0

Папа Иоанн XII, которого Лиутпранд знал, если так можно выразиться о судье, лично, вообще-то мало кого интересует. Всем интересны именно его мама и бабушка, которых Лиутпранд ославил “шлюхами”. Только надо помнить, что как раз этих римских патрицианок Лиутпранд не знал, так что все его грязные намёки — всего лишь грязные намёки.

В полной мере оценить достоверность информации Лиутпранда о тосканских графинях, которые якобы распутничали с папами и крутили ими, как хотели, можно только, поняв, что он был последовательным и стойким женофобом. Он ни об одной женщине, кажется, не отзывается хорошо, и почти о каждой — как о шлюхе. Особенно он ненавидит женщин, которые смеют участвовать в политике, а неудачных политиков обзывает женственными.

Когда речь заходит о женщинах, Лиутпранд всё сводит к сексу. Эрменгарда Иврейская “получила власть над всей Италией”, как он пишет? Ну понятно — “причиной же её власти было то, что она, — стыдно и сказать, — вступала в плотские связи со всеми, не только со знатью, но и с простолюдинами”. Правда, Эрменгарда оказалась коварным политиком, она сеяла феодальные междоусобицы среди итальянцев: “Сильное волнение было вызвано из-за слабости плоти красотой Эрменгарды, ибо одним она дарила свою любовь, а другим в ней отказывала”.

Женоненавистничество Лиутпранда — не тривиальный факт. Может быть, это его личная фобия, возможно, это специфически лангобардское. Источников нет, не проверишь. С уверенностью можно сказать, что ни саксы, ни франки, ни итальянцы того времени этого женоненавистничества не разделяли и к участию женщин в феодальных разборках относились спокойно.

Другое дело, что распутство в соединении с кощунством для всех людей той эпохи было стереотипным признакам врага. Не только Лиутпранд мог бы написать:

“Служителей Божьих тащили в оковах, дев, посвящённых [Ему], насиловали, а замужних бесчестили. Церкви не могли быть убежищем для спасающихся бегством. Ведь в них устраивались пиры и оргии, совершались непристойные деяния и пелись неприличные песни. Даже женщины в них, — о ужас! – открыто предавались разврату”.

Это клише, в котором специфична для Лиутпранда только последняя фраза. Что значит “женщины предавались разврату”? Без мужчин? Нет, конечно, просто мужской разврат для Лиутпранда — за скобками, он не разврат, а всего лишь “непристойные деяния”.

Яков Кротов, “Богочеловеческая комедия”