Чтение на выходные

0

Надежда Папудогло рассказывает о скандале вокруг новой серии кукол Барби — они изображают знаменитых женщин (спортсменки, ученые, исторические фигуры), а вот с Фридой Кало неувязочка вышла, потому что наследница против, важное в биографии не учтено, потребители тоже не все рады: «В Twitter появились записи, подобные следующей: „Есть миллионы детей, которым важно было бы увидеть Фриду Кало как человека, у которого была инвалидность. Детям нужна ее настоящая история“. В настоящей истории было очень много боли, страдания и борьбы. Негативные образы можно найти и на сайте Mattel, где все куклы сопровождаются комментариями: „Форма тела и цвет глаз — это не Фрида Кало. Одеть куклу в одежду Фриды и украсить прическу цветами — это не сделать куклу в образе художницы. Она выглядит как кукла типичной супермодели, которая пытается одеваться как Фрида“. [...] Я показала, к слову, ребенку фотографии Кало и новой куклы. Он сказал, что это разные женщины, просто одеты одинаково.»

Лена Климова сделала большое дело — написала книгу для подростков «Настоящая девчонка», которую можно скачать бесплатно или купить за небольшие деньги в электронном или бумажном виде, а еще можно Лене просто выдать денег за работу, потому что работа необходимая, и дать книгу почитать не только девочкам, потому что как можно рассчитывать на взаимопонимание между полами, если они ничего друг о друге не знают: « Когда я была девочкой, я читала книги для девочек. Они рассказывали, как сервировать стол, вязать шарфики, отстирывать пятна, готовить запеканки, гладить пододеяльники, считать калории и красить губы. Они молчали о том, в чём я нуждалась гораздо больше. Они рассказывали, как выбрать подходящую диету, ведь тело всегда несовершенно, — но не объясняли, как его принять и полюбить. Они рассказывали, как быть милой, вежливой и приятной для окружающих, — но не учили произносить слово «нет» и отстаивать свои границы. Они рассказывали, как привлечь внимание мальчика, — но не говорили, как быть, если одноклассник бьёт тебя по спине учебником, а все смеются: «Он просто влюбился!» Они рассказывали, что я обязательно выйду замуж и рожу детей, — но не просили задуматься, хочу ли я это делать. Я не нашла книги, которая бы отвечала на вопросы, действительно важные для меня. Поэтому я написала такую книгу сама. Книгу, которую хотела бы прочитать в свои двенадцать лет.»

Алиса Таежная посмотрела новый фильм Вадима Перельмана «Купи меня» о девушках, зарабатывающих своим телом, и никому не советует: «Полярные мнения о легализации секс-работы и криминализации клиента активно обсуждаются в России последние несколько лет. Создатели «Купи меня» или не знают об этой дискуссии, или игнорируют реалистичные условия рынка секс-услуг — мелодраматизируют секс-работу, заряжают её густыми эмоциями и множат стереотипы о секс-работе как «любви за деньги». И главное — они не осмысливают систему спроса и предложения, в которой все женщины считаются расходным материалом. То, что главная героиня влюбляется в мужчину, который жестоко насилует её на первом свидании, вообще самое дикое, что можно снять о любовных отношениях в 2018 году (похожий сюжетный поворот в «Портрете в сумерках» Ангелины Никоновой, например, был визуально подан совершенно иначе). Изнасилование снято как эротическая сцена, а героиня во время этого акта высокопарно читает стихи.»

Интервью с исследовательницей индустрии для взрослых Китти Сандерс — много дискуссионных утверждений, с которыми сложно согласиться, но интересно обдумать самостоятельно или обсудить, и много существенных аргументов для отказа считать современную ситуацию с порнографией, проституцией и другими смежными видами деятельности сколько-нибудь нормальной: «Между добровольностью и наличием желания — пропасть. Человек может добровольно пойти в военные, шахтеры, грузчики, что никак не означает, что он спит и видит, как бы погибнуть от пули, задохнуться в шахте или окончить жизнь без позвоночника. Он не хочет травмироваться, погибать, попадать в экстремальные ситуации или даже просто тяжело работать. Но он наступает на горло собственной песне и, проявляя силу воли, работает. По собственной воле, но против своего желания. С порно похожая ситуация. В мире очень мало женщин, которые бы хотели публично заниматься дискомфортным сексом с незнакомыми мужчинами, к тому же входящими в группу риска. Но они перебарывают нежелание и идут сниматься в порно. Ради детей, ради заработка, да просто ради того, чтобы купить автомобиль, — какая разница, это их дело. Это порождает профдеформации, а нередко и психологические расстройства, как работа в шахте порождает заболевания дыхательных путей, а военная служба — ПТСР. Может довести до депрессии, постоянного употребления алкоголя, наркомании etc. А может не довести; очень многое зависит от условий и самого человека.»

Заира Озова съездила на съемки нового фильма о Ларе Крофт и рассказала, в частности, почему у играющей ее Алисии Викандер нет и не будет гипертрофированных форм, в комментариях реакция разная: «Но, как считает режиссер Утхауг, за последние 15 лет само понятие привлекательности изменилось. «Мы хотели сделать героиню такой, чтобы ее сексуальность не стояла во главе угла, — говорит Утхауг. — Лара — это прежде всего девушка большого ума и сообразительности. А уже потом идет все остальное». Впрочем, даже свои боевые таланты она обнаруживает не сразу. Режиссер уверяет, что это приземленный, реалистичный персонаж, в существование которого нетрудно поверить: «Если она падает, то получает синяки и ссадины, а не просто встает, отряхивается и идет дальше. Она же не супергероиня».»

Ольга Важенина, ведущая блог о культуре и феминизме, рассказала, как она проводила фем-кинопросмотр в Перми (Ольга в блоге разбирает фильмы через феминистскую оптику), какие ошибки совершила, какие выводы сделала — полезное чтение для всех, кто планирует похожие ивенты: «Во время обсуждения был момент, когда возникла микропауза, и нужно было направить дискуссию по определенному руслу: вот у нас есть список явлений — сексизм, домогательство, стокгольмский синдром, менсплейнинг и т. п., давайте начнем вот с этого пункта. Я этот момент упустила, и высказываться начали сами участницы — кто что увидел, общие впечатления, мысли, которые пришли в голову во время просмотра… Вообще, это было здорово. Мне пришлось выбирать между тем, чтобы контролировать спикеров и идти «по плану», и живым обсуждением. Я выбрала второе. Да, оно перескакивало с темы на тему, участницы порой перебивали друг друга, может быть, не каждая сказала все-все, что хотела. Но цель была — дать импульс к размышлениям, и это получилось. Табличка с терминами пригодилась для разворачивания разговора во время провисов.»

Полезное чтение — переведенная на русский брошюра британской организации Mind (Mental health charity) о самоповреждающем поведении, оно же селфхарм, с контактами для получения помощи в России: «Самоповреждающее поведение (или селф-харм, от англ. self-harm) – это нанесение себе повреждений с целью справиться с тяжелыми переживаниями, болезненными воспоминаниями, ситуациями, которые трудно пережить, и невозможностью контролировать свою жизнь. К селф-харму обращаются люди, когда они чувствуют, что у них нет другого выбора.»

Спецпроект журнала «Филантроп» — кто и как в России помогает женщинам, пострадавшим от насилия, рассказывают о кризисных центрах в разных городах, куда звонить, и с какими проблемами сталкиваются и женщины, и сами центры: «По данным ВЦИОМ, с домашним насилием сталкивалась каждая четвертая женщина. Такая статистика приводится на основании опроса 1800 респонденток. Но сотрудники кризисных центров, куда ежегодно обращается гораздо большее количество женщин, уверены: насилие есть как минимум в каждой третьей, если не в каждой второй российской семье. 40% тяжких уголовных преступлений тоже совершаются в семье — это уже данные МВД.  В России существует около 150 кризисных центров, в которые могут обращаться женщины, пострадавшие от домашнего насилия. К сожалению, информации о них недостаточно — многие не знают об их существовании, не знают, какую именно помощь могут получить, или обращаются очень поздно, когда нужно не уходить, а бежать из семьи, пусть даже в одних только тапочках.»

Редакция сайта The Вышка составила список феминистских пабликов, телеграм-каналов, видеоблогов и других полезных ресурсов: «Мы почесали редакционных феминисток за пятки и спросили, за кем они следят и на кого подписаны.»

Юристы объясняют, как защитить себя от домогательств, если к вам пристают в рабочей обстановке, — правовых методов немного, и начинать имеет смысл с малого: «И если человек ведёт себя как мудак, третируя и активно домогаясь, то надо не бояться донести эту информацию до работодателя. Мало кто любит мудаков в коллективах. Но сначала, безусловно, нужно выразить домогающемуся человеку свое негативное отношение к происходящему, писать аудио/видео, хранить, скринить переписку.»

Марьяна Скуратовская с картинами, фотографиями и отсылками к известным романам рассказывает о приключениях талии в женском костюме на протяжении веков — в зависимости от моды пропорции желанной фигуры менялись до неузнаваемости, и ни о каком идеальном от природы теле мечтать никогда не было смысла, потому что представления о красоте всегда зависели от настроений в обществе и могли меняться на протяжении одной-единственной женской жизни: «„Мадам, где будем делать талию?“ Нет-нет, этот вопрос мы задаём вовсе не потому, что у вас её нет. Есть! Но одно дело – ваша талия, и другое – талия вашего платья. Пусть оно и принадлежит вам, у него может быть своё собственное мнение. Итак – завышенная? Заниженная? А насколько? А может, оставим на месте?»

Привычно безумная история — владелец секс-шопа, в котором заодно продаются товары для маленьких детей (то есть, которые дети сами не покупают, а покупают им все равно родители — те самые люди, кто занимается сексом) не смог защитить свою деловую репутацию от общественной уполномоченной по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Ольги Баранец, потому что суд назвал его репутацию не принадлежащей к российской культуре, где имеется «приоритет духовного над материальным»: «Владелец сети «магазинов укрепления семьи «Розовый кролик» пошел в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти за защитой деловой репутации после публикаций «Общественного уполномоченного по правам ребенка» и РИА «Катюша». Предприниматель не согласился, что он «одуревший от безнаказанности торговец приспособлениями для проституток и педерастов», и потребовал опровержения и материального возмещения. Суд отказал, постановив, что те, кто, как «Розовый кролик», ослабляет единство народов страны, привнося «нетипичные для российской ментальности принципы», защите от критики православной общественности не подлежит.»

Дарья Трайден объясняет, как предохраняться при лесбийском сексе (со справедливым уточнением, что это верно для любого секса, где участвую люди с вагинами): «Дело в том, что в мире нет культуры защищенного лесбийского секса. Это проблема не только постсоветских стран, куда сексуальное просвещение всегда приходит с некоторой задержкой. Когда мы видим откровенные сцены в западном кино (вспомним, например, откровенный натурализм в «Жизни Адель»), там не фигурируют средства защиты. Книги, фанфики, истории подруг — нигде (за редким исключением) нет ни слова о предохранении от возможных заболеваний. Чтобы узнать об этом, нужно искать целенаправленно (и многим это не приходит в голову в силу того, что лесбийский секс по умолчанию привычно считается безопасным — слова вроде «гонорея», «ВИЧ», «триппер» ассоциируются с гетеросексуальным или гей-сексом). Но на самом деле, лесбийский секс может таить те же опасности, что и любой другой (исключая, пожалуй, нежелательную беременность).»

Психолог рассказывает о стадиях, через которые проходят изменяющие (и они мало чем отличаются от стадий романов без секретности и обмана): «4. Стадия напряжения «Давай определяться!». Поскольку потенциал дуги напряжения во многом уже исчерпался, накал страстей спадает уже заметно. Более того, затихание шторма гормонов позволяет включить мозг. И этот мозг начинает задавать неудобные вопросы. Дескать, если у нас с тобой отношения, значит, у тебя не должно быть других отношений. А они есть (муж там, или жена). Значит, говорит мозг, надо бы от опостылевшего супруга (супруги) уходить. Ведь правильно? Ведь верно? Вроде бы правильно и вроде бы верно, но почему-то от опостылевшего супруга (супруги) никто не уходит.»

P.S. Чтобы не пропускать еженедельные подборки материалов, а также новости и ссылки на мои новые публикации, подпишитесь на еженедельную рассылку, там все есть.