Чтение на выходные

0

Маргарита Вирова о том, почему появление модели Тесс Холлидей на обложке Cosmopolitan не является пропагандой ожирения, и что ее фигура означает для женщин: «Обложка журнала — это квинтэссенция публичности и принятия, поскольку даже самый популярный блог остаётся в андеграунде, пока подписчики сами формируют себе ленту. Печатные медиа же встречаются везде — отсюда и миф о „пропаганде“. Но „пропаганда“, даже если соглашаться с такой постановкой вопроса, — это реклама о превосходстве одного образа жизни над другим. Не было в этом выпуске Cosmo историй в духе: „Тебя не любит парень? Не принимают друзья? Нет денег! У нас есть решение — набери сто килограммов!“ В нём зашифровано другое послание: есть вещи важнее, чем цифра на весах».

Истории женщин, которые подверглись домогательствам авторитетных для них мужчин: преподавателей и руководителей, с комментарием психолога Марины Травковой о том, что делать, если вы оказались в такой ситуации: «Я бы просила и умоляла не обвинять тех, кто попал под эти жернова. И если вдруг вы видели человека, которого принуждали к «добровольному» сексу, он пошел на это и плохо себя чувствовал, — не злорадствуйте в спину, не отворачивайтесь, а поддержите, и если вы не можете объединиться и противостоять, то хотя бы не добивайте. Не нужно заниматься сбором характеристик пострадавшей: что она могла или не могла сделать, почему не сопротивлялась и поддалась. Нужно разбирать характеристики того, кто проявляет это насилие, и думать, что с ним не так, почему он это делает и почему сложилось окружение, в котором это возможно».

Подборка цитат из книги, посвященной крепостному праву в России, о положении женщин-крепостных и сексуальном насилии как норме — мороз по коже: «Встречая гостей у себя в усадьбе, генерал, по-своему понимая обязанности гостеприимного хозяина, непременно каждому на ночь предоставлял дворовую девушку для “прихотливых связей”, как деликатно сказано в материалах следствия. Наиболее значительным посетителям генеральского дома по приказу помещика отдавались на растление совсем молодые девочки двенадцати-тринадцати лет».

Интересное интервью с двумя белорусскими квир-людьми об их выборе и понимании слова «квир», с комментарием психолога: «Один из первых эффектов — это выявление некоторых норм внутри меня, над существованием которых я раньше не задумавал(а)сь. Почти весь наш язык, манеры и этичность гендерированы: мы обращаемся к незнакомым людям «девушка!», мы предлагаем места только пожилым и беременным, хотя бывают и другие причины дать человеку сесть, мы не спрашиваем у женщин про возраст. Квир помогает задуматься о правомерности всего этого и переиначить систему, начиная хотя бы с мелочей. Обращаться к незнакомым людям «простите!», уступать место любым усталым людям и не уступать его, когда усталая персона — ты сам(а), не спрашивать женщин ни про возраст, ни про то, от кого их дети. Я сейчас, конечно, привожу очень тривиальные примеры, для которых не нужно практиковать квир, а можно просто включить голову, но квир-практики иногда в этом очень хорошо помогают».

Сохранять семью ради самой семьи, когда в ней уже нет ни доверия, ни безопасности, ни поддержки, пустое занятие, что хорошо видно из рассказов людей, оказавшихся в минском «Убежище» — приюте для пострадавших от насилия женщин и детей: «О том, что происходит, знали многие. Хотя мама только один раз пришла на работу с фингалом. Обычно синяков не оставалось — отец умел так бить. Соседи и родственники могли принять нас на ночь. Но о том, что можно получить психологическую помощь и помощь юриста, речи не шло. Я считала, что это нормально. Это — часть жизни. Надо просто уметь как-то выкрутиться. Двух моих одноклассниц били отцы. Тетю бил муж. Это было повсюду. И если милиция видела и ничего не делала… Что могли сделать мы?»

Обзор литературно-феминистского активизма в России: выставки, издательства, зины, писательские курсы и читательские блоги: ««Write like a Grrrl» закладывает базу для написания текстов. Мы проходим проработку персонажей, диалогов, сеттинга, пишем вместе с нуля, то есть это настоящие писательские курсы, что для меня было очень важно. Но курирование WLAG многое изменило и в моей голове. Я встретила множество прекрасных женщин, у которых и так все нормально с любовью к литературе, но в них сидит страх писать и показывать кому-то свои тексты. Оказалось, что объединяющим элементом для нас становится не какая-то уже написанная литература, образцы для подражания, а именно наши ненаписанные тексты, которые сидят внутри, просятся на бумагу, но мы боимся их записать».

Спустя шесть лет жизни в Канаде семья с двумя маленькими детьми посетила Россию и получила уйму новых впечатлений, в частности о том, как жестко у нас проходит разделение между девочками и мальчиками в детском воспитании: «В магазине есть вывески “игрушки для мальчиков” и “игрушки для девочек”. Догадайтесь, в каком отделе Лего и вообще все конструкторы? Мне это было удивительно, потому что в канадских магазинах сейчас такие вывески представить невозможно. Случай из российского фирменного Лего-магазина: дети вместе рассматривают наборы с динозаврами, подходит продавец и предлагает дочери перейти к секции с линейкой “Лего Друзья”, потому что она Для Девочек! (в отличие от всего остального магазина, очевидно)».

Отличное журналистское расследование деятельности «Мужского государства» – организации, созданной с целью устранение культа вагины на территории России и стран СНГ: «— У этой шкуры до сих пор её голые фотки на странице? Если да, то рейд по всем взводам. У неё раньше ава была, где она полностью голая с лицом и грудью крупным планом. Даже соски не закрывала и не замазывала».

Галина Юзефович рекомендует три новые переводные книги: эссе о женщинах и власти, книгу о тяжелой жизни в викторианские времена и труд об истории костюма и его связи с полом:  «Энн Холландер мастерски развеивает мифы о «консерватизме» и «однообразии» мужского костюма, а заодно и о том, что его взаимодействие с женской модой продиктовано исключительно социальными соображениями. В ее исполнении история костюма, истоки которой она прослеживает в эпохе позднего Средневековья (именно тогда пригнанные по фигуре латы начали понемногу трансформироваться в специфически мужскую одежду, призванную подчеркнуть и едва ли не обнажить достоинства фигуры), оборачивается динамичным триллером».

Попытка анализа недавних волн флешмобов, таких как #янебоюсьсказать и #faceofdepression, с интересными примерами из казахстанской блогосферы и политики: «В Казахстане большой резонанс получил #PadManChallenge, направленный против стигматизации менструации. Его запустили по случаю выхода фильма «Пэдмен» про индийского предпринимателя Аруначалама Муруганантама. Он разработал автоматы для продажи недорогих гигиенических прокладок в отдалённых районах Индии. «Да, в моей руке прокладка, и в этом нет ничего постыдного. Это естественно! Точка», – написал он по этому случаю в Twitter. Челлендж поддержала российская модель Водянова, запостив фотографию с прокладкой в руках. В Казахстане в ответ на это журнал Men's Health запустил акцию «Чеши свои яйца, если чешется», ссылаясь на то, что зуд в области тестикул – это такой же естественный процесс как менструация».

За последние десять лет удалось доказать, что если человек с ВИЧ получает лечение, и количество вируса в крови снижается до минимума, он не передаст его своему половому партнеру – что значит эта информация для России в заметке Анны Федоряк: «Швейцарский врач Пьетро Вернацца рискнул рекомендовать таким семьям естественное зачатие — по его наблюдениям, если у партнера с ВИЧ был стабильно низкий уровень вируса в крови, инфицирования при половом контакте не происходило. Сегодня Вернацца рассказывает, что за рекомендацию многие коллеги буквально подвергли его остракизму — одни не верили, что это действительно безопасно, другие считали, что, даже если это правда, не стоит снижать страх людей перед заболеванием».

Рассказ жены мексиканского наркоторговца – полно опасностей, никому нельзя верить, зато эти туфли будут у меня первой: «Эмилио пришлось переехать в штат Наярит, а затем – в Мехико. Всего через неделю после кесарева сечения мне пришлось доставлять товар и деньги его новым подчинённым на такси, с дочерью на руках, в ужасе – ну, вы себе представляете. Я была одна дома с сыном и новорождённой дочерью. Спустя год после рождения дочери, в январе 2011 года, я уехала в Мехико вместе с Эмилио».

Полезный список вещей, которые стоит обговорить перед первым сексом, и пока их обсуждаешь, можно уже нешуточно завестись: «Так, у меня вопросы! Можно ли кричать у тебя дома? Нравится ли тебе, когда облизывают пальцы на ногах? А к анальной пенетрации в твою сторону ты как относишься? А соски ты любишь чтобы нежно стимулировали или поинтенсивнее? А по лицу тебя бить можно? А я уже говорила тебе, что меня можно тоже?»

Фотограф Ната Шарапова поговорила в Аджарии с женщинами, которых украли их мужья, и для которых похищения и жизнь с нелюбимыми мужчинами — пугающая обыденность: «Мне было 15 лет, сейчас 21. Он увидел меня в моем селе, немного пообщался, а потом приехал в Батуми, где я училась, и украл. Остановил машину и усадил меня туда. Я сопротивлялась, совсем не хотела замуж так рано, но их было пять мужчин, и я не смогла с ними справиться».