Чтение на выходные

0

О парнях в чулках и еще одном предмете одежды: “Не оказав никакого влияния на моду, гульфик оставил след в живописи и литературе. В пьесе елизаветинских времён Wily Beguiled, персонаж по имени Уилл Крикет хвастается, что пользуется успехом у женщин, потому что у него «милое лицо, красивая борода, приятное тело и пьянящий гульфик». Деталь мужского костюма, бывшая признаком хорошего тона 5 веков назад, одновременно прикрывала и привлекала внимание к той части тела, о которой в приличном обществе нельзя было и заикнуться. В 80-х годах 16 века французский философ Мишель Монтень описывает гульфик, как «пустое и бесполезное подобие органа, о котором мы не можем говорить, соблюдая приличия, но при этом выставляем его и кичимся им на публике».”

Где и как одеваются мусульманки в России (хотя из текста на самом деле не очень понятно, скорее рассказывается, кто и как одежду для мусульманок продает): “При этом к направлению modest fashion Асия относится резко негативно: «Мода — это бездумная машина потребления. Все эти коллекции Dolce & Gabbana — это лицемерие, они не углубляются в ислам, это сделано без души».”

Тася Федина о пожилом теле – оно должно восприниматься красивым и нормальным не только тогда, когда наряжено для рекламы, да и самого возраста бояться не надо: “Мы все дико боимся старости. Так боимся, что старательно ретушируем съёмки с моделями и актрисами в возрасте. Попробуй назови женщину пенсионного возраста пожилой — какая волна возмущения поднимается! «Мне сорок пять! И что?! Посмотрю на тебя, когда доживёшь до моих лет!» — пишут в комментах. Да ничего. Вам сорок пять, а как будто пятнадцать, ей богу.”

Саша Шевелева поясняет, куда деваются кудри после родов (и иногда они возвращаются): “По словам автора книжки «Curly Girl: The Handbook» стилиста Лоррэн Мэсси, она может определить, беременна ее клиентка или нет, на первых неделях, заметив, как изменились ее волосы — они становятся толще и как будто бы полнее. Действительно, во время беременности волосы растут лучше, их становится на десять процентов больше из-за плаценты, дополнительного органа, который выделяет гормоны.”

Наталия Зотова рассказывает о православных клубах знакомств: “”Не хотите приложиться? Помогает от головной боли, от ножных болезней, – шепотом предлагает мне Катя, тоже участница хора. – У меня был варикоз, я переживала, как буду службы стоять. Помолилась, и нога стала нормально себя чувствовать. Вы замужем? А то я хотела предложить, приложитесь и замуж выйдете!” Маша и Катя состоят в молодежном объединении при храме, которым руководит дьякон Дмитрий. Дьякона девушки называют на “ты”, перешучиваются, советуются с ним. Катя, например, за чаем спрашивает, что делать, если ребенок увидел по телевизору сцену с поцелуем, – “это же разврат!””

Создатель очередного дейтингового сервиса рассказывает женщинам, что им надо хотеть (и промахивается, конечно): “Приложение будет всегда бесплатно для девушек. Для мужчин есть пробный семидневный период, потом нужно платить 5 долларов в месяц. Я считаю, что мы так отсеиваем нерелевантную аудиторию. Мужчина, который не способен заплатить 5–7 долларов в месяц, не сможет заплатить и за ужин — так для девчонок будет более качественная аудитория мужчин.”

Знаменитая художница Марта Рослер рассказала Алисе Таежной, что она думает о своей молодости, искусстве и движении за права женщин: “Помню, как обожаемый мной фотограф Роберт Фрэнк снял документальный фильм о движении битников «Pull My Daisy» — и в нём все женщины тихо сидели по углам и слушали великих современных поэтов. Такие неприятные открытия меня удивляли. Но мои друзья, пары, которые я знала, ничем не напоминали эти стереотипные союзы, где жена находилась в тени мужа. Люди из моей реальности давали мне очень много вдохновения для роста. Я тогда начала задумываться о женщинах в сексе, о том, как столетиями подавлялось и игнорировалось женское удовольствие, как женщину делали виноватой и если она делала аборт, и если оставляла себе ребёнка, не будучи замужем. Особенно меня расстраивало, что многие писатели, на которых были обращены взгляды англоязычного мира — от Генри Миллера до Дэвида Герберта Лоуренса, — были женоненавистниками. И читая книги Гертруды Стайн, ты рано или поздно выбирала сторону. Но самым диким явлением, которое рождало моментальную реакцию феминистки, была реклама в публичном пространстве и объективация женщин в ней. Передо мной до сих пор взрослые женщины, которых изображали девочками, сидящими в углу и сосущими палец.”

Женщина с синдромом дефицита внимания и гиперактивности рассказывает, как встречаться с женщиной с синдромом дефицита внимания и гиперактивности: “Пирсон утверждает, что уверенность – это не противоположность низкой самооценке, и многие женщины с СДВГ обладают и тем, и тем. «Женщины с СДВГ почти всегда обладают уверенностью и низкой самооценкой, потому что живут в мире, в котором они очень сочувственны и страстны, но постоянно слышат: «Почему бы тебе просто не?..» – говорит Пирсон. Она говорит, что работала с просуществовавшими не одно десятилетие браками, в которых успешным топ-менеджерам внушают такое чувство стыда, что они даже ни разу не обсуждали свой СДВГ со своими партнёрами.”

Две истории женщин, живущих с ВИЧ (и нормально живут, только истории заражения как под копирку): “Слушайте, я не знала о СПИДе ничего, кроме того, что нам говорили в 90-е, мол, это болезнь проституток и наркоманов, если они чихнут на тебя, то ты умрешь. В общем, то, что я могла заразиться от мужа, – такой мыcли у меня не было. К тому же за полгода до его смерти я проходила диспансеризацию, я думала: у меня же там всё было нормально. Это только потом я узнала, что при диспансеризации на ВИЧ-инфекции не проверяют.”

Алиса Кустикова объясняет в гифках, как полгода делала спецпроект о гепатите С для “Новой газеты”: “Когда работа над спецпроектом только начиналась, у нас не было статистики от Минздрава, но были драматичные истории. Мы знали, что в России нет госпрограммы по лечению вируса и доступного лечения и люди фактически идут на подвиг, чтобы избавиться от диагноза. Что существуют «клубы покупателей», объединяющие пациентов, которые ввозят в Россию незарегистрированные препараты из других стран. Потом нашелся контрабандист, который рассказал, зачем он рискует свободой, доставляя лекарства из Непала в Россию. Потом — хирург, который заразился гепатитом С во времени операции. Потом — пенсионерка, которая узнала о диагнозе, очутившись в доме престарелых. Семья из Москвы, которая, усыновив ребенка с гепатитом С, переехала в Грузию в надежде вылечить мальчика. Тогда мы еще не видели статистику и не знали, что, по оценочным данным референс-центра Роспотребнадзора, в России 5,8 миллионов человек с гепатитом С.”

Журнал Time назвал человеком года “нарушителей тишины” – в основном женщин, отказавшихся молчать о домогательствах и сексуальном насилии, в материале (англ) множество историй как от знаменитостей (Роз Макгоуэн и Тейлор Свифт), так и от рядовых личностей, включая женщину, выступившую анонимно, и все они – человек года.

Израильская эмигрантка рассказывает, как ее бил муж, и она в итоге смогла с ним расстаться, но это произошло не сразу, потому что что он попросту не знала, куда обратиться за помощью, и что это в принципе реально: “В то время про возможность обращения в социальные службы я и не подозревала. Я вообще без иврита чувствовала себя совершенно беспомощной. Советоваться с подругами, знающими нас обоих, я стыдилась, а на работе… Я работала на заводе упаковщицей, рядом с немолодыми женщинами, тоже репатриантками из бывшего СССР. Обсуждать с ними побои мужа мне было неловко и совестно. Мои родители жили не в Израиле, звонить маме и пугать ее рассказами о ситуации, в которой она не может помочь, показалось мне излишним. Ну и еще раз повторю: так нас всех воспитывали: скрывать, что происходит дома, не выносить сор из избы.”

 

Что в 90-х писали в программу “Про это”: “Это был конец 90-х и тогда люди еще писали на телевидение письма по знаменитому адресу Королева, 12. В первом мешке — письма с потенциальными героями программы. На каждом — краткая характеристика респондента, в основном сухая, информационная. Не могу отказать себе в удовольствии просто перечислить те, что вывалились первыми: «Строитель-раб», «Садист из Израиля», «Анальный секс (спас супружеские отношения)», «Дед из Вологды — хочет в «Плейбое» сняться», «Секс в жизни полных», «Мазо-фетишист», «Раскрепощение под старость», «Наркоман из-за микрочлена», «Зоофил». Есть характеристики с эмоциональным окрасом: «Опасный педофил», «Сумасшедший девственник», просто «Псих» и совсем уже загадочное «Подлый шизо-гомо».”

Журнал “Работница” в 1940 году ультимативно вещает про секс – месячные начинаются в 14-15, секс и беременность неразрывно связаны, приступать к сексу необходимо не позже 30, мастурбация зло: “Беременность и роды, рождение ребенка необходимы женщине не только для удовлетворения желания быть матерью, но и для того, чтобы женский организм достиг вершины своего физического развития. Беременность и роды являются необходимым событием в жизни женщины.”

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.