Чтение на выходные

0

Семьеведение, уроки нравственности и другие попытки внедрить воспитательные задачи в российские школы, мой комментарий там тоже есть: “Никонова убеждена, что подростка нужно снабдить знаниями, которые позволят ему обезопасить себя во время сексуальных контактов. Никонова уверена, что цели у нее с российскими властями общие: “Мы все хотим, чтобы из детей выросли здоровые, счастливые люди, у которых были бы стабильные отношения. Но идем мы к этому разными путями. Я предпочитаю идти путем современным, который говорит, что нельзя заковывать детей в оковы незнания. А государственный подход – это “давайте говорить, что нужно быть невинными до брака”. Дети же не слепые, они живут в нашей культуре и видят все, что их окружает. А окружают их взрослые люди, у которых не по одному браку за жизнь. Да у нас даже президент разведен! Это все равно, как если бы курящие учителя говорили им, что курить вредно”.”

Школьники рассказывают, как их обучали на уроках нравственных основ семейной жизни и чему (причем выяснилось, что у курса какие-то суперсекретные учебники, которые на дом не выдают): “Учительница заявила, что мальчикам к моменту вступления в брак желательно быть невинными, а девочкам — обязательно. А просто жить вместе, вне брака — плохо. Потому что если женщина поживёт с одним, с другим, с пятым, то кому она потом нужна будет, такая пожившая? Когда заговорили о сексе, всё вроде бы начиналось нормально — преподавательница даже сказала, что это полезно для здоровья. Но потом как-то плавно перешла к тому, что сексом можно заниматься только в браке. Одноклассница спросила, что делать, если она не хочет выходить замуж, но хочет быть здоровой? Ответ был: «Тогда иди в монастырь».”

Ксения Собчак рассказывает о семейной жизни: “Я страшно боюсь своего мужа. […] Несколько лет назад купила квартиру. Думала, мы так в ней и останемся. На что Максим сказал: хочешь квартиру, пусть будет, но я все равно там не стану находиться, потому что люблю загород. И вот уже три года мы живем в доме на Рублевке. За это время я успела сначала отремонтировать, а потом продать свою квартиру — потому что в ней не было никакого смысла. И вот я мучаюсь: далеко, ехать до города минимум час, на нашем направлении все время пробки. Сплошные неудобства. Не люблю такую жизнь. А Максим любит. И я в быту — послушная жена, нежная девочка, принимаю все, делаю, как он хочет. Это касается очень многого: отдыха, ребенка, воспитания, поведения. Если мужу не нравится, как я одета, что говорю, где выступаю, — я сразу себя корректирую.”

Как российские женщины в возрасте 45+ начали активно переделывать свою жизнь: “Любовь Чернякова (55 лет) развелась в 53 года. Она говорит, что последние два года — лучшее время в ее жизни. «Я сама принимаю решения и наслаждаюсь тем, на что раньше не хватало сил и времени, — рассказывает Любовь. — С бывшим мужем мы общаемся, наши отношения стали намного равноправнее. Я бы хотела встретить кого-то, чтобы ходить на свидания и путешествовать, но я больше не хочу вступать в брак и даже жить вместе». По мнению социолога Борусяк, многие женщины в этом возрасте находятся в разводе, но они больше не хотят вступать в брак и связывать себя новыми обязательствами, зато готовы к романтическим отношениям.”

Надежда Андреева выяснила, что новые детские пособия достанутся не всем родителям, да и те небольшие и сложнодобываемые: “Семьи, в которых с 1 января родится второй ребенок, смогут получать такое же пособие, как и родители первенцев, — ​но из средств материнского капитала. Для этого так же нужно доказать, что доход не превышает полутора прожиточных минимумов. Процесс сбора документов о малообеспеченности Ольга опробовала на собственной шкуре, когда отправляла дочь в санаторий по льготной путевке. Потребовались сведения о зарплате с последнего места работы, справка о величине пособия из центра занятости (на тот момент женщина потеряла работу), выписка из налоговой инспекции о том, что она не зарегистрирована как ИП, справки о размере пенсии бабушки и о детском пособии, причем последнюю пришлось переделывать, так как соцстрах не устроила форма документа из собеса. «Всего больше десяти документов, которые должны совпадать по срокам действия. Я смогла объехать все инстанции и выстоять очереди, потому что в то время не работала. Не представляю, как это повторить с грудным ребенком».”

Список написанных исследовательницами книг о положении женщин и почему все так случилось – рассматриваются экономические, биологические и социальные вопросы, а одна книга называется “Тестостерон Рекс”: “Зато существует множество внешних факторов, за пределами нашей черепной коробки, превращающие нас в тех, кто мы есть – гендерные стереотипы, идеология, роли, нормы, иерархия, которые передаются через родителей, сверстников, учителей, одежду, язык, СМИ, школы, институты, социальное неравенство и, конечно, детские игрушки. Благодаря всему этому наш мозг состоит из уникальной «мозаики» черт. Наши гены не знают заранее, каковы будут представления людей вокруг о «надлежащих» ролях мужчин и женщин. Маленькая девочка может родиться в обществе, которое ожидает, что она будет играть на пианино и вышивать, а может — там, где родители не будут ограничивать ее тысячей оговорок с пометкой «ты же девочка». Ловко опровергая множество стереотипов-долгожителей, Корделия Файн больше не хочет вести вежливые, ничего ни от кого не требующие панельные дискуссии о равенстве полов.”

Рассказ Кристен Рупениан о неудачном свидании стал одним из самых читаемых материалов 2017 года в The New Yorker, хотя вышел в декабре, и вот объяснение, почему: “Как пишет The Economist, вирусный успех «Кошатника» связан и с тем, что рассказ оказался чем-то вроде «гендерного теста Роршаха». Женщины, как правило, воспринимают рассказ как историю о девушке, чья молодость, неопытность, жалость и опьянение завели ее в безвыходную ситуацию. Однако мужчины, как утверждает издание, видят расстановку сил в этой истории иначе: многие называют героя рассказа обманутым тюфяком, а героиню — ответственной за случившееся.” Сам рассказ (англ).

Перевод рассказа социолога Эдвина Ходжа о том, как он стал профеминистом, начав, впрочем, с идеи, что на самом-то деле мужчины угнетены: “Мужчины социализируются как стоические, разумные существа. Единственные позволительные нам эмоции – это гнев и радость. В редких случаях нам разрешено плакать – если наша спортивная команда проиграла. Как активист по защите прав мужчин, я всегда считал, что женщины и феминизм втискивают мужчин в это представление. Но эти феминистские тексты не только подтвердили кризис мужественности. Они указали на то, что сами мужчины являются крупнейшими носителями маскулинности. Мужчины бьют друг друга за то, что они ведут себя “как девочки”, за то, что они любят шить или выпекать, за плач. И за многое другое, в том числе за отсылки к гомосексуальности.” Оригинал (англ).

Тэйт Хансон о своем романе с ВИЧ-положительным бойфрендом, страхе перед ВИЧ, опасности инфицирования, обмане и любви: “Спустя 11 месяцев после нашей первой встречи мы занялись любовью. Мы воспользовались презервативом, и на меня временами накатывала паранойя, но ощущения были лучше, чем при любом сексе, который был у меня до этого. Секс можно использовать для множества вещей – манипулирования, ревности, гнева, потребности в разрядке, – но это был первый раз, когда я пережил секс ради любви. Все те разговоры с врачами и занятия подготовили меня к занятию сексом с ВИЧ-положительным человеком, но им никогда не приходилось учить меня любить ВИЧ-положительного человека. Это врождённое, потому что человек – это человек, независимо от статуса, и когда учишься любить другого человека, никаких требований не предъявляют.”

Анастасия Пивоварова разобралась, что мешает сексу в космосе – при фрикциях люди разлетаются, секс-игрушки не охлаждаются, жидкость уносятся не туда, беременность звучит опасно, а организм попросту против работы гениталий: “Из-за того, что жидкость циркулирует иначе, добиться эрекции может быть сложнее. Простого возбуждения может не хватить, чтобы накачать пенис кровью — особенно если человек пробыл на орбите достаточно долго, чтобы тело перестроилось под существование в космосе. Теоретически эрекция остаётся возможной, но многое зависит от индивидуальных процессов в организме. Это касается и женщин: в условиях космоса возбуждения может быть недостаточно, чтобы направить кровь к половым органам. Но всё-таки секс — это нагрузка на организм, а космонавтам необходимо постоянно тренироваться, ведь в невесомости страдает костно-мышечная система, которая атрофируется без чувства опоры. Возможно, нас ещё ждут открытия, которые помогут заменить космические беговые дорожки на костюмы для секса.”

Анонимный рассказ женщины о принятии трансгендерного внука и ее восприятии происходящего: “Когда мой внук заявил о том, что он — трансгендер, школьный психолог начала вести беседы и «лечить». Она говорила мне, что это неправильно, искала причины, в общем она была абсолютно не в теме, и кроме вреда, ничего принести не могла. Мои дети нашли другого психолога, который сказал им: «Это мальчик. И если не хотите потерять ребенка, то принимайте его таким». В итоге, мы забрали ребенка из школы и начали искать ему новую. Когда мы говорили о его достижениях, оценках, участии в олимпиадах, его хотели брать, но как только мы говорили, что ребенок — трансгендер, нам отказывали.”

Трансгендерный мужчина родил ребенка в процессе перехода и рассказывает, как все происходило: “В 2013 году Салливан начал процесс смены внешних половых признаков. Он принимал мужские гормоны и прошел через полную мастэктомию — удаление груди. В 2014 году на сайте знакомств он повстречал Стивена, роман с которым начал развиваться стремительно. Вскоре после начала отношений пара решила попробовать зачать ребенка — Кейси временно приостановил курс гормонов по состоянию здоровья. Через несколько месяцев попыток, в феврале 2016 года, они зачали ребенка естественным путем. В течение 26 недель Кейси мучал токсикоз, но это было не единственной проблемой. «Когда живот становился все более заметным, я начал бояться выходить из дома — я же знаю, как люди реагируют. И я понимал, что выгляжу довольно нестандартно», — отмечает Кейси, который носил бороду на протяжении всей беременности.”

Отрывок из книги Джерри Койна “Эволюция. Неопровержимые доказательства”, задающийся вопросом, зачем нужен секс: “Однако, коль скоро половое размножение появилось, за ним неизбежно следует половой отбор при условии, что мы сумеем объяснить еще два пункта. Первый: почему существует только два (а не три и более) пола, которые должны спариваться и комбинировать свои гены, чтобы произвести потомство? Второй: почему у этих двух полов разное количество гамет и эти гаметы имеют разные размеры (самцы производят много маленьких сперматозоидов, а самки — более крупные яйцеклетки, но в меньших количествах)? Вопрос о количестве полов представляет собой запутанную теоретическую проблему, на которую нам не стоит отвлекаться, разве что заметить: теория показывает, что два пола эволюционно выгоднее других способов размножения, в которых участвуют три и более полов; два пола — наиболее стабильная и надежная стратегия.”

Подборка теорий о разных сторонах человеческих поведения и реакций – откуда берется стыд, как на нас действуют мимими-фото, и почему мы сплетничаем и целуемся: “Каждый контакт с другим человеком, особенно столь тесный, как при поцелуе, – это всегда контакт двух микрофлор. В частности, британские медики Колин Хендри и Гейл Брюэр полагают, что поцелуи позволяют женщинам приготовиться к беременности и сформировать иммунитет к цитомегаловирусной инфекции. Как правило, она не слишком серьезна для взрослого организма, однако для растущего эмбриона может представлять серьезную опасность. Вступая в контакт с цитомегаловирусами партнера, организм матери готовится к будущей беременности. При этом беспорядочные поцелуи «на стороне» ничуть не помогают, ведь они не защитят будущего ребенка от тех вирусных штаммов, которые несет его отец.”

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.