“Биология поведения человека” (и немного социология)

0
743

Продолжаю слушать курс Роберта Сапольски “Биология поведения человека”, начало тут. Кстати, в обсуждениях выяснилось, что курс не очень новый, а так он от упоминаемой идеи менструальной синхронии уже отказался, http://allchymist.livejournal.com/10229.html – тут подробнее о том, почему ее не существует.

Сапольски объясняет, по каким моделям может функционировать социальная жизнь приматов, и насколько существенно понимать, что именно мы изучаем, как полученные знания интерпретировать, и что из наблюдаемого откуда берется. Например, первые социобиологи, утверждавшие, что для человека естественны мужское доминирование, сексуальное насилие и стремление к строгой иерархии, считали, что это адаптивное поведение, которое помогло человеческому виду выжить и сформироваться в то, что есть. Их противники полагали, что очень много в поведении или даже анатомии и физиологии живых существ можно назвать скорее антревольтом. Антревольт – это архитектурный термин, так называется пространство между арками или сводом арки и перекрытием (представьте себе обычный прямоугольный косяк, впишите в него арку, и эти треугольники по углам наверху и будут антревольтами). Никто специально не строит антревольты, они просто есть в результате постройки арки.

Так же и с нашими телами и даже мозгами: очень многое существует как побочный эффект чего-то важного, а в эволюционном отборе не участвует. И то, что мы видим и считаем серьезным, базовым и присущим нам, потому что так надо, может попросту казаться нам таковым, потому что такова наша картина мира. Скажем, все эти упоминающиеся социобиологи были белыми мужчинами из южных штатов США, оплота традиционных и иерархических взглядов на мир. Их оппоненты – марксисты с Восточного побережья. Кто из них прав? Насколько их представление о наблюдаемом сформировано их уже имеющимися взглядами? Какие социально-политические последствия имеет для всего общества доминирование тех или иных взглядов, и почему главенствуют именно они? Поиск ответов говорит нам об обществе не меньше, чем измерение скелетов в поисках полового диморфизма.

Кстати, о диморфизме. Продолжил о разнице между турнирными видами и партнерскими. В турнирных видах (где в основном доминантные и агрессивные самцы имеют доступ к самкам, а те выбирают их за силу и классный хвост) самцы не кормят самок и не заботятся о них, а еще неразборчивы в выборе самок – им плевать, как самка выглядит, главное количество. Также самцы промышляют убийством детенышей, могут насиловать беременных самок, чтобы вызвать выкидыш, или даже распространяют такой запах, что самки выкидывают сами. На самом деле за этим стоит на редкость печальная судьба самцов: у них время правления зачастую короче одного репродуктивного цикла самки (например, он главный года полтора, потом стареет, и его либо скидывает кто-то помоложе, либо убивают, а самка пару лет можно растить детеныша и не овулировать), поэтому насилие – это признак стабильно неустойчивого положения самцов.

А вот в партнерских видах самцы разборчивы (им надо понимать, с кем потомство растить) и приносят еду (потомство должно выжить). Еще одно различие: в турнирных видах высокоранговым самкам выгоднее рожать других самок, потому что статус передается по женской линии, мужская-то фигура регулярно меняется, а женская остается, и ее ранг тоже. Зато рождение самцов ей невыгодно, потому что личный ранг на них не распространяется, а шанс на то, что они станут отцами, очень низкий, и это разбазаривание генов. Ну и так далее.

Из всего этого можно сделать вывод, что переносить на человека какие-то модели поведения, присущие другому виду, и заявлять, что и у человека точно так же, смысла никакого нет. Во-первых, мы – отдельный вид со своими особенностями, что там переносить. Во-вторых, переносить отдельные модели безо всего остального, что присуще упомянутым видам, значит не рассматривать ситуацию в целом, эти модели же не на голом месте взялись, а на чем-то, что присуще конкретному виду (и не обязательно присуще человеку), и вообще может оказаться антревольтом.

Отдельно стоит заметить, что на передачу генов (главную биологическую цель живых существ) влияет одновременно множество факторов сразу на разных уровнях: от группового (агрессивные куры лучше несутся каждая по отдельности, чем смирные, но группы агрессивных размножаются хуже, чем группы смирных, потому что дерутся) до даже межполовой конкуренции. У самцов и самок бывают разные стратегии размножения! Например, у человека есть гены, которые через сперматозоидов заставляют стенки матки утолщаться, а оплодотворенную яйцеклетку имплантироваться, а со стороны женщины, наоборот, этому сопротивляются. Если эти гены у мужчин мутируют и не работают, его партнерша может так и не забеременеть, потому что яйцеклетка не имплантируется. Если же мутируют гены женщины, у нее может развиться хориокарцинома – злокачественная опухоль, вырастающая из зародышевых клеток.

Социальные факторы у приматов тоже влияют на поведение: одни виды обезьян практикуют женскую экзогамию (самки покидают группу, чтобы не смешивать родственные гены), другие мужскую (уходят самцы). В первом случае самцы в группе – родственники, вместе ходят патрулировать окрестности и убивать тех, кто покажется чужим. Во втором – самцы в группе друг другу не родственники, поэтому дерутся друг с другом. Самки, я надеюсь, глядя на это, флегматично пожирают червяков. В этом мы тоже очень сильно отличаемся от обезьян.