Попала под лошадь

0

Со мной сегодня произошла очень неприятная история. Шла в редакцию Wonderzine незнакомым маршрутом, мне его сервис Яндекс.Карты проложил. И вот маршрут ведет меня через забор с открытой дверью и двор, по карте там сквозной проход. Захожу, окликает какой-то дядя, лет 55 и кило 100 на вид. Начинает требовать, чтобы я ушла, я ничего не понимаю, спрашиваю, в чем проблема. Хватает за руку и пытается выпихнуть за забор. Я вырвалась, попросила ко мне не прикасаться, тут приперся другой дядя без опознавательных знаков, тоже начал требовать, чтобы ушла. На мой вопрос, кто он вообще такой, начал возмущаться, что “ссыкуха обнаглела”, и угрожать, что сейчас телефон у меня отберет.

Мне все это надоело, вызвала полицию, сообщила, что незнакомые мужчины меня хватают, толкают и оскорбляют, зачитала ФИО с бейджика одного из них, попросила приехать. В итоге он меня схватил, вытолкал (я сопротивлялась – не сдачи давала, а пыталась его отпихнуть, чтобы меня не трогал). Пока ждала полицию (час! жутко замерзла), вышли еще какие-то мужчины, один из них представился сотрудником ФСБ (без имени и предъявления удостоверения, конечно), попросил мои документы. Ответила, что документы покажу полиции, когда она приедет. Попытался надавить на меня историей о том, что я нанесла тяжкие телесные повреждения охраннику режимного объекта, и на меня сейчас напишут заявление. Причем, когда наряд приехал, действительно написал и заявил, что я неадекватна. Ну, я доехала с полицейскими до отделения, написала заявление сама, правда, без этого вранья, и никаких повреждений себе выдумывать не стала.

Пока стояла и ждала полицию, поняла, что произошло: Яндекс.Карты меня завели на территорию с пропускным режимом и без каких-либо табличек, дверь почему-то была открыта, дальше вы знаете. В моем воображаемом идеальном мире коммуникация в подобных случаях выглядит примерно так:

– Я охранник такой-то, у нас тут пропускной режим, выйдите, пожалуйста.

– Смотрите, мне маршрут тут проложили, я же могу пройти?

– К сожалению, свободного прохода тут нет.

– Ну ладно. (ухожу искать обход, матерясь про себя)

Как происходит в реальности: идешь себе, вдруг какие-то посторонние мужики требуют от тебя уйти, а на попытки узнать, что вообще происходит, ничего не объясняют, зато обзываются, применяют физическое воздействие, угрожают и запугивают.

Думаю, найдутся желающие объяснить, что технологии виноваты, но нет, это не так: как бы кого карты ни подвели, ситуацию легко и быстро можно прояснить простым обменом репликами без рукоприкладства. Еще определенно найдутся уверенные в том, что я обязана была подчиниться неизвестным и делать, что велят, не задавая вопросов. Так вот: щас, разбежались. Потрясание несуществующим статусом и требования нерассуждающего подчинения – скорее признак того, что подчиняться как раз не надо.

В России на 2014 год насчитывалось почти полтора миллиона охранников – людей без какой-либо реальной власти, сейчас вряд ли меньше. Это люди, которые ничего не решают, у них очень скучная работа, поэтому отрываются на тех, кто выглядит безобидно. Не потому, что этого требует их работа, а потому, что сами собой ничего представляют. Физическое насилие им тоже кажется совершенно оправданным, и им редко возражают, потому что люди привыкли подчиняться любому мужчине в любой клоунской форме. В итоге мы превращаемся либо в тех, кто делает все, что им скажут, либо в тех, кто верит в свое право командовать. Пожалуйста, не становитесь никем из этого списка. Уверена, что вы в состоянии здраво оценивать обстановку и защищать себя или свою работу без насилия над собой или окружающими. Мой идеальный мир нам всем вполне доступен.