Чтение на выходные

0

Лена Климанская рассказывает о том, как работали женщины в прошлом – в поле, на заводе, в шахте - и о том, почему сидеть в красивом платье и пить кофе в ожидании нежного супруга исторически могли в лучшем случае около процента российских женщин: «Матери на третий и на четвертый день после родов встают и принимаются за домашнюю работу, иногда даже за тяжелую — вроде замешивания хлебов и сажания их в печь. Иногда даже на другой день после родов родильница уже затапливает печь сама».

Медицинский журналист Дарья Саркисян поучаствовала во флешмобе «один лайк – один факт», а сотню самых интересных фактов о здоровье собрали в одну статью, где, наверное, все откроют для себя что-то новое: «3. Спермотоксикоза не существует».

Менструальные чаши экологичны и экономны, ну а как там с гигиеной, не опасны ли они для здоровья? – разбирается медицинская журналистка Дарья Шипачева вместе с акушер-гинекологом, кандидатом медицинских наук Татьяной Румянцевой: «Учёные решили проверить, как растут стафилококки в разных гигиенических средствах, а именно в одиннадцати видах тампонов и четырёх менструальных чашах. Оказалось, что в капах S. aureus размножался ещё быстрее — видимо, из-за доступа воздуха, который обеспечивается конструкцией чаши. По итогам исследования появились новые рекомендации: придерживаться более-менее тех же мер предосторожности, что и при использовании тампонов, то есть опорожнять и очищать чашу не реже, чем раз в восемь часов. К счастью, предупреждения о риске СТШ появились на сайтах некоторых производителей — в частности, первопроходца MCUK: теперь они предлагают менять чашу уже не два, а минимум три раза в сутки».

Тревожные свежие данные о распространении ВИЧ в России и о том, работают ли меры борьбы с ним, из Центрального НИИ эпидемиологии: «Среди российских граждан в возрасте 15–49 лет ВИЧ-инфицированы 1,2%. Наиболее острая и опасная ситуация в возрастной группе от 30 до 44 лет: у 3,3% обследованных мужчин 35–39 лет установлена ВИЧ-инфекция. Возможно, кого-то эти цифры не поразят, но вдумаемся: 3 из 100 мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции».

Журналистка Екатерина Воронова выяснила, как живут однополые пары с детьми в Перми и грозит ли им приход опеки – официально, конечно, таких семей просто не существует: «Сейчас сыну 11 лет, маленькая в детский сад ходит, а старшей Дарье — 14. Проблем с удочерением не было. Кто такая Оля (моя партнёрша), конечно, не говорили. Вопросов никто особо и не задавал. Проблемы начались, когда в прошлом сентябре мы расстались. Оля очень озлобилась и писала много заявлений в разные инстанции, в том числе в опеку, в школу, больницу, рассказывала о моей сексуальной ориентации. Месяца три-четыре к нам домой приходили все службы, и даже из администрации. Я не пью, не курю, дети у меня учатся, спортом занимаются. В опеке сказали, что это не их дело, если это не отражается на детях. Что им без разницы, с кем человек спит. Я с ними очень тесно контактирую на протяжении всего времени. Люди не дураки, я думаю, они все понимают, но проблем с этим нет».

Братья Дулатовы, чеченцы и мусульмане, стали моделями и работают с Versace, к изумлению и иногда возмущению своих соотечественников, но некоторые знакомые уже спрашивают у них, как отправить своих сыновей на кастинг: «В Чечне шорты не носят совсем, хотя по исламу мужчина обязан прикрывать часть тела только от пупка до коленей. Именно этим правилом руководствуются братья Дулатовы, заключая контракты: никаких показов или фотосессий в нижнем белье. «Нам часто предлагают, но мы даже не обсуждаем такое», — говорят они».

Маргарита Грачева, которой муж отрубил руки, поражает своей силой воли — она проходит лечение, водит детей в садик и планирует попытаться жить самостоятельно, не опираясь на помощь мамы, — а вот о ее безопасности пока говорить рано: «Опять же до преступления я обращалась за помощью к участковому, и никаких действий не последовало. Поэтому и в защиту полиции уже не верится. Нужно надеяться только на себя. О чем тут говорить: его даже не лишили родительских прав, уже в четвертый раз будут рассматривать этот вопрос в Серпуховском суде, а вместе с областным — уже в пятый. Судья говорит, что для этого нет оснований. Как будто в дурном кино».

Chanel запускает линию средств для мужского макияжа, впрочем, они не первые — история современных мужских линеек показывает, что дело это рискованное: «Знаете, когда вы мужчина 45+ и утыкаетесь поутру взглядом в зеркало, то иногда хочется воспользоваться хоть гуталином, лишь бы что-нибудь в отражении поправить. Но насчет перспектив коллекции у широкой публики — не уверен. Магия Chanel все-таки работает на женщин, мужчин это имя не гипнотизирует. И одно дело — уходовые средства, к ним, кажется, все уже привыкли. Но декоративная косметика?..»

Интервью с семейной парой из Смоленска, в которой и муж, и жена профессионально занимаются стриптизом, и благополучно живут вместе уже десять лет: «Работой супруги не брезговали: «Это деньги, мы от них никогда не отказывались. Нам было неважно, куда ехать. Мы танцевали в саунах, в загородных домах. Танцевали даже на даче без дачи, где просто был участок земли и машина на нём стояла». В 2010 году их стал «прикармливать» — вызывать раз в неделю в свою сауну — владелец кафе «Катрин». Он мечтал, чтобы в заведении было эротическое шоу. Мужчина спросил Силаевых, не могут ли они его организовать, и предложил зарплату. Супруги согласились и скооперировались с местным балетным хореографом — тот привёл ещё одного парня и двух девушек. «Желающих было много, но какой с ними стриптиз? Мальчика нужно найти фактурного, чтобы он не смотрелся убого и смешно. Всем хочется смотреть на подкачанных мужчин, которые танцуют сексуально, а не как геи. А девочку найти сложно, потому что город маленький и все стесняются», — объясняет Руслан».

Сексшопер Дядя Терин делится тайнами работы секс-шопа за лайки, взгляд, правда, субъективный, зато истории огонь – кстати, как думаете, что предпочитают ваши соседи: «Продажи различаются от района, в котором находится магазин. В одном могут скупать тоннами резиновых женщин, в другом — основная ставка на БДСМ, в третьем — на анальные игрушки».

Перевод статьи блогера Келли Ауэрбах о ее опыте учебы в «Братско-сестринском лагере» Лос-Анджелеса, где подросткам с помощью специальных упражнений давали понять, что такое сексизм и как чувствуют себя женщины, подвергающиеся домогательствам: «Во время этого похода реакция часто менялась. 46-летний Родни Лазар, бывавший в лагере в 1987-91 годах и ныне работающий финансистом (специалистом по стоимостному анализу), объяснил: «Прежде всего мне захотелось рассмеяться. Женщина говорит мне: «Классная задница»? Это забавно. Но я шёл дальше, и просто быть телом стало больно, жутко и неприятно: я – задница, я – грудная клетка, я больше не Родни»».

Интервью с создателем трех дейтинг-сервисов: для поиска быстрого секса, для гей-знакомств и для измен (последнее что-то плохо развивается) – обязательно загляните в комментарии к статье, там примерно поровну моралистов и страдающих поклонников Новоселова: «Практически все бренды в рекламе используют секс — о чём это говорит? Он продаётся. И второе — мне не нравится, что сейчас происходит в casual dating: большой гендерный перевес, отправка женщинам в первом сообщении члена в руке, мужчина ничего не делает и хочет получить секс».

Сухие исторические комментарии к цитатам из дневников Софьи Толстой только дополнительно подчеркивают безнадежность и тоску, которую навевают ее воспоминания, классику хочется сказать много недобрых слов: «Вчера вечером меня поразил разговор Л. Н. о женском вопросе. Он и вчера, и всегда против свободы и так называемой равноправности женщины; вчера же он вдруг высказал, что у женщины, каким бы делом она ни занималась: учительством, медициной, искусством, — у ней одна цель: половая любовь. Как она ее добьется, так все ее занятия летят прахом».

Советская художественная эротическая фотография существовала, правда, недолго: фотографа репрессировали, а пленки сохранились лишь чудом: «Товарищ А. Гринберг… выставил несколько некрасивых голых женщин, явно не умеющих не только работать, но даже развести примус. Появление на нашей выставке голых этюдов А. Гринберга — яркий показатель того, что в советском фотоискусстве есть тенденции к некритическому освоению буржуазного наследства, к впитыванию его болезненных соков».