Дискуссия о легализации проституции: почему я против

0

Выступила в дискуссии о легализации проституции, я против, конечно. Аргументы “за” озвучила соосновательница конференции Sexprosvet 18+ Татьяна Дмитриева. Текст тут - http://www.sncmedia.ru/love/antagonisty-za-i-protiv-legalizatsii-prostitutsii/. Полный текст моего ответа с ссылками на источники, подтверждающими мои утверждения, среди которых новости, материалы исследователей и прямая речь работниц секс-индустрии, привожу здесь:

  1. Легализация не решает вопрос удовлетворения потребности в сексе законными путями, потому что потребности в сексе не существут: монахини, полярники и космонавты на МКС живут без секса столько, сколько понадобится, и у них не возникает никаких проблем с физическим и психическим благополучием. Секс — это возможность развить и закрепить близость с человеком, способ реализовать собственную сексуальность, а также огромное удовольствие, но не базовая человеческая потребность. Оргазм при желании достигается мастурбацией, а вот права на использование чужого тела нет ни у кого, сексуальное взаимодействие — это результат умения договариваться и учитывать интересы и пожелания партнера, но отношение клиента к проституткам в корне другое. Кроме того, клиенты проституток часто женаты или имеют постоянную партнершу (то есть у них нет неудовлетворенной потребности в сексе) и идут не за обычными сексуальными практиками, а за особенными — например, с несовершеннолетними, без презервативов, с унижениями и повреждениями, включенными в меню легального борделя: порезы женщин, дефекация на них и т.п. С физическим насилием и изнасилованиями, в том числе групповыми, сталкиваются почти все проститутки в мире. Клиент платят за насилие и контроль, а не за секс.
  2. Легализация не помогает людям с ограниченными возможностями, у которых доступа к другим людям практически нет, потому что таким образом лишает их возможности учиться разнообразной человеческой коммуникации и выдает им только одну роль — обманутых клиентов. Проститутки открыто говорят, что ненавидят любых своих клиентов, каждый раз хотят, чтобы он поскорее ушел, и все их приветливое отношение — фикция. Поэтому правильный выход: развивать доступную среду, чтобы людям с ограниченными возможностями были доступны передвижение, образование, работа и культурный досуг, тогда они смогут самостоятельно заводить отношения и находить подходящие именно им форматы сексуального взаимодействия.
  3. Легализация не превращает проституцию в обычную работу: в Германии и Голландии, где проституция абсолютно легальна, местные проституцией не занимаются, это для приезжих из более бедных стран женщин, у которых нет других перспектив (около 90%). Бесперспективность — основная причина, почему женщины в принципе идут в проституцию (нищета, стеклянный потолок в привычной сфере занятости, наркозависимость, наличие детей при отсутствии мужа и т.д.), и никто не хочет в ней оставаться. Большинство проституток в Голландии хотели бы покинуть проституцию, но не могут или не знают, как это сделать. Проституция — это необходимость постоянно отключаться от переживаний собственного тела, что ведет к серьезным последствиям для психики. В любом другом случае мы называем изнасилованием ситуацию, когда женщина не хочет заниматься сексом вообще или с этим конкретным человеком, но вынуждена это делать из-за внешних обстоятельств, а для проститутки быть ежедневно изнасилованной становится работой. Две трети проституток страдают от посттравматического стрессового расстройства, 50-75% пытались хотя бы раз покончить с собой, проститутки чаще, чем люди других профессий, страдают от депрессии и зависимостей. Легализация не поменяет психику и ее реакцию на нежеланный секс.
  4. Легализация не защищает проституток и не помогает им. В странах с легализованной проституцией проститутки употребляют больше успокоительных медпрепаратов, а доходы проституток в странах с легализованной проституцией сильно снизились. Местами один акт можно купить за 10 евро, существуют системы flat rate — за 50-100 евро покупается неограниченный доступ к женщинам, пока находишься в борделе. В Германии только у 1% проституток есть рабочие контракты, а медицинская страховка дорогая, потому что профессия рискованная. При этом проституткам приходится делать гораздо больше неприятных для них вещей, чем раньше — об этом рассказывают, например, работающие в Новой Зеландии женщины, где коммерческий секс легален. В борделях существуют системы штрафов за отказ работать с конкретными людьми или предоставлять конкретные пратики, в Баварии суд признал законным требование борделя к проституткам соглашаться на секс без презерватива. Легализация помогает исключительно клиентам (проституция становится дешевой, а походы в легальные бордели не обременяют совесть), сутенерам (в легальной секс-индустрии заняты огромные деньги, бордели строятся на каждом шагу, это бесконечный человеческий конвейер) и правительству (налоги от борделей). Женщинам достаются только заболевания, психические расстройства, стигматизация и быстрый выход на неоплачиваемую пенсию. Многолетняя международная практика показывает, что легализация проституции — это возможность использовать женщин точно так же, как и раньше, но законно и поэтому еще доходнее и без каких-либо бонусов для самих проституток.
  5. Легализация не снижает уровень секс-трафикинга. Самый высокий уровень торговли людьми и сексуальной эксплуатации наблюдается как раз в странах, где проституция легализована, и она повышается после легализации, а не всегда была таковой. В легальном борделе проще спрятать рабынь и поток клиентов к ним, чем в местах, где проституция незаконна, полиция практически бессильна. Работорговля гораздо выгоднее законной оплаты и предоставления нормальных условий труда: через каждую женщину можно прогонять по несколько десятков человек круглые сутки и практически ничего не платить. Проститутки рассказывают, что жаловались клиентам и просили помочь выбраться, но те их не слушают, потому что клиентам необходимы дешевые женские тела, и и все равно, каким образом это достигается. Несовершеннолетние девушки, дети и женщины с ментальными нарушениями, обманутые избитые женщины в рабстве, которым негде найти защиту, — это обратная сторона легализации проституции.
  6. Легализация существенно нарушает принципы гендерного равенства. Основные потребители проституции — мужчины. Основное количество проституток — женщины. Если женщину можно за деньги законно насиловать вне зависимости от ее собственных пожеланий, это отношение рано или поздно переносится и на других женщин. На первом месте отказываются желания мужчины, и невозможно представить, чтобы взгляд на женщину как инструмент включался на входе в бордель и выключался при выходе. Когда в Кельне накануне наступления 2016 года произошли массовые нападения на женщин на улицах, все были в шоке. В Кельне, кстати, находится самый большой в мире 12-этажный бордель Pascha, принимающий 1000 клиентов в день. Можно ли увидеть разницу между женщинами, которые ходят на работу в Pascha или в обычный офис, и существует ли она? И в какой момент женщина превращается в безответную жертву, с которой можно делать что угодно? Легализация проституции угрожает всем женщинам и их безопасности, а не только вынужденным выбрать проституцию, чтобы прокормить себя и свои семьи.