Чтение на выходные

0

К Дню учителя Миобрнауки России запустило флешмоб #Любимыйучитель, а юзеры их затроллили и стали выкладывать мистера Гаррисона, Дженнифер Фихтер и порноактеров: «Президент Франции с любимой учительницей. А ты сможешь полюбить учительницу как он?»

Саша Митрошина объясняет, почему феминитивы — добро: «Абсурдно и дико для меня теперь звучат конструкции типа «доктор Петрова поставила укол пациенту Сидоровой» и «наш бухгалтер подготовила отчет», а также ошеломительные в своей нелогичности заголовки в СМИ. Из последнего: «Беременный врач-акушер начал рожать, когда принимал чужие роды» и «Нина Ширяева — единственная женщина-танкист с Алтая». Просто вдумайтесь. Женщина-танкист. Давайте идти до конца и говорить «женщина-отец» вместо «матери» и «женщина-гражданин» вместо «гражданки». Отменим эти безобразные нововведения XX века! Первоначально феминитивы тоже резали мне слух, но ни единого логического аргумента против них я не находила. Правила словообразования нарушены? Нет. Логика страдает? Тоже нет, даже наоборот: о женщинах говорят в женском роде.»

Холостяки рассказывают, как выбирать жену: «Для меня очень важна «женская мудрость». Девушка должна понимать, что нужно где-то уступить, где-то смягчить ситуацию. Моя первая жена такой не была, она никогда мне не уступала. Это полностью разрушает отношения. Девушка должна уметь слушать и пытаться найти компромисс.»

Пять рассказов о том, как женщины совмещают христианство и феминизм: «Мой феминизм — это ценность выбора и ответственности женщины. Когда у людей будет такой опыт в отношении женщин, его можно будет перенести на любую другую группу людей. Если убрать из церкви «женщина должна», Бог останется. Если убрать женщину — не останется церкви.»

Несколько историй о том, как мужья контролируют жен: «Сейчас, когда я ем какой-то продукт и ловлю себя на мысли, что в нем много калорий и муж не одобрил бы, мне становится стыдно, я ощущаю себя виноватой перед ним. И вечером я признаюсь, что съела кусок пирога с коллегами в обед. Он обычно сильно расстраивается и начинает ходить с грустным лицом. Тогда мне становится вообще неудобно. Я ему говорю иногда, что хотела бы, чтобы он, как в фильмах, любил меня любой. А он на это отвечает: «Я тебя, конечно, люблю и буду любить, но это вовсе не дает тебе права толстеть».»

Психолог отвечает на вопрос, как убедить жену похудеть (и дает дельные советы, работающие в обе стороны): «Если вы хотите убедить жену избавиться от лишних килограммов не для себя, а для ее блага, подумайте о том, зачем ей это».

Короткий видеоролик о том, как в Молдове домашних абьюзеров по решению суда отправляют в специальный центр, где их учат разбираться с причинами возникновения насилия, и сначала они обычно считают жертвами именно себя: «Что это за права сегодня такие? Ты уже не имеешь права накричать на своего ребенка.»

Рассказ о сородительстве — явлении, когда люди заводят детей, чтобы их растить, а не чтобы находить в романтических отношениях друг с другом: «Кандидат психологических наук и практикующий психолог Ольга Товпеко не видит проблемы: по ее мнению, самое важное для ребенка — безопасность, то есть понимание, что мама и папа хорошо относятся друг к другу и к нему. А это, считает психолог, значит, что в семье сородителей могут быть свои преимущества. «Если родители не вовлечены в эмоциональную близость, то у них больше шансов действовать конструктивно и создать вокруг ребенка здоровую психологическую обстановку», — говорит Ольга Товпеко.»

Список поступков, способных испоганить первое свидание (там написано, что любое, но к любому мы уже спокойнее смотрим на вещи, мне кажется, а вот первое!): «Когда кто-то думает, что очень романтично таскать еду из тарелки другого человека. Нет, это не так. Закажи себе такое же.»

Психолог объясняет, как пережить расставание — делите лист бумаги на две части, в одну записываете, что у вас на самом деле было, во вторую, что вам казалось, и часто выясняется, что страдаете вы не по реальным отношениям, а по утраченным надеждам и иллюзиям: «Например, в первой колонке вы пишете: «Виделись дважды в неделю на три часа, созванивались каждый день не больше двух раз, мой звонок всегда был первым». А во второй такой текст: «Казалось, что у нас крепкие отношения, и человек во мне заинтересован».»

Разбор вопроса, почему нас так пугает инцест, и на что в реальности стоит обращать внимание, когда мы обсуждаем его (не)допустимость: «Но общество взрослеет, а вместе с ним взрослеет и меняется и наша культура: то, что раньше казалось очевидным, теперь нужно рассматривать критически, пытаться понять, почему та или иная норма до сих пор сохранилась. В современном обществе, к примеру, уже никакую норму не стоит объяснять в терминах деторождения, просто потому, что мы не верим, будто романтические отношения имеют смысл только ради продолжения рода. Обществу нужны не аксиомы, а новые, внятные и весомые объяснения — о насилии, нарушении границ, травме, невозможности для ребёнка почувствовать себя «отдельным» от семьи человеком и обо всём, что уместно обсуждать в XXI веке.»

Обычная история, как женщин в России в рабство берут: «Денег у молодой семьи не было, мужа на работу никто не брал, он от этого пил ещё больше. Девушка начала сама искать работу, но ничего постоянного в селе и райцентре не нашла. — Сидела у соседки, жаловалась — а к ней как раз приехала родственница какая-то. И говорит: давай я тебе помогу, у меня знакомые в Москве официантку в кафе ищут. Поезжай, койку в общежитии снимешь для начала, а там глядишь и денег заработаешь, — Лариса помолчала и продолжила зло. — Мне ведь тогда подумалось на секунду: а вдруг здесь подвох какой-то? Но ведь не чужой человек всё-таки, зачем обманывать. Дура я…»

Милана Палей три дня провела в ВК-группе для поиска содержанок, ничего жизнеутверждающего не нашла: «Правда, из общения с потенциальными спонсорами я быстро поняла, что многие не разграничивают понятия «проститутка» и «содержанка»: часто предлагали разовые встречи за, скажем, 4 000 отечественных рублей. В среднем за три дня мне написали около двухсот «адекватных, обеспеченных парней» и сказочных принцев, обещавших от 100 000 рублей в месяц и больше в обмен на мою теплоту, любовь и нежность. Правда, без гарантий.»

Подробное изложение от первого лица, почему так трудно покинуть проституцию даже в Германии — стране, где проституция полностью легализовано (и нет, это не облегчает жизнь вовлеченных в проституцию, у них полный набор проблем от ПТСР до трудностей с бюрократическими службами): «Я знаю проституток, которые хотели уйти, но служба по трудоустройству отказывала им в финансовой помощи и угрожала им трехмесячным запретом на любые выплаты, если они прервут свои «контракты» с борделями, ведь, в конце концов, они же не безработные. Другие пытаются уйти, но им отказывают в полных пособиях, потому что службы считают, что они все равно продолжают тайком заниматься проституцией, и у них есть доход – полностью воображаемая сумма, основанная только на фантазиях, которая рассчитывается и вычитается из выплат. Для тех, кто оказывается в проституции или остается в ней из-за подобного, это не «свободный выбор», а выбор между двумя нежелательными альтернативами – голод/бездомность или проституция.»

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.