Чтение на выходные

0

Елена Догадина собрала информацию об исламском феминизме и женском активизме мусульманок, в том числе, российских – начиная с попыток найти основы равноправия в Коране, закачивая расширением возможностей женщин-мусульманок участвовать в жизни светского общества: «Они столкнулись с такой проблемой: жены ВИЧ-инфицированных мужчин считали, что не имеют права предохраняться, потому что это противоречит нормам ислама. Активистки привлекли исламских ученых и объясняли женщинам, что их религия прямо разрешает предохранение. В первую очередь, есть такое понятие как азль — прерванный половой акт. И такой хадис: «Мы прибегали к азль во времена Посланника Аллаха. Посланник Аллаха слышал об этом и не запрещал это нам» (Аль-Бухари и Муслим). Так что и другие виды предохранения в исламе принято считать разрешенными. Правда, еще обсуждается вопрос с внутриматочной спиралью и противозачаточными препаратами — в таком случае сперматозоид проникает в яйцеклетку, ему просто мешают закрепиться, а значит, погибает новая душа».

Пара статей о том, почему начинается климакс, как он проявляется и что делать, если проявляется совсем уж неприятно: тут больше о гормональной терапии, а тут интересные примеры из жизни читательниц: «Современные учёные всё чаще говорят о необходимости более бережного и внимательного отношения к менопаузе и призывают не списывать всё на «женские гормональные особенности». Например, климакс уже не считают причиной сердечно-сосудистых заболеваний, как было раньше. Да, многие женщины имеют повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний после менопаузы — но причина скорее в возрасте, как и у мужчин. Также не нашла достаточного подтверждения связь между климаксом и проблемами с памятью».

Корреспондентка Саша Нелюба по заданию редакции обошла пять государственных медучреждений, где можно анонимно сдать тест на ВИЧ: «Мой путь лежит в Бирюлево. Здесь кабинет профилактики тоже находится в районной поликлинике. Адрес Медынская улица, дом 7, корпус 1. Ремонт тут не такой свежий, листовка на стойке информации призывает провериться на рак простаты, яичников и молочной железы. Когда я спрашиваю администратора, где у них можно пройти тестирование, она кричит в сторону автоматов для записи: «А ВИЧ у нас где? Ну, ВИЧ, ВИЧ! Тестирование! Где?». Несколько человек оборачиваются в нашу сторону и начинают меня разглядывать. Неприятно».

Мур Соболева рассказывает о культурной истории розового цвета и предлагает большую подборку современных косметических средств всех прекрасных оттенков розового: «Тренд на цветные волосы из субкультурных гетто сначала перекинулся на инфлюэнсеров в Инстаграм, а потом вышел на уровень крупных брендов. Ярчайший пример — гигант L’Oreal Paris: в прошлом году марка запустила линию Colorista, куда вошли краски для волос, которые смываются за 1−10 раз, и спреи. Этим летом у линейки вышло продолжение — красящие желе, которые бренд позиционирует как макияж: утром нанесла, вечером смыла».

Пользователи Twitter обсуждают самые недостойные поступки в отношении противоположного пола, которые они совершали, в список попали и совершенно невинные вещи, за которые почему-то нешуточно порицают: «Когда я впервые встретилась лично с чуваком, поняла, что мне с ним не интересно общаться и когда мы проходили мимо автобусной остановки — просто села в автобус и уехала, пока он что-то рассказывал».

Залина Маршенкулова расспрашивает Ирину Щербакову, бывшего редактора L’Officiel, о том, как глянец ухитряется совмещать эксплуатацию женской неуверенности в себе и пропаганду феминизма, а собеседница пытается одновременно защитить и любимые издания, и свои феминистские убеждения: «Не существует некого абстрактного “глянца”, который тебе пытается продвинуть некую “лицемерную” повестку. До каких-то журналов идея здорового отношения к читателям и человеческого разговора с ними уже добралась. До каких-то — нет: отношения с рекламодателями важнее, плюс, как команда журнала может научить кого-то self-care, если ее сотрудники и себя любить не научились?»

«А вот со мной такого никогда не было, что я делаю нет так?!» – о проблематичности и истоках такого подхода среди женщин пишет Татьяна Гордиенко: «Корень зла, видимо, находится, во-первых, в иллюзии равных возможностей. «Я смогла, значит и ты смогла бы. Включайся же!» Кстати, Шерил Сэндберг, та самая операционный директор Facebook, написавшая для женщин очень мотивирующую на грандиозные свершения книгу «Включайся!» через какое-то время, пережив потерю любимого мужа, поменяла многое во взглядах: «Мои критики были правы. Я не знала, как трудно одинокой матери». Представьте, сколько еще не знала Сэндберг: как трудно одинокой матери в бедной стране, как трудно многодетной матери, как трудно малообеспеченной девочке из сельской местности, как трудно женщине с инвалидностью. Трудно, сложнее в миллионы раз реализовать «простые логичные шаги», особенно, если не знаешь, куда идти и что идти — можно. И дело не в отсутствии воли».

Ученые доказали, что вежливость супругов продлевает жизнь браку и даже составили специальный список правил вежливости, но, видимо, верно и обратное – надоело терпеть свою пару – скорее, хамите спутнику жизни прямо по списку: «4. Избегайте психологизирования и не анализируйте поведение вашего партнера под предлогом заботы о нем. Не позволяйте себе таких высказываний: «Ты знаешь, что твое стремление к чистоте на кухне вызвано анальной фиксацией?»»

Яхтсменка, морячка и волонтерка рассказывают о работе в экстремальных условиях с особым упором на вопросы личной гигиены: «В странах типа Гондураса, Гватемалы, Никарагуа и в сёлах Бразилии нужно играть по правилам джунглей. Электричества нет, мобильной связи нет, горячей воды тоже нет. Если холодная окажется чистой, уже хорошо — возможно, удастся смыть грязь. Хотя бывают душевые, после которых становится только хуже. Чистить зубы и умываться приучаешься только покупной водой. Протираешься влажными салфетками, а голову раз в несколько дней моешь с мылом в океане».

Статья о том, кто скупает длинные волосы, почему требуются непременно славянские, и сколько на этом можно заработать, правда, обещанные вначале женские истории редакция то ли потеряла, то ли урезала: «Владелец салона Europa hair studio Алексей Кузнецов думает, что такая низкая цена — показатель отсталости России. Он поясняет, что экспортёры волос — это, как правило, бедные страны, в которых женщины, испытывающие нужду, готовы продавать что угодно. «В Узбекистане, например, часто продают даже не все волосы, а какой-то кусочек, прядь. Вот, например, ей надо плов для мужа сделать, а у неё ни копеечки. И она подстригает себе небольшой хвостик — и так, чтобы муж не заметил», — говорит он. Но замечает, что для них такая продажа — не «последний шаг, а один из элементов действительности, культуры»».

В белорусских соцсетях проходит челлендж #дамаудобнаявбыту, где женщины делятся своим опытом дискриминации в учебе и на работе, получилась подборка интересных и до боли знакомых историй: «Коллега-профессор, предельно интеллигентный с виду, — мне, тогда молодому преподавателю, получившему дозу хамства от его студента-любимчика: «Он очень талантливый, потому имеет право. И он мужчина, а то бабы науку обсели». (Помню, как я, выйдя в пустую аудиторию, молотила кулаком по столу)».

Подборка 12 фильмов из разряда большого кино с порнографическими сценами, так что там все не просто так, а с глубокой смысловой нагрузкой и большими... режиссерскими амбициями: «Чемпион по количеству медленных планов, юрист-межународник по образованию и режиссер-метафизик по призванию Карлос Рейгадас («Япония», «Безмолвный свет») слывет мексиканским Тарковским — точнее, его еще более радикальной и бескомпромиссной версией. В его втором фильме «Битва на небесах» (богословском эссе с порнографическими сценами — точнее, с минетом в раю) хорошенькая генеральская дочка Анна (Анапола Мушкадис), точно спустившейся на Землю ангел, сражается за душу ветерана силовых структур, толстяка Маркоса (Маркос Эрнандес), погубившего невинного младенца ради выкупа».

Десяток интересных книг о женской сексуальности — от науки до поэзии — и, что приятно, почти половина написана нашими соотечественницами: «Например, в конце Средних веков материнская грудь впервые стала широко распространенной эмблемой христианской духовной пищи. А 200 лет спустя художники и поэты прикрыли религиозное значение груди покрывалом эротики. В наше время ей как извечному символу секса, жизни и пищи теперь приходится сражаться еще и с противоположным значением — грудь как источник болезни и смерти. В «Истории груди» вы найдете все поворотные моменты и сможете совершенно по-новому взглянуть на привычное положение дел».

Молодые жительницы Южной Кореи отказываются от секса, замужества и деторождения, и у них на это весьма убедительные причины: «Одна из причин — боязнь стать жертвой порномести, когда обиженный партнер выкладывает в интернет откровенные фото и видео своей второй половины. По словам Юн-хва, это очень распространенное явление в Корее. И проблема не только в мести: в целом страна переживает эпидемию «бытового порно», снятого тайно, с помощью скрытой камеры».