0

Уровень женских самоубийств в Японии из года в год остаётся примерно неизменным, в районе девяти тысяч человек. Мужские составляют семьдесят процентов, и именно они влияют на количество самоубийств в год. Это можно объяснить гендерным дисбалансом в обществе, где в семьях мужчины традиционно выступают кормильцами и, практически не видя детей, «сгорают» на работе. Они более уязвимы перед финансовыми и социальными проблемами.

Возьмём, к примеру, последний год. Самая распространённая причина — проблемы со здоровьем — на протяжении нескольких десятков лет лидирует с большим отрывом и составляет тридцать девять процентов (11 014 человек). Далее — экономические и бытовые проблемы (3 522), семейные проблемы (3 337), проблемы на работе (1 978), проблемы взаимоотношений с противоположным полом (764) и школьные (319). Как правило, причины накладываются или вытекают одна из другой, поэтому статистика довольно приблизительная. Например, проблемы со здоровьем включают в себя как страдания от тяжёлых физических заболеваний, так и от психических — шизофрении, психосоматических расстройств, депрессии и алкоголизма. Появлению последних трёх часто способствуют совсем не связанные со здоровьем причины.

Чтобы понять мотивы конкретнее, нужно учитывать взаимосвязь с возрастом, профессией. И в Японии она вполне логична. Максимальное число суицидов совершают люди в возрасте от шестидесяти лет и старше — 8 558 человек. Сказывается общее старение нации. Меняется ритм жизни: в Японии больничные не оплачиваются, а болезнь причиняет неудобство коллегам и клиентам, поэтому все недуги сдерживаются принципом «Нельзя болеть, нужно работать!», и после выхода на пенсию они наконец дают о себе знать. И многие от болезней просто устают: «Если я не могу вернуть здоровье, то проще уж умереть». Эвтаназия запрещена. Тут же сказывается одиночество: дети выросли, и старики остаются сами по себе. Те, у кого есть семьи, чувствуют себя виноватыми перед ними: «Я слишком долго живу и мешаю детям».

За ними следует категория сорок-пятьдесят девять лет — 7 783 случая. Этот возраст в Японии, как ни странно, считается «расцветом сил», когда человек уже обладает опытом и достиг определённого уровня ответственности. Но пожилых всё больше, и каждый год ходят слухи, что пенсий на всех вот-вот не хватит. А банкротство компании или увольнение в этом возрасте сродни катастрофе. Новое место найти невозможно, да и силы не те. В попытке обеспечить безбедное будущее некоторые японцы рискуют и берут займы для бизнеса, но не всегда это становится спасением — скорее наоборот.

В современной Японии средний возраст замужества  у женщин — двадцать девять лет, у мужчин — тридцать один. Поэтому в возрасте тридцати-тридцати девяти лет на первый план выходят семейные трудности: разногласия в паре, проблемы молодых родителей и разочарование в браке. В апреле 2015 года в префектуре Тотиги в небольшом городке с населением чуть больше ста тысяч человек с разницей в неделю покончили с собой две женщины-подруги (их имена и возраст не раскрываются), чьи дети учились в одной школе. Первая, А., мать двоих детей, стала объектом издевательств со стороны матерей одноклассников дочери, ученицы начальной школы. Женщину то отчитывали за неправильное воспитание ребёнка, то нарочито игнорировали как «живьём», так и в родительской группе в сети. А поводом для неприязни и преследований стал безобидный рассказ девочки одноклассникам о семейной поездке, что было воспринято как хвастовство. «Её утром нашла дочь и вызвала скорую, а местность холмистая, и бригада не сразу добралась до дома. Всё это время девочка бегала из стороны в стороны и кричала: там мама, мама!» — рассказывает сосед.  

Вторая женщина, Б., мать четверых детей, активная участница родительских комитетов, обращалась к руководству школы по поводу издевательств в отношении дочери-старшеклассницы, чем тоже вызывала открытую неприязнь со стороны «коллег-мам». «На собрании после самоубийства А. ей  так и сказали: „А. повесилась, как поступишь ты?“ Она ушла вся в слезах. И ровно через неделю после А. тоже повесилась», — рассказывает свидетельница случившегося.