Чтение на выходные

0

Интервью с доктором Эммой Бёрн, автором книги «Swearing Is Good for You», изучающей, зачем людям нужен мат, и что он дает, — по мнению Бёрн, ругаться надо все-таки поменьше, если хотим сохранить за «неприличными» словами их силу, которая даже помогает переживать боль: «Ну, например, выяснилось, что ругань, особенно в случае людей, страдавших от таких заболеваний, как рак или длительная хроническая боль, помогает им справляться с собственными отрицательными эмоциями, а также помогает их друзьям говорить с ними об их заболевании. Возможно, это связано с тем, что это – единственная разновидность эмоциональной лексики, которая, по сути, поощряется в целом для некоторых мужчин. Это как бы отдушина или предохранительный клапан, и она по-настоящему может спасти жизнь человеку, которому не предоставили социальных инструментов для того, чтобы говорить о своих эмоциях как-то иначе.»

Разбор переживаний во время влюбленности с точки зрения работы гормонов и нейромедиаторов, — короче, биохимия любви, и откуда эта романтическая любовь вообще в наших головах взялась: «В какой-то момент (то ли в позднем палеолите, то ли раннем неолите) продолжительность жизни женщин увеличилась, и пожилые дамы стали помогать заботиться о потомстве своим дочерям, что позволило последним иметь больше детей. Это, в свою очередь, закрепило долгожительство в человеческой популяции и вместе с тем привело к росту продолжительности жизни мужчин. И вот к чему это привело: старики уже были неспособны эффективно охотиться, а потому не покидали поселений, зато вполне еще могли иметь детей. В итоге из-за „эффекта бабушек“ количество фертильных женщин по отношению к числу способных к продолжению рода мужчин уменьшилось (модели демонстрируют, что пропорция могла достигать 156 мужчин на 100 женщин в детородном возрасте). Все это привело к резкому обострению конкуренции за женщин, усугубленной долговременным отсутствием молодых мужчин в селениях. Закономерным ответом стало чувство ревности, и движимые ей молодые мужья предпочитали вместо охоты сторожить своих жен от посягательств престарелых ловеласов. Такие общины быстро оставались без ресурсов, хирели и погибали. Выживали только те сообщества, где между мужчинами и женщинами устанавливались крепкие романтические отношения — любовь, взаимное доверие и верность, исключающие измены. Но эти чувства невозможны, если партнер не будет казаться особенным и единственно возможным из всех.»

Тяжелый репортаж с историями самых разных людей из Иркутской области, где каждый пятидесятый имеет положительный ВИЧ статус, но даже там активисты с трудом занимаются профилактикой, потому что им не помогают, а идеолог ВИЧ-отрицателей Владимир Агеев именно там живет и работает в мединституте: «Каждый час в России 10 человек заражаются ВИЧ-инфекцией. Сегодня наша страна занимает третье место в мире по числу новых случаев заражения (после ЮАР и Нигерии). Миллион россиян ВИЧ-положительны. Лечение получают меньше половины из них. СПИД вошел в ТОП-10 причин преждевременных смертей в России. В среднем от СПИДа умирают 87 россиян ежедневно.»

Список из девяти фильмов о женщинах в Китае, рассказывающих, как они жили в разные исторические периоды, — от немых черно-белых до снятых в этом веке: «Кино рассказывает об организованной революционной борьбе с эксплуататорами в 1930 году на острове Хайнань. В картине режиссёра Се Цзинь (谢晋) снялись Чжу Сицзюань (祝希娟), Ван Синьган (王心刚), Сян Мэй (向梅) и другие. По сюжету основную роль играют женщины, которые вступают в первый женский отряд Красной Армии и начинают сопротивление существующему порядку. В ноябре 1961 фильм получил сразу несколько серьёзных наград: за лучший сценарий, лучшую режиссуру и лучшую женскую роль, а на острове Хайнань построен одноимённый мемориал. Герои фильма стали широко известны в народе и вошли в китайский фольклор, а в 1964 году по мотивам фильма был поставлен революционный балет.»

Переживания о смерти флирта преждевременны — его пытались похоронить в античности, в XIX веке, в Советской России и в послевоенных США, а он все жив, курилка: ««Да вы, видно, теперь все с ума сошли, совсем сошли с ума! — воскликнула бабушка дрожащим голосом. — Господь дал вам любовь, единственную отраду жизни; человек добавил к ней флирт, единственное наше развлечение, а вы примешиваете сюда купорос и пистолет, ведь это все равно, что подлить помоев в бутылку старой мадеры». Это цитата из короткого рассказа Ги де Мопассана «Советы бабушки», где как раз сталкиваются два варианта понимания любви, брака и отношений. Старая логика XVIII века, где царствуют флирт и любовь, а брак служит исключительно общественным целям, и новая буржуазно-романтическая логика – где брак священен, а людей связывают узы великой, единственной и вечной любви (разумеется, результатом такой любви являются стрельба из пистолетов в ветреных возлюбленных, и отравление купоросом мужей).»

Перевод статьи Линды Напикоски о феминистских протестах 1960-х годов в США против конкурсов красоты с рассказом, что именно заставило протестовать, и что вообще не так с конкурсами (кстати, и до сих пор): «Робин Морган и другие активистки из «Радикальных женщин Нью-Йорка» утверждали, что «Мисс Америки» стремится «создать неизгладимый образ в нашем сознании, согласно которому женщины являются угнетаемыми, а мужчины — угнетателями». Женское освободительное общество обвиняло конкурс в поощрении самых распространенных стереотипов в отношении женщин. Конкурсы красоты стали весьма опасным способом заменить ценность таких личных качеств, как решимость, индивидуальность, целеустремленность и образованность, ложными надеждами, культом потребления и «ролью с низким статусом и на высоких каблуках».» Оригинал (англ).

Психолог объясняет, почему порой не получается влюбиться и завести отношения, — причины бывают самые разные, включая отсутствие времени и сил, идею, что отношения обязательно должны включать в себя секс, воображаемых интернет-друзей и давление общества: «Мы впитываем чужие идеи и мнения: сказанные кем-то когда-то слова начинают жить собственной жизнью внутри нас. В результате, сопротивляясь навязанным стереотипам, мы на самом деле ведем спор уже не с реальным человеком, а со своим внутренним голосом. Это он говорит нам перед сном: „Надо жениться. Надо влюбиться. Надо быть хоть с кем-то“. Поэтому исправить ситуацию способен не протест, направленный вовне (назло обществу не буду вступать в отношения), а желание разобраться, почему нам кажется, будто чьи-то слова могут оказать на нашу жизнь значительное воздействие».»

Как в России работает гей-френдли бизнес — тематический туроператор был вынужден отказаться от телефона, ЛГБТ-кинофестиваль постоянно сталкивается с попытками развалить работу, а пиарщица клуба для женщин говорит, что все отлично, правда, посетительницу на улице могут и избить: «Если честно, люди нетрадиционной ориентации довольно ограничены в плане отелей и клубов. У других есть выбор, а здесь приходится брать то, что есть. Директора отелей стараются по минимому вложиться в место, потому что понимают, что на безрыбье и рак — рыба. Часто гей-отели находятся не в самых красивых местах, стандартно оборудованы, а стоят порой дороже. Так, например, в Мексике на весь Канкун всего два таких отеля: один накручивает ценник просто потому, что он для геев, а второй — потому что работает по системе «всё включено». В Ситжесе и в Стамбуле гей-отель будет стоить в три раза дороже, если он расположен ближе к тематическому клубу.»

Отличная колонка, суммирующая вопли вокруг публичного кормления грудью, — гонителей на ГВ мучают чужие проявления беззаботности без чувства бесконечного стыда перед всеми вокруг, контролирующего общество: «Посмею утверждать, что исторически мы все плаваем в нечеловеческом количестве стыда буквально за все. И отказ стыдиться – чуть ли не смертный грех. Если ветром женщине задерет юбку, она застыдится и одернет ее, и ее простят. Если женщина посмеет выйти без юбки, то она становится бесстыдницей. То есть общество зорко блюдет эту круговую поруку стыда, и наказывает тех, кто смеет не стыдиться. И еще один интересный момент. Мужчины и женщины в патриархальном обществе реагируют на стыжение по-разному. Мужчины склонны чаще проявлять агрессию и нападать на то, что вызывает в них чувство стыда. Женщины пытаются от стыда спрятаться, скрыться, уменьшиться, избежать, быть всячески хорошей, удобной, покладистой. Поэтому настолько тяжело избавиться от “самадуравиновата” – эта конструкция поддерживается со всех сторон.»

Как в России живут женщины, пострадавшие от порномести (это такое явление, когда личная переписка, фото и видео вываливаются в публичный доступ), с комментарием юриста, который поясняет, что в стране нет специального законодательства, но вообще-то обидчика засудить можно: «Если рассматривать «порноместь» как материалы интимного характера в отношении лица в связи с желанием ему за что-то отомстить, то такие действия злоумышленника подпадают под статью 137 УК РФ — нарушение личной неприкосновенности. Это распространение любых материалов и данных о лице, которые это лицо желает скрыть и не хочет разглашать ни при каких обстоятельствах. Это могут быть в том числе сведения о сексуальной (интимной) жизни. Предусмотренное наказание по такой статье —  до двух лет лишения свободы. Но реально посадить человека за подобное преступление шансов мало. Если же злоумышленник решил шантажировать жертву и грозит выложить имеющиеся у него интимные фото или видео, если жертва ему не заплатит или не совершит в отношении него какие-либо действия, то это уже вымогательство — статья 163 УК РФ.  Минимальная планка по части данной статьи уже до четырех лет лишения свободы. В последнее время возбуждается все больше дел о нарушении личной неприкосновенности. Взять хотя бы Калининградское дело, которое я вел. Неудавшийся ухажер подстроил секс девушки с его знакомым, заснял сцену на видео и выложил в интернет. Подсудимый получил наказание в виде 150 часов обязательных работ, он также заплатит по иску потерпевшей 200 тысяч рублей.»

Небольшое исследование, почему размерные линейки и лекала у разных одежных брендов так различаются, — опираются на разные демографические группы и собственное представление о прекрасном, а попытки когда-то построить размерные сетки по результатам массовых измерений страдали из-за ошибок в методологии: «Для исследования Шелтон и О’Брайн пригласили около 15 тысяч бедных женщин, которым платили за участие деньги; статистики не учли, что после экономических кризисов изменится качество жизни населения и люди наберут вес. В итоге был сформирован стандарт, который неофициально назывался «песочными часами», он лёг в основу лекал, под которые женщины подгоняли себя почти тридцать лет — с 50-х, когда он был принят, и до 80-х, когда был упразднён как неработающий. Несостоятельность подхода доказало исследование, которое провела частная Корпорация технологии текстильной одежды: среди их 11 тысяч респонденток в возрасте от 18 до 80 лет тем самым параметрам соответствовали 8 %, для подавляющего же большинства было выделено около семи типов фигуры.»

Грустная история о Елене Илларионовой, обвиненной в телефонном терроризме за ложное сообщение о заложенной в роддоме бомбе, — муж отправлял ее на аборт, и она пыталась отвертеться хотя бы таким образом, поскольку хотела четвертого ребенка, но многодетным семьям в России слишком тяжело выживать: «По словам Казьмина, «Лена какие-то действия всё-таки предпринимала, показывала мне бумажки. Делала вид, что была у врача, просила отвезти её». Илларионова понимала: надо прожить три недели, а дальше аборт уже будет делать нельзя. «Но я бы не потянул», — несколько раз повторяет Казьмин. Он говорит, что зарабатывает таксистом около пятидесяти тысяч рублей в месяц: половина уходит на аренду машины, половина на еду. «Я с удовольствием оставил бы ребёнка, но сегодня в Костроме есть работа, а завтра — нет. Вы знаете, сколько стоит каша? 130 рублей упаковка. А мелкой её на два дня хватает, — объясняет Казьмин. — Тяжело бы было, мы бы одним хлебом с водой питались, а так мы питаемся нормально». Он молчит почти минуту, а после добавляет: «Мясо каждый день у нас».»

Светлана Анохина о правах женщин на Северном Кавказе — их попросту нет, и когда говорят, что женщин там всерьез уважают, на самом деле речь о том, что заставляют жить по единственному шаблону, причем такие настроения только усиливаются: «Два года назад группа ученых из Института экономической политики им. Е. Гайдара под руководством кандидата экономических наук Ирины Стародубровской проводила исследование ценностей дагестанских мусульман. Оказалось, что в неспокойном Дагестане 60% опрошенных чувствуют себя защищенными, и 85% на вопрос о счастье ответили „счастливы“ и „скорее счастливы“. В анкету также были включены вопросы, касающиеся семьи и взаимоотношений с детьми. Выяснилось, что люди старшего поколения вполне лояльны к работающей женщине. 90% позволили ей работать, если есть, с кем оставить детей. А вот среди молодых процент оказался ниже. Всего 64%. И самый низкий, 59% – у последователей „нетрадиционного ислама“, так называемых салафитов. Но они же оказались более терпимы к женской инициативе по поискам мужа – 33%, в то время как в группе „секуляризированных мусульман“ лишь 9% сочли это допустимым. И наконец, вопрос, касающийся учебы. Были даны вводные – сын бездельник, дочка отличница и отец семейства, у которого денег хватит лишь на одного. Отправить учиться дочь предложили 59% опрошенных, но среди молодых цифра ниже – 49%. Предоставить выбор ей самой согласились 40% – и 19% ответили, что надо бы выдать ее замуж.»

Рассказ о семнадцати женщинах в истории, не прятавших свои романы с женщинами, — писательницы, художницы, суфражистки, актрисы, военнослужащие, аристократки-садоводы и даже клоунесса, которую писал Тулуз-Лотрек: "Роберта Коуэлл была пилотом истребителя британских ВВС во времена Второй мировой войны. Также она была автогонщицей, участвовавшей в Гран-при. Она родилась мужчиной и стала одной из первых, кто перенес операцию по смене пола. Это произошло в далеком 1951 году. После операции ей больше нельзя было участвовать в автомобильных гонках Гран-при, но она продолжала активно тренироваться и победила в гонке Shelsley Walsh Speed Hill Climb в 1957 году."