0

Когда христианство стало официальной религией империи, оно заключило союз с римской государственностью и греческой культурой. Христианство столичное, рафинированное, образованное, приближенное к трону унаследовало от античности любовь к эротической поэзии и изящному сочинительству. В VI веке, когда язычников казнили смертной казнью, придворные поэты императора Юстиниана писали весьма откровенные любовные стихи. Высокий чиновник Павел Силенциарий, автор торжественной оды на вернисаж только что отстроенного храма святой Софии, сочинил еще и огромное количество весьма откровенных эпиграмм, вроде такой:

Груди в руках, уста на устах,
серебристую шею
Я обнимаю и свой вовсе я ум потерял.
Пенорожденною всей овладеть
я тщетно стараюсь:
Дева не хочет со мной ложе свое разделить.
Делят у ней пополам Афина
и Пафия ложе,
А между ними двумя я постоянно томлюсь.

Таким образом, на разных этажах культуры работали разные правила. Однако к VII столетию постепенно происходит слияние светского и религиозного. Церковные установления входят в число государственных предписаний. Каноническое право сливается с уголовным, предосудительное с моральной точки зрения становится уголовно наказуемым. Официальная позиция: самое лучшее — воздержание, любовь должна быть направлена исключительно к Богу.