“Вершина озера”/Top of the Lake, 2 сезон

0

“Вершина озера” (Top of the Lake) Джейн Кэмпион – сериал, которому второй сезон снимать не планировали, но общественность потребовала. Дальше, как всегда, СПОЙЛЕРЫ первого и второго сезонов.

В первом героиня Элизабет Мосс, детектив из Австралии, приезжает на родину в глушь Новой Зеландии навестить умирающую мать, ее привлекают к работе над делом – 12-летняя беременная девочка пыталась утопиться, а когда ее спасли, сбежала в леса, отца ребенка не выдала, обоих ищут, в процессе вскрывается всякое, включая историю самой героини, которая в 15 пережила групповое изнасилование, за которое никто не сел, а саму ее увезли в Австралию, и мать-католичка не дала сделать аборт, ребенка отдали на удочерение.

Весь сезон рассказывает и о том, каково реальное место женщины в мужском мире (столкновения иногда демонстрируются буквально – через конфликт женской коммуны, купившей участок для жизни, с главой местной наркобанды и его сыновьями, но чаще через незатейливую, но наглядную демонстрацию отношения мужчин к женщинам, которых они по-своему любят и уважают, и уж что происходит с теми, кого не любят и не уважают, сами догадываетесь), как женщины пытаются в этих условиях реализоваться через материнство (толку мало, и наконец-то родившей девочке заявляют, мол, твой младенец теперь твой главный советчик, хотя та сама еще младенец), как ответственность испаряется из любых отношений, где есть власть (вплоть до амнезии имеющих власть относительно того, что они наделали), и насколько даже самые лучшие из мужчин глубоко укоренены в системе, где или ты используешь женщин и детей, или лишаешься всего, поэтому выбора у них по сути и нет (а убить все равно хочется каждого). Очень красиво снято, классная музыка, ужасно мрачно и душераздирающе, цельная история, для которой второй сезон даже не напрашивался.

Но второй сняли, и он уже совсем другой. Героиня спустя пять лет возвращается в Австралию: город, полиция, расследуют убийство мертвой девушки, которую называются китаянкой, а на повестке оказывается еще и поиск когда-то отданной дочери, которой уже 18. Убить хочется тоже почти всех, но есть много откровенно смешных сцен (”Я училась у Жермен Грир!”), а городское смягчение правил для мужчин дает им лазейки для изменения собственной жизни, хотя менять систему никто из них не готов. Кэмпион еще проворачивает элементарный и эффективнейший трюк: большинство мужчин ведет себя обычно, мы видели их шуточки в любом детективе, но стоит поставить перед ними не хихикающую женщину, а ту, которой все это не нравится, сразу обнажается, что их поведение на самом деле собой представляет.

Главными темами становятся уже совсем другие вопросы: что такое в наше время семья и родительство (приемная мать дочки героини – Николь Кидман – уходит от мужа к женщине, а сама героиня пытается наладить контакт с уже взрослой девушкой, которую растить и воспитывать не приходилось, и кто из всех этих людей может считаться семьей?), чем грозит следование за правдой (персонажи из первого сезона всплывают как известно что и вот-вот растопчут), упрощает ли жизнь женщин легальная проституция, и добро ли она (а почему нас тогда так корежит, когда видим школьницу, легально выходящую на панель, почему в проституции в основном мигрантки, как относиться к тому, что даже сторонницы легализации подтверждают, что клиенты опасны, и настаивают на борделях как на способе обезопасить женщин, и что делать с тем, что законность практики помогает распродавать женщин полностью, и некоторые предпочитают самоубийство сдаче их тел в аренду?), и как проявляется повседневный расизм (китаянка оказывается тайкой, мигрантками вовсю пользуются даже самые лучшие и добрые из персонажей, а из серии в серию показывают сборища белых неудачников, обменивающихся мнениями о посещенных проститутках, среди которых самые белые – гречанки, а к обычным белым женщинам они даже не рискуют подкатить, отыгрываясь на тех, кого считают ниже себя).

Я, как человек впечатлительный, разрыдалась на конце третьего эпизода, где героиня Мосс отыгрывается за всех, хотя и сама едва не погибает. Мне эта сцена сильно напомнила случившееся в моей собственной жизни, хотя самой мне ответить как следует не удалось. А вот Элизабет Мосс безо всяких заявлений превратилась за последние годы в главную феминистскую сериальную героиню: Пегги Олсен, Оффред и Робин Гриффин под нажимом обстоятельств лишаются собственных детей и пытаются жить – как умеют, а умеют они по-разному, делают ошибки, но рано или поздно находят себя.