“Сплит”/Split и наши собственные чудовища

0
182

“Сплит” (Split) не очень страшный как триллер, все довольно быстро становится понятно, но совершенно душераздирающий, если рассматривать обычные и реальные ситуации героя и героини (я знаю, что вы все уже посмотрели, но все равно предупреждаю – СПОЙЛЕРЫ).

Героиня вся в шрамах и следах от сигарет, ее заторможенность, над которой смеются, – результат сексуального насилия, в котором она с детства живет. Когда ее похищают, она, кажется, не очень-то и удивляется, потому что жизнь у нее и так полный кошмар, а когда она все-таки спасается, это не особо-то и спасение, потому что она возвращается к насильнику. Вся история для нее – перемещения между разными кругами ада. Очень тяжело смотреть, жаль ее невыносимо.

Зато психотерапевтическая история главгероя очень увлекательная. У него несколько личностей, и каждая пытается прорваться наружу, до какого-то времени их удерживает самая гибкая и обстоятельная, которая контролирует происходящее. Но некоторых из них она считает неуравновешенными и на свет не выпускает, в результате они сами захватывают власть.

На самом деле у обычных людей без подобных множественных расстройств случается нечто похожее. Многие из нас знают, что мы в разных ситуациях ведем себя буквально как разные люди, и очень хотелось бы иногда конкретного “человека” вызывать осознанно, а некоторых не видеть никогда, потому что они нас расстраивают. Этих разных внутренних людей называют субличностями или эго-состояниями. Мы действительно состоим как бы из разных людей, и все они решают какие-то задачи. Иногда оказывается, что задачи решать уже не надо, либо необходим другой метод, но субличности в таких мелочах не разбираются и продолжают фигачить, портя нам жизнь. Но в реальности они не “плохие”, они помогают и защищают нас, хотя в какой-то момент их действия перестают быть уместными.

В фильме одной такой личности с ОКР психиатр как раз объясняет, что она молодец, заботится о главной личности, которая живет в этом теле, и делает что может. Для нее откровение, что кто-то это понял – и она даже оказывается в состоянии объяснить, почему поступает именно так. Так вот со своими субличностями мы тоже можем договориться, организовать диалог между ними, понять, чего они хотят, выяснить, могут ли они быть нам полезными, вежливо просить не отсвечивать в ситуациях, когда они не помогают, ну и так далее. Если регулярно так себя просматривать, однажды обнаруживаешь, что субличности, во-первых, крайне договороспособны, а, во-вторых, даже самые отвратительные из них на самом деле вполне нормальные, надо им только дело найти подходящее.

В моем списке субличностей есть две, которые сильно бесили. Первая называется условно “Камень в лесу” (я им всем даю имена и визуализирую, так проще общаться). Это когда я могу только лечь и ничего не делать, очень депрессивная сторона. В дома бардак, работы море, собака не гуляна, коровы не доены, а я могу только лежать и смотреть в потолок. Когда это наваливается внезапно, очень тяжело и неприятно из-за бессмысленного безделья, форсирует ненависть к себе. Другая – Маньяк, она легко подрывается делать что угодно, на все соглашается, узнав что-то новое, тут же рвется этим новым заняться (и ничего продолжительного до конца не доводит, кстати). Раньше влипала из-за нее в неприятности, необдуманные сотрудничества, брала лишнюю работу и тп, а потом ненавидела себя за то, что не справляюсь.

Так вот если их подружить, получается идеально. Когда мне предлагают что-то новое, Камень хочет лежать, а не разбираться в вопросе, Маньяк жаждет бежать, делать, и пофиг, что там могут ждать псиглавцы или завтра рано вставать. Но я говорю: “Ша! Маньяк, сиди на Камне, Камень, держи Маньяка, пока я не разберусь, что там за предложения”, – и моя рациональная часть, избавленная от бешеных эмоций, спокойно идет все выяснять. Но для этого, конечно, надо к субличностям относиться с уважением, потому что они, во-первых, часть нас – без них нас бы не было. Во-вторых, мы можем не помнить, как они нас спасали, пусть даже и на свой странный лад, но вредных и ненужных субличностей не бывает.

В фильме герой выращивает себе новую личность, причем целенаправленно, и это тоже такой психотерапевтический эффект, она бесстрашная и почти неуязвимая – как противовес тому, с чем он изначально жил. Мы и сами в результате терапии можем становиться другими, более стойкими, легче справляющимися с проблемами, быстрее восстанавливающимися от душевных ран, и это не всегда приятно окружающим. Но начать можно и с того, чтобы увидеть, кто в нас еще есть, и какими ценными ресурсами на самом деле мы обладаем. Даже умение лечь и не шевелиться может оказаться существенным скиллом в зависимости от ситуации. В фильме как раз психиатр пытается помочь герою в том числе установить баланс между личностями, каждая из которых особенная и полностью автономна. И у него их 23 штуки, что осложняет дело. У меня вот столько нет.