0

Сексуальным является то, что вызывает у мужчин эрекцию. Самые сильные эрекции бывают при виде чужого страха, враждебности, ненависти, при виде беззащитности ребёнка или инфантилизированной (например, маленькой, худенькой, очень молодой на вид) женщины, при виде чужого бессилия, ограниченности в возможностях, при чувстве собственной власти над теми, кто находится в положении заложника, в ситуации “я приказываю, ты исполняешь приказ”. Они бывают особенно сильными от отвращения, презрения, брезгливости в контексте отношений человек/вещь, господин/раб, господство/подчинение.

Порнография не является “извращением” “нормальной сексуальности”, порнография — это правда о сексе/сексуальности в том виде, в котором они нужны мужчинам, порнография позволяет мужчинам иметь всё, что они желают сексуально, так как напрямую связывает сексуальную объективацию женщин и мужское сексуальное возбуждение, мужские модели познания, верификации, объективности-объективации. Порнография показывает нам то, как мужчины видят мир, как получают к нему доступ и как овладевают им. Порнография объясняет нам, что то, что мужчины желают сексуально, — это связанные, насилуемые, униженные, деградировавшие женщины, женщины под пытками, женщины, которым причиняют боль, женщины над которыми издеваются, которых избивают и убивают, и которые отвечают на всё это сексуальным возбуждением, энтузиазмом и улыбками. Это сексуально доступные женщины, которые желают быть сексуально использованными. В порнографии каждый акт насилия над женщинами и детьми превращается в сексуальность, становится “сексапильным”, становится развлечением. В порнографии женщины становятся любой вещью, которую можно безошибочно определить как “менее человеческую”: это животные, неодушевлённые предметы, дети и другие женщины, которые “меньше, чем женщины” (негритянки, азиатки, латинки, еврейки, беременные, инвалидки, умственно отсталые, нищенки, старухи, толстухи, маленькие девочки, домработницы и т.д.)