О Цезаре, Катоне и женщинах

0

“Цезарь и Катон враждовали еще задолго до войны и Цезарь, обладавший, судя по всему, еще и неплохим чувством юмора, регулярно подкалывал Катона, у которого, как и у всех моралистов, с юмором было не очень. У Катона была жена Марция, а еще был друг Гортензий, у которого по каким-то причинам никак не получалось обзавестись потомством. И вот Катон, которому Марция уже родила некоторое количество прекрасных детей, отдал жену другу – чтоб она родила и ему. То есть натурально развелся с женой и выдал ее за Гортензия (что об этом думала сама Марция, история умалчивает). После того, как Гортензий умер, Катон забрал Марцию обратно и снова на ней женился. Цезарь покатывался со смеху и говорил, что Катон провернул отличное дельце: отдал жену молодой девушкой, чтоб получить обратно богатой вдовой.

Бешенство Катона вызывало и то, что его единоутробная сестра Сервилия Старшая много лет была любовницей Цезаря. Несмотря на браки обоих, роман Цезаря и Сервилии продолжался по меньшей мере 20 лет, до самой смерти Цезаря — дольше, чем любой из его трех браков (на этом месте во мне просыпается девочка и канючит: «Ну и чего они не поженились-то, а?»). Еще один важный момент: Сервилия была матерью того-самого-Брута, что, возможно, и объясняет, почему Цезарь так ему симпатизировал, несмотря ни на что. Некоторые любители драм даже предполагают, что Брут мог быть на самом деле сыном Цезаря, но это очень маловероятно: на момент рождения Брута Цезарю было всего 15 лет (Сервилия была пятью годами старше), и роман их, насколько известно, начался значительно позже.

В общем, все это полотнище я написала ради одной истории, которую Плутарх рассказывает так:

«Когда между Цезарем и Катоном шла напряженная борьба и жаркий спор и внимание всего сената было приковано к ним двоим, Цезарю откуда-то подали маленькую табличку. Катон заподозрил неладное и, желая бросить на Цезаря тень, стал обвинять его в тайных связях с заговорщиками (шло обсуждение дела Катилины — прим. мое) и потребовал прочесть записку вслух. Тогда Цезарь передал табличку прямо в руки Катону, и тот прочитал бесстыдное письмецо своей сестры Сервилии к Цезарю, который ее соблазнил и которого она горячо любила. «Держи, пропойца» – промолвил Катон, снова бросая табличку Цезарю, и вернулся к начатой речи».”

Возвращение в Брайдсхед