«Тайные виды на гору Фудзи», Виктор Пелевин

0

Новый роман Виктора Пелевина совершенно не стоит того, чтобы его читать, потому что набор все тот же: проповедь буддизма, критика капитализма и лютое женоненавистничество. Самые бездарно потраченные 500 рублей за последние полгода, так что пересказываю вам сюжет, чтобы можно было поддержать светскую беседу о книжных новинках, но не тратить на роман время.

В начале-середине 1990-х старшеклассник Федор влюблен в красавицу Таню, которая на него плевать хотела, и их пути расходятся, не успев сойтись. К нынешнему моменту им чуть за сорок, она — растолстевшая бывшая проститутка и содержанка, он — почти миллиардер, который дружит с миллиардерами. Таня мечтает заново с Федором познакомиться и влюбить его в себя, чтобы устроить свои дела, поэтому использует всякую бытовую магию в надежде притянуть ею бывшего поклонника, а Федор мечтает перестать скучать и подписывается на дорогущие развлечения с походами в прошлое и технологичным присасыванием к чужой способности домедитироваться до универсальности и избавления от личного.

Федор все-таки встречается с Таней, рушит все ее надежды, и она попадает в лапы эзотерической леворадикальной феминистской группировки, которая практикует магические ритуалы, позволяющие женщинам вертеть мир на собственной матке. Для этого надо сходить в мистический трип, пройти через #metoo, стать холодной и скользкой рептилией, перестать брить ноги, и ты сможешь пересоздавать мир путем изменений чужих действий даже на расстоянии.

Тем временем личность Федора начинает распадаться, поскольку он доэкспериментировался с чужой медитацией и увидел несуществование этого мира. Развидеть это невозможно, разрушаться начали и его представление об объективном мире (знает, что того нет), и его собственное «Я», поскольку того тоже на самом деле нет.

А, раз Федор только присаживался на чужое просветление, у него нет и тренировки сосредоточенности, позволяющей пережить осознание, как все на самом деле устроено. Федор предпринимает массу разных мер, чтобы вернуться в темное неосознанное человеческое состояние — грешит, оплачивает грехи и так далее.

Когда наконец удается вернуться в колесо сансары, понимает, что влюблен в Таню, и женится на ней. Он не в курсе, что помогали ему не столько грехи, сколько Танина магия, которую та получила, пройдя через все испытания, и использовала, чтобы вытащить Федора из просветления. Таня переключается на лесбийский секс, но за Федора выходит и наслаждается властью над ним.

Непонятно, действительно ли она в состоянии управлять Федором, или тот просто упивается своим недовольством происходящим, что указывает, что он все же человек, а не просветленный. Точно так же неясно, не было ли у нее способности к магии с самого начала, если с Федором она все-таки встречалась еще до перехода, и что на самом деле позволило ему избежать просветления — Танина магия или собственная упорная работа над насаждением грехов, и существует ли все это. По версии буддийского монаха, отрешенно рассматривающего парочку, — неважно.

Стандартный роман Пелевина, набитый и традиционными для него штампами, и чем-то новеньким.

Махровая мизогиния — как всегда, все женщины, кроме одной прекрасной и недоступной, туповаты, жадны и без мужчин ни на что не способны. Таню даже к феминисткам приводит мужик, когда она натурально и фигурально заблудилась в жизни и в лесу. Сама Таня, получив МАГИЮ, СПОСОБНУЮ ПЕРЕСОЗДАВАТЬ МИР, не придумывает ничего лучше, кроме охомутания мужчины, которого даже не любит. Могла бы полететь в космос, создать армию, сменить президента и вылечить рак, а она выходит замуж. Прислуга Федора счастлива, когда он на нее нападает для секса, потому что это прибавка к зарплате. Магию тратят на наведение на себя красоты-галлюцинации. Умными называют вышедших замуж так, что разорвать брак можно только через суд в Лондоне со всеми вытекающими удачными финансовыми последствиями. Движение #MeToo описывается как способ дорваться до власти.

Трансфобия — упоминаются «женщины, которые на самом деле мужчины», перечисляются «женщины, мужчины и трансгендеры». Поскольку это все словами персонажей, можно попытаться приписать такие высказывания им, а не автору, но у него из романа в роман один и тот же персонаж с разными именами, и это всегда вляпавшийся ушлепок, выясняющий, как в действительности мир устроен. Так что списать все на трансфобного героя не получится, автор тут вещает, как он на самом деле видит транс-людей.

Гендерные стереотипы стандартного среднероссийского уровня — медитируют у него и меняют окружающее пространство интеллектуальными усилиями сплошь мужчины, это светлый аполлонический мир рациональности, высоких технологий, больших денег и способности принимать неожиданные решения, и даже все события с мужчинами происходят под лучами летнего солнца. Женщины — мясо во всех смыслах, центр их существования — матка, магия — древняя, превращающая женщину в хтоническое чудовище, ее ледяной мир — жилища, лес, освещенные кострами ночи, заснеженный зимний бульвар. Женщины пытаются управлять миром через вагину, а магия вся завязана на промежность, причем ритуалы болезненны, и надо долго восстанавливаться, а без магических способностей все просто каждый месяц болит, кровоточит и ведет к смерти. О гормональных контрацептивах и других способах не мучиться автор, похоже, не слышал.

Фэтфобия и эйджизм — фразы вроде «жирной женщине не следует оголяться в сексуальных целях» и «теток заменили нормальными молодыми девочками», которые тоже произносит лирический герой, однако его падение описывается падением к ногам женщины среднего размера, которую он считает толстой, и все описания толстых или не самых молодых женщин не нейтральны ни в одном случае. Я не верю, что это тонкий перевертыш, которым автор показывает нам отвратительность мыслей ГГ, аудитория Пелевина сама так думает, поэтому просто не считает разделение на автора и лирического героя.

Вранье про феминизм — Пелевин из романа в роман описывает феминисток как движение, которое не за равенство ратует, а жаждет поработить мужчин. Тут феминистки открыто заявляют, что их цель — «хуемрази», над которыми пора воцариться, а недовольных убивать. Что характерно, этот термин в рунете используют в основном мужчины и то с некоторой похвальбой. То есть помимо регулярных рассказов в романах о разных способах программировать реальность, автор и сам пытается это сделать, внушая читателям, что феминизм — опасная и жестокая борьба за господство над миром.

Истерика, короче.