0

Дисциплинарные практики в отношении девочек и формируют львиную их субъективности, если не всё их субъективное пространство, так как на самом деле происходит не развитие субъективности, а интроекция стереотипа. Основные положения этого стереотипа таковы:

— Женское тело несовершенно, оно нуждается в постоянных усовершенствованиях и украшении. Социально приемлемо только идеальное тело.
— Привлекательность и сексуальная привлекательность — это одно и то же; если кто-то хорошо относится к тебе, он должен тебя «хотеть» и наоборот: «хотение» предполагает благорасположенность.
— Женское тело враждебно (своей неидеальностью) по отношению к самой женщине (=отчуждение), к нему необходимо применять постоянную дисциплину, чтобы застраховать себя от потери привлекательности, прежде всего, это диета, «здоровый образ жизни» и мода. Женщина должна «следить» за собой (но «заботиться» о других).
— Стареть неестественно и аморально; общество имеет право осуждать за морщины; целлюлит — это удел неудачниц.
— Стилизовать тело — единственный доступный для женщины способ выразить себя. «Выражение себя» должно строго соответствовать предписываемым для этих целей способам.
— У женщин не может быть собственного критерия привлекательностинепривлекательности, красоты-некрасивости.
— Единственный верный критерий — оценка со стороны других (понравилась-не понравилась).
— Награда за красивое тело — мужская любовь и протекция.

Задача, которую ставит общество перед женщинами, — это «послушное тело», которое можно контролировать, использовать, переделывать и усовершенствовать. Психологически женщины приучаются к тому, что их тело (и, как следствие, они сами, потому что их личность совпадает с их телом) должно быть легитимированным через «желание» или «нужды» другого (в большинстве случаев это одно и то же), и что любая манипуляция с их телами со стороны других не только «нормальна», «естественна», но и желательна . Эта установка коррелирует с установкой «быть-для-других» и находится в прямом противоречии с инстинктом самосохранения. Это приучение осуществляется прежде всего с помощью диффузного контроля, который находится везде и нигде одновременно, и осуществляется всеми и никем. Главный механизм диффузного контроля — уничтожение интимного, персонального пространства: девочка/женщина всегда должна быть на виду, чтобы можно было контролировать и оценивать ее телесные (приравненные к личностным) характеристики.

Во всем этом бреду имеется момент: женское идеальное тело не должно быть телесным и материальным. У этого тела не может быть потребностей, болезней, отправлений, у него не должно быть даже органов — это бестелесное тело, гладкая поверхность, в буквальном смысле слова «Идеал», и достигается он в основном за счет подавления (ключевое понятие «феминности» и ее «мистики») физиологических проявлений (опять возвращаемся к дисциплинарным практикам). Перефразируя поговорку про мертвого индейца, лучшая женщина — это та, которой нет.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущее
Следующее