пока не особенно осознают себя группой с отдельными интересами.”

Елена Погребижская выпустила документальный фильм о деле Татьяны Андреевой, убившей мужчину, и теперь дает интервью, потому что собиралась снять фильм о несправедливо обвиненной, а пришла к выводу, что та обманщица и никакая не жертва, впрочем, получается путано: “Мы знаем, что за тот вечер Татьяна дважды отказывала Сергею в сексе. О первом случае «приставания» с его стороны Таня рассказала Даше. Когда он зашел к ней во второй раз, она отказала ему ударом ножа. Важно, чтобы в обществе укоренилась идея: если женщина говорит «нет», то мужчина воспринимает это как «нет» и уходит. Очевидно, что Сергей не услышал отказа и удар ножа стал финальным «нет». А дальше начинается простор для бесконечных домыслов. Сторонники патриархальных взглядов обвиняют девушку: почему она не ушла, или не ударила его сковородкой, или не кричала? А сторонники феминистских взглядов называют Сергея насильником.”

Еще одно интервью Елены Погребижской о “Деле Андреевой”, женщины называются активными создательницами условий для собственного изнасилования: “Объективно говоря, было бы идеально, если бы такие истории не происходили в принципе, если бы мальчики слышали “нет”, а девочки бы не создавали таких двойственных ситуаций, а однозначно бы демонстрировали “нет” сначала и последовательно. Это в идеальном мире.”

Наташа Федоренко о ложных обвинениях в изнасиловании – есть, но так мало, что по умолчанию стоит верить проходящей через ад дознавания заявительнице: “Страхи противников клеветы как минимум преувеличены — лишь 15 % жертв в Англии, до 18 % в Канаде и 31 % в США (в России это и вовсе не больше 10 %) в принципе заявляют в полицию о преступлениях, связанных с насилием. Ложными признают в среднем от 2 % до 10 % от общего числа таких обвинений, и это довольно ничтожный показатель. […] Мировая статистика говорит и о том, что ложные обвинения, как правило, отсекаются ещё на этапе рассмотрения дела. Так, согласно одному из самых подробных британских исследований начала нулевых, из 216 случаев ложных доносов только в 126 случаях «жертва» пишет официальное заявление, из них лишь в 39 объявляют подозреваемых, только шесть случаев доходят до задержания, и всего два — до ареста.”

Лена Климанская перечисляет признаки партнерского поведения в отношениях, которые явно намекают, что женщину ждет насилие, но привычно трактуются как особенности ответственного мужского поведения (и в некотором роде действительно типичны): “По статистике, вероятность стать жертвой физического или сексуального насилия у женщины в своей семье выше, чем вне её. По накопительным данным МВД, около 4 500 000 человек числятся в полиции как люди, избивавшие или как-то иначе применявшие физическое насилие к своим домашним, что было официально зафиксировано. 4,5 миллиона — это каждый 10-й взрослый мужчина в России. И большинство из них — не маргиналы из-под моста, а «уважаемые, нормальные люди», глядя на которых со стороны, скорее подумаешь «приличный человек, наверное хороший семьянин», чем заподозришь неладное.”

Миф о зубастой вагине распространен шире, чем мы думали, сообщает список из десяти стран с разными историями: “В Индии так много историй о сокрушении мужчинами vagina dentata, что The Washington Post выдвинула теорию о том, что эти предания являются одним из корней эпидемии изнасилований в стране. В индийском штате Мадхья-Прадеш в одном из самых популярных преданий фигурирует брахман, уверенный в том, что его возлюбленная – обладательница зубастого влагалища. Он нанимает четырёх мужчин из низших каст для похищения и удаления нижних зубов женщины. После того, как их работа над удалением клыков и истинным приручением женщины через травму заканчивается, брахман женится на ней. И жили они долго и счастливо. (Наверное, нет – надеюсь, зубы у неё выросли заново.)”

Мужская социализация и гомофобия приводят к тому, что мужчины чаще женщин страдают от одиночества и изоляции, мужская дружба слабее женской, одиночество приближает смерть мужчин, и мужчины часто женятся, чтобы перестать страдать от одиночества, вместо развития навыков быть с людьми, поэтому после развода остаются совсем одни, а среди чувствующих себя одиноко мужчин больше насилия в отношении женщин: “У меня есть фотография, где мы с моим другом Тайлером уютно устроились на кремовом ковре моих родителей, под солнышком, рядом с моей собакой песочного цвета. Это милый момент, но на фото запечатлено нечто большее – это был последний раз в моей жизни, когда я прикасался к мужчине как-то по-другому, нежели чем через рукопожатие или братское объятие. Нам было по шесть лет. Один путь к пониманию мужского одиночества – рассмотреть способы социализации у детей. В интервью Ниоби Вэй, профессор психологии развития из Нью-Йоркского университета, изучавшая взросления юношей в течение 30 лет, рассказывала, как мы подводим мальчиков. «Социальные и эмоциональные навыки, необходимые мальчикам для процветания, просто не развивают», – сказала она. И действительно, согласно исследованию, мужчины в начале жизни не ведут себя так, как стереотипы, в которые они потом превращаются. Шестимесячные мальчики, вероятно, плачут чаще девочек их возраста, более вероятно будут радоваться маминому лицу и более вероятно будут соотносить наше выражение эмоций со своим. В общем до 4-5 лет мальчики выказывают больше эмоций, чем девочки.”

Анастасия Кузина о том, как гомофобия и отсутствие информирования убивают мужчин, занимающихся сексом с мужчинами, – они не всегда понимают, как могут получить положительный ВИЧ-статус, не признаются врачам в источнике инфицирования, меняя статистику, да и просто могут жить в таких условиях, что защищенный секс не представляется возможным: “Но вот недавно был случай, человек протестировался в клубе. А он был с Кавказа откуда-то, у него дома семья, жена. А Кавказ – это не Москва. Там нельзя геем быть. И очень хорошо, что рядом были наши сотрудники, мы смогли его проконсультировать. И вместе решили, что ему будет безопаснее, если он дома скажет, что переспал с проституткой. Он мужчина, это ему можно…”

Питер оказался столицей по количеству рекламы проституции на асфальте: “Точных данных о том, каковы масштабы рынка секс-услуг в Петербурге, нет. По данным различных НКО, проституцией в Петербурге занимаются до ста тыс. женщин, а информации о мужчинах нет вовсе. При этом официальная статистика выглядит оптимистично: Северная столица возглавляет рейтинг по числу протоколов, составленных на задержанных за проституцию, – более 1,3 тыс. в год. В Москве это цифра едва превышает 1,2 тыс.”

Девушка с ДЦП рассказывает о своей проблеме знакомиться и завязывать отношения – люди на улицах дают дурацкие советы, мужчины пугаются, общая информированность очень низкая: “Когда-то давно я была на свидании с мужчиной. Интересно общаться, вкусы совпадают,общие увлечения. Мы болтали обо всем на свете, смотрели друг другу в глаза, держались за руки. После переписывались еще дня два. Потом он честно признался, что не видит, как я смогу стать женой, мамой, как я собираюсь выполнять все обязанности, и боится, что я не справлюсь.”

Список причин, почему надо смотреть “Корону” и некоторые другие сериалы про монархию (я вот смотрю): “Это не то чтобы страшно популярное мнение среди критиков, но тем не менее: многое в «Короне» располагает к тому, чтобы воспринимать сериал как развернутое высказывание о правах женщины и — более широко — свободе и несвободе вообще. Бабушка учит Елизавету подавлять в себе человеческое, правительство требует отчитываться о каждом шаге, муж закатывает истерики и, возможно, ходит на сторону — в этих обстоятельствах довольно молодая еще героиня строит свою суверенную идентичность, в которой личные порывы вступают в сложные взаимоотношения со взятыми на себя обязательствами.”

Ольга Добровидова сходила на международную конференцию “Гендерное равенство — революция или эволюция?” и изложила услышанное (если коротко, то просвещение необходимо по всем фронтам): “«Хотелось бы сохранять баланс между женственностью и ролью женщины в семье и ее потенциалом огромным. Потому что каждая женщина имеет настолько сильный потенциал, по моему личному мнению, что его иногда необходимо чуть-чуть держать в рамках, ограничивать, чтобы использовать грамотно и правильно и не нанести какого-то вреда, то есть направить в мирное русло», — сказала Марина Медведева, аспирантка РГСУ и психолог.”

Залина Маршенкулова с практичными советами, как вести SMM в 2018 году и не выглядеть идиотом: “Недавно был смешной случай с сексистской рекламой продукта (целевая аудитория которого женщины!). То есть вы должны понравиться женщинам и пишете им “сделай своего милого счастливым, приготовь ему борщ”. Или другие так называемые шутки типа “девочки очень тупые, хорошо что у них есть мальчики”. Большинство директоров по маркетингу и PR, с которыми я общаюсь — женщины. Подумайте не о феминистках, а о рекламных бюджетах.”

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.

 

Как построить манипуляцию

0

“Мне кажется, когда человек пишет: «женщина в работе становится мужчиной, а женщиной она становится только в любви к мужчине и детям – но не в работе!». Или еще что-нибудь такое же увлекательное. Например, «африканские хохлатые орлы могут размножаться только почкованием, и никак иначе». Или даже «правильные Чебурашки питаются солеными огурцами», ну мало ли.

Когда кто-то что-то такое в соцсетях пишет, то другому человеку, случайно принявшему этот пас, легко уйти в бесконечную изматывающую дискуссию. Делает ли работа женщину мужиком? Или работа делает женщину кем-то еще? Африканским хохлатым орлом? И если африканский хохлатый орел не почкуется, то он не орел? И что можно считать почкованием? А если у него почечная недостаточность, это его извиняет? А если Чебурашка всю неделю давится ненавистными солеными огурцами, может ли он в субботу позволить себе апельсин? И так далее.

Но вся дискуссия не имеет никакого смысла и рождается из манипуляции (она
много раз описана, и все равно каждый раз, как в первый). […]

Почему?

Потому что честная развернутая реплика Афанасия Турдикулова звучала бы примерно так:
«Я, Афанасий, 38 лет от роду, считаю, что женщина становится женщиной только в любви к мужчине, детям и икебане.
Основания для таких расчетов у меня нижеследующие: высшее образование (металлургический факультет, специализация «литейное производство»).
Профессиональный опыт, а именно многолетняя работа с напольными покрытиями и укладкой ламината.
Жизненный опыт, включая пятнадцать сексуальных партнерш, с той историей на Серегином мальчишнике, ладно, выходит пятнадцать с половиной, а также мой неудачный брак.
Пример моей жены, которая не занималась икебаной, а вышла из декрета, когда ребенку было 8 месяцев, но она, знаете, сама не хотела засиживаться, а с ребенком тогда сидела ее мама.
С сексом у нас не клеится. Думаю, потому, что жена моя недостаточно старается, не использует сексуального белья, не оживляет нашу половую жизнь задорным минетом по утрам, не качает пресс и попу, мало готовит и много времени отдает работе, а также встречам с подругами, беготне по магазинам и глупому хихиканию с кем-то по телефону ночами. Она не находит себя в любви ко мне, и я думаю, она в этом неправа.
Все вышеизложенное позволяет мне считать, что я знаю женщин глубоко и всесторонне.
Надежные опоры, которыми я руководствуюсь – рассказы и взгляды моих коллег по работе Лехи и Анатолия Евгеньевича, а также моего отца, большого знатока женского пола, высказанные многократно во время алкогольных возлияний на даче. Отец всегда говорит, что бабы дуры и не ценят своего счастья. Глядя на свою жену и свою мать, я согласен, что так оно и есть.
Также я прочел книгу «Сила женской природы», не помню авторов, в которой все совершенно ясно написано, чего женщинам нужно и к чему им правильно стремиться».”

Анастасия Рубцова

Поездка в Лондон, часть 3: секс-шопы

0

Я обычно все товары для взрослых покупаю онлайн – там выбор больше и удобнее искать и сортировать, но всегда в поездках хожу посмотреть, как устроен офлайновый ритейл для взрослых, потому что для многих это отдельное развлечение, и люди туда массово ходят. Последний раз в секс-шопе за границей была года три назад, если не больше, и привыкла, что каждый раз заходишь как в пещеру Аладдина.

В этот раз разочаровалась капитально. Все это есть в Москве, и смотреть вообще не на что. Для изучения масс-маркета ходила в магазины Harmony и AnnSummers, скукота, разве что оформлено как следует, а еще они безо всяких закрытых витрин стоят прямо на Оксфорд-стрит – улице, где продается все от кроссовок Nike до детских игрушек. Harmony на двух этажах, первый условно женский — будуарный стиль, разноцветные девайсы, чулки и все такое. В подвальном фетиш, БДСМ, мужской стафф, человекообразные пенисы и порнография.

В AnnSummers преимущественно белье, немножко игрушек, целая линейка девайсов Pornhub (с маркетинговой точки зрения блестяще, с этической не одобряю), кстати, скоро появятся в России, в подвальном этаже татуировочная и очень красивый и страшно бедный БДСМ-отдел. Я одно время любила AnnSummers и даже покупала у них белье (они на нем специализируются), первые игрушки тоже были исключительно оттуда, поэтому совсем взгрустнула – раньше мне все там казалось крутым, а сейчас магазин и магазин. На самом деле вроде бы радоваться надо, что у нас в целом не хуже, чем в Лондоне (разве что оформление обычно уныловато, точнее, отсутствует, и народу мало, а тут все бродят, будто за носками зашли), но где же моя детская радость при встрече с неведомым на каждой полке? Магия пропала!

Отдельным важным запланированным пунктом моего пребывания в Лондоне стал магазин Coco de Mer, в рассказах о котором приятно упоминать, что я его клиентка, хотя на самом деле падение рубля прекратило всю нашу товарно-денежную любовь. Хотя все равно регулярно захожу на сайт, они его каждые пару лет переделывают, иногда теряя атмосферу легкого безумия, но позаниматься виндоу шопингом все равно приятно.

Магазин находится на разукрашенной к Рождеству Монмут-стрит в десяти минутах ходьбы от Трафальгарской площади. Во времена Диккенса на ней жили в основном старьевщики:

«Обитатели Монмут-стрит — это особое, очень смирное племя. Живут они замкнуто, большую часть времени проводят в глубоких подвалах или в тесной комнате за лавкой, а на свет божий выползают только по вечерам, когда спадает жара: в летние сумерки они сидят на стульях, вынесенных из дома, курят трубки или смотрят, как резвятся в сточной канаве их прелестные детки — беззаботная орава малолетних золотарей. На лицах у взрослых задумчивость и грязь — несомненные признаки приверженности к торговле; а жилища их отличает полное пренебрежение к красоте и удобствам, столь обычное среди людей, которые поглощены сложными расчетами и делами и ведут сидячий образ жизни. Мы уже упоминали о древности нашей любимой улицы. „Камзол с Монмут-стрит“ было ходячим словечком сто лет назад, а Монмут-стрит все такая же, как была.»

Сейчас улица нарядная, на ней дизайнерские магазины да кондитерские с макаронами, а сам Coco de Mer набит дорогущим фетишным бельем, обучающими книгами, игрушками нечеловеческой красоты, приспособлениями для игр, винтажной эротикой и просто веселыми подарками — никаких сложных щщей, несмотря на ценники, у магазина нет. Наоборот, даже красные стены и полутьма делают все похожим не на бордель для богатых чиновников, а на женский клуб, где все — об увлечениях и интересах женщин. В этом году они наняли 50-летнюю Памелу Андерсон рекламировать магазин, и это тоже недвусмысленно демонстрирует, что совсем молодые женщины — не их аудитория, скорее предпочитают более взрослых и уверенно берущих все, что пожелается.

В рекламе, правда, у них сейчас полно юных и тощих, раньше же часто попадались женщины обычных размеров и с неретушированными складочками в разных местах, и сразу было понятно — вот женщина, которая живет, и секс у нее наверняка есть. С другой стороны, рекламные видеоролики говорят об эмоциях и ощущениях, а не продают конвенциональную сексуальную привлекательность, и хотя их периодически заносит в «а давайте сюда поставим модель без трусов, красивая же мебель», все равно не могу перестать любить. Магазин, который даже не пытается быть феминистским, и такой задачи никогда не ставилось, при этом он прославляет женскую уверенность и готовность наслаждаться.

Свежий ролик к Рождеству

Декадентский ролик «мы на самом деле культурные»

Ролик о настоящей любви с Памелой Андерсон

Знаменитый ролик 2015 года, весь о переживаниях изнутри

В самом магазине примерочные для белья набиты девайсами, у продавщицы лохматое каре цвета фуксии, анальные пробки и бондажные аксессуары заботливо переложены рождественскими украшениями, в магазине играют рождественские песни (лицензионные, как утверждает наклейка на двери).

Тут элегантность, сила, милота и домашняя атмосфера одновременно — я бы попросилась поставить диванчик и осталась жить, но вместо этого купила книжечку и кружечку. Книга — второе издание полного гида по анальному сексу для женщин Тристан Таормино (вдруг что новое узнаю). Кружка — цветочки и надпись «Pervert» (извращенец). Подходит только для правшей, потому что левша, удерживая кружку за ручку, будет пить прямо там, где внутренний принт, и он быстро сотрется (хотя кто знает, может, хорошо сделано). Зато правши будут наслаждаться картинкой при каждом глотке. Кстати, если вам нравятся милые вещи с непристойными надписями, посмотрите Locher’s, они на таком специализируются, к примеру, тут сумка с вышитой надписью This bag contains a whip, handcuffs and little black lace panties.

Внезапные покупки ожидали в в Хитроу (накануне случился небольшой коллапс из-за внезапно выпавшего сантиметра снега — и сразу самолеты не летают, поезда отменяют, закрыли целую ветку метро — в результате мой рейс тоже немного задержали), в дьюти-фри зависла перед стойкой с family planning. Там тесты на беременность, презервативы, лубриканты и секс-игрушки — все, что можно продавать без рецепта, оккупировано Durex преимущественно. Никакого особого загончика 18+ нет, игрушки стоят высоко, и все, кто до этого роста дорос, обычно уже не задают опасных вопросов сопровождающим громким голосом.

Раньше я в дьюти-фри всегда покупала презервативы максимально большими упаковками, сейчас предпочитаю, чтобы партнер сам разбирался, какой у него там размер, и сам же и закупался. Зато купила лубрикант K-Y Jelly (раньше постоянно им пользовалась, но в Мскв давно не видела, надо проверить, действительно он такой классный, каким я его помню, или просто тогда ничего лучше не было) и Durex Intense Little Devil. Не знаю, как может вибрировать девайс за пять фунтов, вот и проверю (у меня бывали по 10, иногда работали). Вдруг окажется, что это ок норм дорожный вариант. Хотя верится с трудом.

Поездка в Лондон, часть 2: культура

0

Праздный уикенд в Лондоне запланировала так, как всегда и везде: встречи с друзьями, музеи, прогулки по городу и исследование секс-шопов. В номере (остановилась в Britannia International, не понравилось, но мне сказали, что в Лондоне приличных гостиниц вообще мало) нашла гобелен с сюжетом «Отстань, я сплю» — прямо про меня, тоже своего рода искусство (и особенно умение игнорировать будильник).

Ходила в Tate Britain на выставку изображавших Лондон и ужасы войны импрессионистов и в Tate Modern на здоровенную выставку Модильяни (не знала, что он еще и скульптором был, а еще там классные подводки ко всему с нужным контекстом, например, что его голые женщины всегда были на самом деле для мужского взгляда, но, тем не менее, полиция даже требовала их убрать на первой выставке, потому что М нарисовал лобковые волосы, а это казалось неприличным).

Еще в Tate Modern познакомилась с девушкой Оксаной, которая меня читает (привет, Оксана!), и подумала, что это реально удивительно — встретить в другой стране человека, который знает о тебе и разделяет твои взгляды, и поскорее бы настало время, когда эти взгляды победят, чтобы мы не радовались друг другу как островкам в море хаоса, а воспринимали бы как норму, что так думают все или почти все, и удивляться совпадению бы не пришлось.

В Tate везде all gender туалеты, я сперва зависала, потом перестала замечать. Но так не везде, и потом зависаешь, когда надо искать женский, и стоишь, не врубаешься, чего от тебя эти таблички хотят.

В Tate Britain есть отличный сервис — насмотришься картин, подходишь к автомату и выбираешь, какой принт хочешь, включая размер и наличие рамы. Оплачиваешь на месте, потом присылают домой. Та же продажа постеров, но печатают on demand, это должно выходить дешевле и удобнее для музея, наверное, чем обычные магазины, хотя в обычных веселее самому покупателю шататься.

В воскресенье хотела сходить в Национальную галерею и Британский музей, в итоге зависла в Национальной на пять часов, Британский как-нибудь в следующий раз. План на Национальную был простой — посмотреть Гейнсборо, Тернера и Констебля, никогда, кажется, не видела их вживую. В итоге сначала провела много времени на выставках, а потом смотрела основную экспозицию. Одна выставка — подборка редко демонстрирующихся работ Дега из Burrell Collection, 20 пастелей вообще впервые показали за пределами Шотландии, где коллекция и живет. Дега поразительный, конечно. С одной стороны — анатомически точный, с другой — про тело как пристанище духа в первую очередь, а не тело само по себе.

Вторая выставка под названием Reflections была простроена таким образом: в центре портрет четы Арнольфини ван Эйка, за ним викторианского периода копия центрального фрагмента «Менин» Веласкеса, между ними круглое зеркало, принадлежавшее Уильяму Орпену, а вокруг импрессионистские и прерафаэлистские работы, на которые повлияла тема и портрета Арнольфини, и собственно зеркала и его активного участия в сюжете картины — от бытовых зарисовок до леди из Шалота. Выставка маленькая, но космическая совершенно, они раскладывают, например, разные типы работы зеркала в кадре — от углубления реалистичности до, наоборот, привнесения новых смыслов. Я ее обошла раза два, а потом еще посмотрела короткий фильм там же о появлении портрета Арнольфини в Национальной галерее (там отличная подборка голландцев, с этой картины собирать и начали).

В фильме показали смешной момент — картину напечатали в газетах, а поскольку фотографий тогда еще не было, только гравюры, собака с картины превратилась в маленького льва, и вообще весь портрет показали массовому зрителю ну очень приблизительно, и непонятно на самом деле, что лучше — тиражируя, показать всем, но неточно, или очень ограниченно, но давая прикоснуться к необыкновенному. Например, когда смотришь на портрет вживую, видно, что Арнольфини на Путина вообще не похож, совершенно другое лицо. По репродукциям казалось, что они почти близнецы, и этот мем живет уже своей отдельной жизнью, не имеющей с этой картиной, одновременно ясной и загадочной, ничего общего.

Немного зависла перед картиной ван Дейка с мыслью, почему любовь к высоким каблукам, яркой одежде и кружевам приписывают женщинам, если у нас есть прямые исторические свидетельства, что мужчины не отставали, а то и перегоняли, так что ничего природно-женственного в этом точно нет.

С этой мыслью сходила в Urban Outfitters.

А еще видела рекламу колготок в метро, и она отличная — потому что про колготки, а не о продаже мечты о женском счастье.

Часть первая: права человека

Часть третья: секс-шопы

Поездка в Лондон, часть 1: права человека

0

Зачем я ездила в Лондон: это был пресс-тур, организованный Thomson Reuters и оплаченный британский посольством в России. Тема — гендерное насилие и современное рабство. В 2015 году в Великобритании приняли акт о современном рабстве и принялись с ним (рабством, не актом) бороться. Собственно, нам показали, как это делается, и какие проблемы в Великобритании в принципе есть.

В определение современного рабства входит многое: торговля людьми, сексуальная эксплуатация, трудовая эксплуатация, детские браки, торговля органами и принуждение к криминальной деятельности. Короче, это обо всем, где люди рассматриваются как товар. Тур оказался очень интересный и насыщенный, я постоянно недосыпала, но все равно всего как-то мало, у меня появилась гора вопросов, ответов на которые пока нет и придется искать. Самым интересным конкретно для меня стало то, как координируется и осуществляется межведомственное взаимодействие, и как работают с информированием общественности.

Группа пресс-тура состояла из семи человек: спецкор Tayga.info Маргарита Логинова (была рада познакомиться, помню ее отличный текст об “Анонимных наркоманах”), главред и издатель Yuga.ru Артем Беседин (мощный текст о краснодарских пенсионерках-видеоблогерах и кто за ними стоит), политический обозреватель “Независимой газеты” Алексей Горбачев, Белла Рапопорт (не потерявший свежести текст про распространенность сексизма), Анна Макеева из “Коммерсанта” (пишет в основном про образование, я на ее тексты регулярно ссылаюсь, как выяснилось), спецкор Fontanka.ru Ирина Тумакова и я, конечно.

Ездили в Кент, разговаривали с Кристиной Гаврилович, координатором антирабского партнерства полиции Кента и Эссекса — там ловят организаторов торговли людьми и занимаются выявлением их жертв. Рассказывали, как работают разные каналы передачи информации: к примеру, соцсетки для объяснения потенциальным пострадавшим, что можно обратиться за помощью, не работают, потому что у них обычно слабо с доступом к интернету, а еще они часто по-английски не говорят или говорят плохо. Поэтому лучше работают, например, стикеры на остановках, в автобусах, на бензоколонках — на разных языках (вьетнамском, литовском, румынском, албанском и тд) с объяснением, куда звонить (еще надо учитывать, что они зачастую незаконно ввезенные мигранты).

Еще у них есть программа работы с местным сообществом — и всякие медиа, и те же стикеры, объясняющие, куда обращаться, если заподозрили, что кто-то в рабстве, используется в проституции и тп. В итоге половину случаев сами местные жители и выявляют. При этом сами пострадавшие от трафикинга могут себя таковыми не ощущать, потому что приехали из мест, где они были бедными, возможно, бездомными, их били, насиловали и так далее, поэтому представления о норме у них смещенные. Также обучают медсестер распознавать признаки такого рода абьюза, таксистов (например, обученные могут распознать, не везут ли ребенка для сексуальной эксплуатации), полицейских обучают всерьез и подолгу, и вообще процессы очень сложные и многоуровневые — от уровня страны до графства и локальной работы.

Ездили в убежище для пострадавших от трафикинга и их детей, место секретное, снимать и записывать на диктофон нельзя, исписала половину блокнота (записывать на русском, слушая третий или пятый за день вариант английского английского, оказалось отдельным скиллом, который удалось прокачать). Пострадавшим там оказывают психологическую помощь, разбираются с документами, подкидывают денег, детей устраивают в школу, а потом приходит иммиграционная служба, и там уже как повезет. Сами обитатели с нами встречаться отказались, боятся, что их найдут, так что общались с сотрудниками. Там тоже все довольно сложно устроено, но сложнее всего оказалось нам самим отвечать на вопрос, а что Россия делает, чтобы остановить трафикинг, особенно учитывая, что без трудовых мигрантов стране придется очень тяжело.

Ездили в парламент на ивент ActionAid (занимается борьбой с бедностью и несправедливостью), посвященный правам женщин, завела пару полезных (ну, я надеюсь) знакомств и съела клубничину. У меня нет ни одного снимка из Вестминстера и вообще фотографий очень мало – в основном старалась находиться в моменте и по максимуму включаться в ситуацию. Или спать.

В Reuters не ездили, а ходили пешком, там показывали, как устроен ньюсрум, три офиса в разных часовых зонах (Лондон, Нью-Йорк и Сингапур) и систему мониторинга и сортировки входящих материалов, довольно захватывающе (для меня, как человека, постоянно вынужденного выстраивать редакционные процессы), даже ненадолго захотелось вернуться в СМИ. Удерживает в основном то, что все это требует огромных вложений — финансовых, структурных, просто автоматизации и тп, — поэтому мало где внедряется. Ощущать себя стажером, которого водят по опенспейсу, довольно весело на самом деле. Еще встречались с шефом местного бюро (у него охрененный русский и отличная ловкость ухода от прямых ответов) и ходили на экскурсию в Би-Би-Си — европейский отдел.

Там опять же интересно, как вещи решаются технологически (меня лично всегда заботит, что делать с несовпадением часовых поясов), но рассказывать предпочитают о творческих процессах. Из офиса Би-Би-Си я вынесла главным образом фотки с Доктором Кто, потому что меня, как известно, интересует только одно! Но это пока только Капальди — новая Доктор ещё не появилась.

Ездили в Ноттингем в The Rights Lab — исследовательское отделение университета, где разбираются, как современное рабство влияет на общество вообще, как возникает, как людей вытаскивать и не давать вернуться обратно и тп. Говорят, это самая известная в мире лаборатория такого рода, и они работают в связке с госслужбами и влияют на их работу. У них есть подразделение, например, которое привлекает экспертов и волонтёров для работы со снимками со спутника, а потом загоняет результаты в нейросеть для обучения, чтобы она сама находила рабовладельческие места.

Нам показывали пример с кирпичными заводами в Бангладеш, которые находятся не в тех местах, где должны, то есть скорее всего за взятки, а значит и условия труда и оплаты там скорее всего не соответствуют выбираемым свободно. Работы там непочатый край, потому что в каждом регионе свой контекст, в России, наверное, пришлось бы сауны искать, но не знаю, можно ли на фото со спутника разглядеть вывески. Рассказывали про работу четыре сотрудницы, я спросила, у них во всей ли лаборатории только женщины? Ну как сказать, отвечают, волонтёры в области прав человека обычно женщины, так как-то и получается, зато начальство у нас мужчины. Для интересующихся у них есть бесплатный онлайн-курс с введением в тему борьбы с современным рабством.

Там же в Ноттингеме встречались с сотрудником GLAA — это организация, лицензирующая производство (сейчас в основном это производство еды – сельское хозяйство, сбор моллюсков, садоводство, упаковка) на соответствие соблюдения трудовых прав с широчайшими возможностями, включая даже прослушку телефонов и возможность быстро получать ордер для вторжения на территорию, если есть подозрения, что условия лицензии нарушаются. Задача: обеспечить работникам соблюдение трудовых норм и минимальной оплаты труда, покупателям понимание, что они не пользуются результатом рабского труда, а работодателям защиту от конкурентов, использующих рабский труд и потому более с более дешевым товаром — без лицензии GLAA в Великобритании работать незаконно.  У них есть листовки и буклеты для рабочих на русском — для выходцев из СССР как общий язык, хотя у приезжающих молодых и английский ничего.

В Ноттингеме после встреч успели сходить в парк посмотреть Уоллатон-холл — елизаветинской постройки мини-замок, его показывали как дом нолановского Бэтмена. Рядом озеро и олени бродят, умиротворяюще. Потом сходили в паб, про который утверждается, что ему 800 лет, еда там отличная, на стульях долго не усидишь.

В Лондоне ездили к уполномоченному по борьбе с современным рабством — у него целый офис, и занимается он разработкой стратегий для изменения ситуации в стране, а еще связывает разные структуры друг с другом, чтобы они работали вместе, потому что идея обучить каждого патрульного распознаванию жертв рабства и алгоритмам действия отличная, но также есть медицинские работники, соцработники, учителя, водители, пограничники и другие люди, которые могут с рабством сталкиваться постоянно.

Ездили в МИД, где получили много и точных, и обтекаемых ответов, но это обычное дело, их цель — не с другими странами ссориться, а поставленные своей задачи решать. В UK, например, вьетнамцы держат нейл-бары, и там работников натурально эксплуатируют без соблюдения трудовых прав, причем ввозят их в страну другие вьетнамцы преимущественно. Значит ли это, что Вьетнам — ужасная страна? Нет, это значит, что там, где бедность, возникает насилие. Впрочем, когда сидишь в одном из кабинетов министерства, чувствуешь себя немного в сериале “Yes Minister”, и это многое объясняет. А пока сидела в МИД, мне Инстаграм заблокировал аккаунт, и я до сих пор пытаюсь его вернуть обратно, так что потом туда надо будет дозалить еще каких-то постов для тех, кто все пропустил.

Встречались с Джули Биндел, она журналистка и писательница, уже много лет радикальная феминистка, политическая лесбиянка, защищает права женщин, как-то помогла 17-летней девушке избежать тюрьмы за убийство сутенера, подробно исследует трафикинг, выступает против порно и проституции как унижающих женщин, не верит в бисексуальность и трансгендерность, считает брак устаревшей конструкцией, признает, что в суде проще и менее унизительно выступать как насильник, а не как жертва изнасилования, в общем, всегда от кого-нибудь да огребает. Обсуждали в основном положение женщин и детей, подвергающихся сексуальной эксплуатации по всему миру.

Об организации поездки:

— Заплатили ли мне? — Нет.

— Должна ли я написать хвалебную статью? — Нет, надо просто что-то написать.

— Что оплатили? — Визу, билеты на самолет, такси от аэропорта и обратно, гостиницу с завтраком на время пресс-тура, интернет в гостинице, билеты в поездках, карту на общественный транспорт Лондона на неделю, еду (компенсировали до 30 фунтов в день, я тратила по 20-25, чеки надо было сохранять и сдавать, алкоголь не оплачивался). Из-за несовпадения курсов некоторые компенсации были немного ниже, чем я на самом деле потратила (например, заплатила в долларах за визу и в фунтах за быстрое рассмотрение визы, банк снял оплату в рублях по своему курсу, а компенсацию я получила в фунтах, пересчет в рубли оказался неутешительным).

— За что я платила сама? — За аэроэкспресс в Москве, сервис выгула, чтобы моя собака была всем довольна (ценник получился изрядный), мобильный интернет (у МТС это стоит 290 рублей в день — подписываешься и пользуешься телефоном по тому же тарифу, что и дома, например, у меня были бесплатные входящие, несмотря на роуминг).

— Довольна ли я поездкой? — Да, я поймала инсайты, о которых и не догадывалась, но было довольно тяжело, я хотела бы спать больше. Кроме того, я очень хотела встретиться с кем-то, кто занимается разработкой школьной программы сексуального образования (в Великобритании оно станет обязательным с 2019 года). Плохая новость: не получилось. Хорошая: набрала на встречах полезных контактов, возможно, удастся выйти на нужных людей через них.

— Пресс-туры вообще полезны? — Понятия не имею, съездила впервые в жизни. Думаю, вылететь из рабочего графика на неделю могут себе позволить только либо безработные, либо люди, которым очень надо, либо сотрудники с редакционным заданием. Так что в следующий раз если и поеду, то только туда, где будет больше свободного времени, либо это будет так же существенно лично для меня, как и сейчас.

— Сколько времени я провела в Лондоне? — Я попросила взять обратный билет на дату на два дня позже, чтобы посмотреть город на выходных, раньше я в Лондоне не бывала. Ходила по музеям и встречалась с друзьями, платила за себя сама, но расходов оказалось не очень много, потому что оккупировала гостевую комнату у друзей, выданная транспортная карта работала до конца недели, а в Tate водила подруга с членской карточкой, так что мы везде проходили бесплатно, что мне сэкономило на выставках 36 фунтов (почти три тыщи рублей, довольно чувствительно).

— Почему я так много написала про деньги? — Для ясности, что меня никто не подкупал, во-первых, и это не отпуск, а рабочая поездка, во-вторых.

Часть вторая: культура

Часть третья: секс-шопы

С возрастом юноши начинают меньше ценить девственность

0

Социолог Дмитрий Тихомиров из Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова сообщает:

“Традиционная для русской культуры установка на добрачное целомудрие утратила свое былое значение, но не исчезла вовсе. Опрос студентов показал, что сохранение добрачного целомудрия представляется важным для 34% респондентов, противоположного мнения придерживаются 54%. Половозрастные характеристики не проявили определяющего влияния на дифференциацию восприятия добрачного целомудрия как социальной нормы или отклонения. Большинство юношей и девушек отметили, что сохранение девственности до брака не является для них важным. Вместе с тем серьезные половозрастные различия проявились среди юношей в возрастной группе 20–24-летних. Так, если в группе 17–19-летних добрачное целомудрие представляется важным для 40% юношей и 35% девушек, то в группе 20–24-летних — для 15% юношей и 32% девушек. Дифференциация отношения студентов к добрачному целомудрию как социальной норме или отклонению главным образом определяется их религиозной принадлежностью. Отношение к добрачному целомудрию среди всего массива религиозных студентов противоречивое: 46% полагают, что девственность важна, а 42% придерживаются противоположного мнения. Значительные отличия высветились в отношении к добрачному целомудрию не только между религиозными, нерелигиозными и неверующими студентами, но и между различными религиозными группами. Наиболее четкую позицию в восприятии девственности как социальной нормы проявляют мусульмане, наименее четкую — православные. Добрачное целомудрие важно для 72% мусульман и только для 36% православных.”

Цисгендерность – искусственная идентичность

0

“В этом смысле интересно глянуть на концепт цисгендерности — ее часто понимают как нахождение в гармонии с приписанным полом/гендером, но зачастую, это не столько гармония, сколько отсутствие даже мысли о возможности чего-то другого, полное слияние с навязанной извне идентичностью. В этом контексте трансгендерный переход будто бы возвращает контроль человеку, который испытывает дискомфорт. А этот дискомфорт как раз и подстегивает рефлексию. Люди, конечно, часто не осознают это как свое решение и самоопределение, да и возможные опции ограничены, но даже такой выбор — это выбор, переопределение себя. Это не обязательно сопровождается осознанием сконструированности гендера, но если да, то приходишь к интересной мысли. Патриархат самовоспроизводиться через передачу идентичностей (путем воспитания и социализации), через наше самоосознание. Если достаточное статистически количество людей и сообществ перестанет себя определять через пол или гендер и удалит эти структурные категории из социальной системы, патриархат потеряет свою самую базовую опору в нашем сознании и обществе. Если нет мужчин и женщин (как социальных групп), нет и патриархата. При этом такая модель может казаться кощунственной двум противоположным сообществам: традиционалистам (понятно, почему) и радикальным феминисткам — потому что разрушает женскую самоидентификацию и будто бы смешивает насильников с жертвами. Парадоксально, но подход радфем, как по мне, с одной стороны полезен и важен — потому что важно помнить историю, чтобы не повторять ее трагедии, и важно объединяться со своими, с такими же угнетенными но с другой — он укрепляет то, с чем борется, потому что бетонирует идентичности и различия, не давая никакого шанса их преодолеть. И в перспективе маячит состояние бесконечной безнадежной войны.”

Дом на склоне горы