Чтение на выходные

0

Студентка СПбГУ повесила в здании университета сексистские высказывания преподавателей, в университете скандал: «В числе цитат, оказавшихся на плакатах: «Женщинам не место в политике», «Заточенный на замужество мозг аспирантки не в силах понять постпозитивизм», «Эту монографию о войне писала женщина, представляете? На удивление, получилось неплохо». На плакатах указано, кто это сказал: заведующий кафедрой американских исследований Борис Ширяев, доцент кафедры теории и истории международных отношений Роман Выходец, доцент кафедры американских исследований Иван Цветков. Как объясняет студентка, идея акции пришла к ней после семинара, на котором студентам напомнили, что образование — это хорошо, но родить трех детей в непростое для страны время важнее.»

Женщины Беларуси рассказывают, как лучше поздравлять женщин 8 марта, но на самом деле это годится для любого случая, когда хочется сказать что-то приятное: «Что можно предложить взамен? Я бы предложила — хвалить. Но не абстрактно — не скачать текст из интернета или феминистский манифест и выучить его наизусть — а хвалить женщин за то, что, вы знаете, у них классно получается. Очень странно слышать, насколько слабы женщины и «как мы вас защищаем», от коллег по работе. Это оправдано только если они являются ее личными телохранителями. В данном случае будет логичным говорить о профессиональных качествах женщины. Например, ваша коллега прекрасно справляется с совещаниями или безумно пунктуальна. Или вы можете вспомнить какую-либо историю или качество, которое в ней поражает, и это сделает поздравление очень личным.»

Пермские школьница, студенты и доцентки объясняют, как не надо поздравлять с 8 марта, и это хороший тест на определение, кто ближе, и поправку собственной оптики: «Дело не в том, чтобы «не прослыть» сексистом, а в том, чтобы в принципе им не быть.»

Депутата Госдумы Леонида Слуцкого обвинила в домогательствах еще одна женщина — сотрудница Би-Би-Си Фарида Рустамова, причем у нее есть аудиозапись случившегося, и это омерзительно, а заодно объясняет, почему так трудно противодействовать: "Вместе со своими друзьями журналистка разобрала все возможные варианты действий, включая обращения к думскому руководству или публичные заявления. Но делать что-либо из этого в одиночку она боялась: «Мне было страшно выйти с этим одной». Рустамова объясняет, что она боялась сама стать объектом критики, так как в российском обществе распространена культура обвинения жертвы. Кроме того, по словам девушки, еще одной причиной молчания было то, что она долго винила себя: «Почему я не смогла отреагировать в тот момент резко, почему я не смогла наорать на него, ударить его. Другой человек, может быть, бросил предметом, а я просто стояла как облитая говном и не могла сдвинуться с места. Меня мучило, что на записи слышен мой жалкий лепет — „че вы руки распускаете, это пипец“.»

Ольга Страховская объясняет, почему мы не скоро придем к тому, что сейчас происходит в США, и какого объема должна пройти работа в общественном сознании, чтобы изменения внедрились: «Но вообще в США есть устоявшаяся практика решения таких проблем. Там еще с 1970-х идет борьба с трудовой дискриминацией, существует отдельная комиссия по равным возможностям трудоустройства, которая расследует жалобы на домогательства — и далеко не все из них доходят до суда. То есть существует история вопроса длиной в полвека. И в ходе этой истории они пришли к выводу, что когда тебя хватают за жопу, несмотря на твое явное неудовольствие, — это не комплимент. Это дискриминация. Не все так думают, но все-таки есть некий консенсус, что так делать не надо.»

Социолог Марина Юсупова выяснила у мужчин, что они на самом деле думают о женщинах и какова система координат, на которую они опираются, и оказалось, что у всех очень схожая — мужчина определяется через отрицание того, что они считают женственным, что особенно показательно на фоне статистических данных: «Но, вот, знаешь, пренебрежения к женскому сознанию во мне нету. Хотя, знаешь, в чем дело там? Вот классификация баб: бывает баба-баба, бывает баба-человек. Вот баба-человек — это моя первая бывшая, например. У нее сознание мужского типа, то есть оно интеллектуальное. Там есть аналитика, есть эрудиция и все что угодно есть, но в любом случае вот этот интеллект женский — это жалкое подобие [интеллекта] мужского. Потому что мужское сознание, оно интеллектуальное в любом случае. А баба-баба к этому не стремится, она просто и так все знает. И ей не нужно рассуждать. Вот, знаешь, кстати говоря, вот Иван Бунин отмечал как одну из основных женских черт способность к недуманию. Вот ей не надо думать. Мужику надо, а женщине не надо. Вот она живет, не испытывая какой-то мучительной необходимости осознавать, что происходит, анализировать, сравнивать факты, делать выбор. Ей это не нужно.»

Предпринимательницы рассказывают о бизнесе, методах управлениях и неприятии со стороны мужчин, и проще всего оказалось создательнице боксерского клуба, сложнее всего — молодым женщинам в бизнесах, связанных с техникой: «Татьяна Боярчук решила открыть собственную компанию, когда бывший работодатель (в компании «Месстехник» она занималась продажами измерительного оборудования) заявил: «Никто никогда не будет с вами иметь дел. Никто не станет серьезно разговаривать с женщиной без технического образования». «Эти слова стали для меня как красная тряпка для быка». После ухода из «Месстехник» она за месяц прошла десяток собеседований и решила, что никогда больше не будет так искать работу. «Больше всего меня на собеседованиях удивлял вопрос, умею ли я работать в стрессовых ситуациях. Моему бизнесу 12 лет, у меня сейчас работают 20 человек, и я не понимаю, откуда на работе стрессовые ситуации. Человек должен работать, а не испытывать на себе давление, унижение и хамство», — считает она.»

Преподаватель экономфака МГУ Владимир Иванов разбирается, как экономическое неравенство подпитывает гендерное и наоборот: «Марианна Бертран из Университета Чикаго и ее соавторы выяснили, что критическую роль играют нормы гендерной идентичности, согласно которым в паре мужчина должен зарабатывать больше женщины, пусть ненамного, но все же. Данные свидетельствуют, что приближение заработков женщины к критическому рубежу 50% от бюджета пары нередко заставляет ее искусственно сокращать предложение труда, чтобы не ставить брак под угрозу. Другими словами, успех женщины облагается своеобразным налогом, в том числе в самых развитых экономиках. Принцип «не обгоняй мужчину» наблюдается даже в самой конкурентной и амбициозной среде. Исследователи из Университета Чикаго опубликовали результаты обследований студентов ведущих американских бизнес-школ. Администрация бизнес-школы под предлогом содействия будущему трудоустройству собирала информацию о желаемом уровне компенсации, планируемом количестве рабочих часов в неделю, количестве дней отдыха. При этом респонденты случайным образом разбивались на две группы — в одной из них заявленные каждым цели и намерения раскрывались и обсуждались публично, в другой — анонимизировались, это было известно участникам заранее. Экспериментаторов интересовало, как изменит факт публичности уровень притязаний. Выяснилось, что единственной группой, на которую раскрытие информации оказывало пагубный эффект, были женщины, не состоявшие в отношениях. Их целевой уровень годовой компенсации уменьшался в среднем на $18 тыс., а количество рабочих часов — на четыре часа в неделю, также они выражали меньшую готовность к лидерству по сравнению с однокурсницами, распределенными в «анонимную» группу.»

Существовал ли матриархат на самом деле, как его опознать, почему называть российское общество матриархатом, как некоторые любят, бессмысленно, и главное — действительно ли всегда существует только два гендера, чтобы уверенно отдавать лидерство только одному из них: «В Албании до начала XX столетия девушка могла стать клятвенной девственницей, взяв вместе с этим на себя мужскую роль. После публичной клятвы она носила мужскую одежду, становилась главой семьи — зачастую вместо умершего отца — и даже получала право голоса в общине. Фактически она жила как мужчина во всем, что не затрагивает репродуктивную и сексуальную сферы. В укладах ряда североамериканских племен, равно как и камчатских ительменов, были схожие идентичности, причем не только для женщин, но и для мужчин, которые решили пройти через социальную «смену пола». На Алтае и отчасти в европейской части России до XIX—XX вв. выделяли «полумужичек», про которых говорили, что они брали на себя мужскую роль и даже «женились», выбрав себе постоянную партнершу. У индонезийских бугисов и вовсе пять гендеров: мужской, женский, две «обращенные» идентичности и, наконец, биссу — объединяющие все мыслимые гендерные признаки в одной личности. Биссу, андрогинные шаманы, что особенно интересно, успешно пережили даже исламизацию Индонезии (на сегодня первой по числу мусульман страны мира). По наблюдениям антропологов, еще в начале нулевых годов биссу давали соотечественникам советы относительно того, когда лучше предпринимать хадж.»

Лена Климанская рассказала об открытиях, изобретениях и важных инициативах более чем 80 женщин, и если вам надоело вечно упоминать Марию Кюри в разговорах о том, чем женщины занимались даже тогда, когда им был запрещен или ограничен доступ к образованию, список вам пригодится: «Кевлар, материал для изготовления легких бронежилетов — 1965г., Стефания Кволек изобрела синтетический материал, который в пять раз прочнее стали. Помимо кевлара и изделий из него, она зарегистрировала 28 изобретений.»

Мария Шаталина советует детские книги, разрушающие гендерные стереотипы: ««У меня есть особая тетрадь. Я вклеиваю туда фотографии женщин, которые совершали разные подвиги. Когда-нибудь я тоже буду в их числе», — думает десятилетняя Амелия. Она бредит полетами, так что ее дядя даже сделал на крыше сарая что-то вроде пусковой установки — и Амелия впервые полетела. Эта книга — сжатый рассказ о детстве Амелии Эрхарт, которая стала первой женщиной, в одиночку перелетевшей через Атлантический океан.»

Обзорный материал со ссылками и прикидками, сколько же женщин в России погибают в результате гендерного насилия, учитывая, что официальный учет не ведется — оказывается, что не менее 9000 в год, а это означает минимум одну смерть каждый час: «Чётких данных не существует, потому что их никто не считает. У правительственных структур нет такой задачи, у неправительственных нет таких ресурсов. Расхожая цифра „14 тысяч женщин ежегодно“, которую критикуют антифеминисты, взята из статистики МВД (довольно древней, но всё же официальной статистики государственного ведомства, а не каких-нибудь там прихвостней феминизма).»

Художники, кураторы и журналисты обсуждают харассмент и домогательства в арт-среде, Надя Плунгян высказалась: «На мой взгляд, в России, безусловно, харассмент принят повсеместно, не вижу причин это отрицать или смягчать. Люди не привыкли говорить, что они сталкивались с домогательствами, так же как они «не сталкивались» с репрессиями в советские годы, «не сталкивались» с взятками. Нарушение границ не принято обсуждать, поскольку следствием этих разговоров могут быть проблемы на институциональном уровне. С феминистской точки зрения это и интересно: такая микроскопическая вещь, как личные отношения, тем не менее вскрывает социальную лестницу до самого верха. Ольга Свиблова упоминала дело Ильи Трушевского. Помню, она тогда выступила со словами, что ему стоит жениться на этой девушке, и проблема будет решена. Очень много эту реплику обсуждали, но удивительным для всех было не обвинение жертвы (тогда подобные высказывания были скорее нормой), а тот факт, что люди такого социального веса вынуждены были не только отреагировать на вроде бы частную проблему, но еще и сформулировать свою позицию.»

Рубрика «Миксер мне в глаз» — нейролингвист Татьяна Черниговская рассуждает о браке, детях, гендере и любви: «Так — это когда есть два пола, у высших животных, во всяком случае, включая человека. Точка. Играть с этим — это играть с природой. Даже если игра идет не с самой природой, а как бы с социумом. Вот я недавно видела кусок документального фильма, который в Норвегии снимали, он меня просто в ужас привел. Хотя с Норвегией у меня трогательные отношения: во-первых, я ее люблю, а во-вторых, я еще академик норвежской академии. Ну вот, а кино было такое: детский сад, дети 4-5 лет, и учительница обращается к ребенку, условно, Гансу: „А ты уверен, что ты мальчик?“ Ганс просто не понимает, что происходит. „Ты подумай, давай я тебе объясню…“ И дальше начинается просто кошмар. На столе выложены муляжи — первичные, вторичные половые признаки из разной цветной пластмассы, и учительница этим крошкам, ангелам, рассказывает, что есть что и как этим пользоваться.»

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.