Чтение на выходные

0

Рассуждения стилистки Александры Добрянской об одежде, как о языке, моде и психологической опоре, в сопровождении изумительной красоты иллюстраций: «Видя человека в белом халате, мы готовимся сказать «А-а» и стараемся не думать о плохом. Видя человека в деловом костюме, мы готовимся говорить о делах. Видя человека в леопардовом платье и красных туфлях, мы готовимся хорошо провести время, обсуждая интеграцию феминистских ценностей в современную культуру».

В шутке Make Tinder Great Again не оказалось ни доли шутки – трафик приложения подскочил, и девушки делятся с Zima Magazine историями о классных встречах и приятных впечатлениях: «Это правда. С ними в принципе легко разговаривать, у них нет вот какого-то надрыва, требований гарантий чего-то там и в принципе сложности. Им нравится просто болтать, гулять, кайфовать от атмосферы, флиртовать, а там — как пойдет. С россиянами я почему-то очень часто себя чувствую, как на собачьей выставке. Многие не стесняясь оценивают экстерьер и высоту в холке, а потом начинается допрос».

Британские биологи нашли хитро спрятанный «половой переключатель» в геноме млекопитающих, а редакция N+1 попыталась разобраться, что это значит для хромосомного и социального пола человека: «Удаление маленького кусочка размером 500 пар оснований в геноме мышиных эмбрионов с мужским генотипом XY заставило их развиться в самок. Этот эксперимент напоминает, что граница между мужским и женским полом вовсе не такая жесткая и предзаданная, как мы привыкли думать».

Статья о подходах к мужской контрацепции и о том, почему эти полезные и давно опробованные изобретения никак не выходят на рынок (разумеется, на феминисток тоже пытались валить): «Еще одна проблема заключается в том, что баланс между пользой от применения препарата и вредными побочными эффектами различается у мужчин и женщин. Во время беременности женский организм приспосабливается к значительным нагрузкам: сердце перекачивает больше крови, дополнительный вес ложится на кости и суставы, настроение скачет из-за гормональных колебаний. При незапланированной и нежеланной беременности все эти трудности оказываются на одной чаше весов, другую занимают побочные эффекты контрацептивов. У мужчин, по понятным причинам, соотношение пользы и риска иное, поэтому создатели идеального контрацептива должны учитывать малейшие неудобства применения препаратов».

После недавней жуткой истории с Анной Брэйн, люди справедливо задаются вопросом, может ли Uber гарантировать, что водитель не попытается совершить изнасилование; глава профсоюза таксистов, директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина и, в некоторой степени, представители Uber дают не слишком утешительные ответы: «Единственный действенный способ защитить водителя от пассажира и наоборот — американские машины-такси, разделяющие стеной две стороны. Правда, это сложно сделать, почти невозможно. А, по факту, только так и можно защитить и водителя и пассажира».

Bird in Flight о фотопроекте «Дорогая Ширли», письме-выставке длиной в тридцать лет, обращенной к подруге, которая отвернулась от художницы, узнав, что она влюблена в женщину: «Мой собственный каминг-аут означал многое: подняться в полный рост и открыто заявить о себе, отреагировать на происходящие революции, сказать о законном праве на исключительно «мое» — самоуважение. Стоит, конечно, иметь в виду, что я жила на восточном побережье США — в очень либеральном Вермонте и Филадельфии. Возможно, мы не чувствовали себя в безопасности, открыто целуясь на улице, но мы могли спокойно жить вместе».

Ветеран МВД с чувством поделился с «Аргументами и фактами» своими взглядами на работу полиции с домашним насилием и декриминализацию побоев: «Меня закон о декриминализации побоев возмущает. Считаю, что это должно отрицательно повлиять на ситуацию с домашним насилием. Потому что если раньше мужчина хоть чего-то мог бояться, то теперь опасаться нечего. Теперь вместо уголовной ответственности административная. Он заплатит штраф за издевательства над собственной женой, в итоге семья пострадает финансово».

Интервью с социологом Мариной Юсуповой, которая провела исследование российской мужественности и кое-что знает о трех поколениях российских мужчин, их отношении к себе, своим домашним обязанностям, семье и детям: «Идеи о том, что значит быть мужчиной, изменяются вместе с политическими режимами, глобальными рынками и социальными процессами. Многие идеалы из предшествующих эпох совершенно не актуальны сегодня. Самоотверженному строителю коммунизма, так же, как и Даниле Багрову из фильма «Брат» или Саше Белому из сериала «Бригада», будет довольно сложно реализовать свою мужчинность в путинской России. Изменились общественные структуры, изменились общественные нормы. Хотя прошло всего лишь 40 и 20 лет».

The Village взял интервью у Светы Уголек, модели с ожогами 45% поверхности тела, и получилась тяжелейшая история, в которой вопрос внешности оказался далеко на заднем плане: «Комсомольск-на-Амуре — это маленький, тяжелый город, я всегда хотела уехать. Там нет никакого выбора, некуда спрятаться, избавиться от ассоциаций. Даже после выписки мне приходилось мыться в той же ванне, где меня душили. Пить чай на кухне — у стенки, где меня резали. Ходить по улице, где я тащила мать пьяной, переходить дорогу, где меня изнасиловали».

Колонка Аиши-Галины Бабич на сайте «Даптар», посвященному положению женщин в северокавказском обществе, описывает всепоглощающий культ замужества, без мысли о котором нет жизни ни школьнице, ни престарелой вдове: «Дрессировать – это, конечно, перебор. Приказывать ей, запрещать, наказывать  — это понятно, но иногда надо и побаловать, и похвалить, в этом и есть мудрость. Пригодится известный хадис о том, что женщина сотворена из ребра, сильно будешь гнуть – сломаешь. А вот немного погнуть не помешает. Хотя оно и так кривое, что уж».

Истории пар, распавшихся из-за ухода к человеку своего пола, или, наоборот, противоположного, комментирует психолог Лилия Бормусова, которая объясняет, почему переживания в таких ситуациях оказываются тяжелее, и как быть: «Мы встретились у меня дома и словно вернулись туда, откуда начали. Но в тот же вечер я задала ей вопрос, собирается ли она расставаться с молодым человеком. Она сказала, что любит меня и очень скучает, но это огромная часть ее жизни, и она не хочет закрывать эту страницу. Больше мы с ней не виделись».

Печальная статистика всесторонней сегрегации женщин-ученых, начиная с возможности пристроить детей в садик, заканчивая шансом получить должность профессора — особенно печальная тем, что все это происходит в Германии: ««Мужчины-профессора имеют в среднем более чем вдвое больше детей, чем их коллеги-женщины, а образование и уход за детьми в значительной степени перехватываются их партнершами», — говорит Рождественская. Напротив, преподаватели-женщины в значительной степени полагаются на внешне организованный присмотр и уход за детьми. «Почти треть из них заботятся о детях-школьниках, нуждающихся в присмотре, что ослабляет их карьерный путь», — добавляет исследовательница».

Какие события, реакции, эмоции толкают здравомыслящих людей к ВИЧ-диссидентству, можно увидеть в опубликованном на сайте «СПИД.центра» рассказе женщины, чья маленькая дочь, в итоге, погибла из-за отказа родителей от терапии: «У меня к тому времени вокруг уже все были врагами, которые хотят убить моего ребенка. После того, как умерла Ксюша, я еще год не принимала антиретровирусную терапию. Потому что понимала, что если я сейчас выпью таблетку, то я должна буду принять тот факт, что сама свела свою дочь в могилу».

Wonderzine о волне акне-позитива, блогерах и знаменитостях, которые призывают не замазывать прыщи в ущерб здоровью, трезво оценивать состояние своего лица и не поддаваться на культ «идеальной» кожи: «Хотя акне одно из самых хорошо изученных состояний кожи, подбирать процедуры и препараты нужно индивидуально. Диета, ежедневное умывание и аптечная косметика могут как повлиять на ситуацию, так и быть бесполезны — а вот доброжелательное отношение других и критика стандартов красоты точно могут облегчить ситуацию».