0

“Привет, Сэм! Я уже как-то писала, что ты сильно повлияла на моё сознание и если раньше мне казалось, что насилие меня не касается — то я сейчас я переосмыслила ситуации из прошлого.Например, один раз меня увезли без предупреждения и не выпускали из загородного дома, а другой раз человек без согласия отлупил ремнём до черноты на всём заду. Сейчас я понимаю, что это харассмент, но, тем ни менее, не понимаю , что можно предпринять в подобных ситуациях? Заявление же на такое в России не напишешь…”

Привет! Очень сочувствую вам, потому что это вообще не харассмент (то есть приставания), а прямое насилие. В первом случае — похищение и незаконное удержание, а это подсудное дело. Меня однажды попыталась задержать охрана супермаркета, когда я отказалась давать сумку на осмотр, я у них на глазах позвонила в полицию, сказала, что неизвестные мне мужчины меня удерживают против моей воли и хотят куда-то увести (они пытались отвести меня в подсобку). Полицейские приехали минут через 15, устроили разнос охранникам и спросили меня, буду ли я писать заявление. Я не стала (зря, наверное), а также не могу гарантировать, что полиция всегда будет на нашей стороне (опыт показывает, что это далеко не всегда так), но вообще никто и никогда не имеет права нас увозить, удерживать и вообще ограничивать передвижение.

К женщинам постоянно относятся так, будто их желания ничего не значат: считается нормальным и даже романтичным сгрести, например, женщину в охапку и куда-то уволочь, несмотря на ее сопротивление. Это насилие и оценивать мы это должны как насилие, даже если знакомые и полиция уверяют, что ты сама хотела. И доказать в таком случае, что увозили и удерживали против воли, становится, конечно, сложно.

С “отлупил” попроще: ехать в травмпункт, документировать повреждения, искать адвоката, потому что справиться с бюрократической машиной подачи правильно оформленных заявлений и прессинга “а как ты у него дома оказалась, сама виновата” самостоятельно сложно. Но физические травмы — штука объективная, тут российскому законодательству крыть нечем.

На самом деле мы живем в ситуации, когда многие ситуации насилия остаются безнаказанными не потому даже, что полиция противодействует, а пострадавшие не судятся, а потому, что закон о них ничего не говорит. Поэтому в легальных рамках предпринять что-то можно не всегда. Но почти всегда можно не молчать и открыто заявлять о том, кто как поступает, потому что это не нас должны стыдить, а агрессоров, и они должны понимать, что это аморально и недопустимо, даже если законом такие истории не предусмотрены. Чем больше говорим и больше осуждаем преступления против личности (а все описанное — именно оно), тем ближе день, когда и законодательство подтянется.