Чтение на выходные

0
  1. Хорошая запись, объясняющая, что за страсти развернулись в США вокруг кандидатуры судьи Бретта Кавано и почему все так непросто: «В зал комитета сенатор ехал на лифте. С ним начали спорить две активистки, утверждающие, что пережили попытки изнасилования. Несколько минут они сквозь слезы отчитывали сенатора: «Я не могу представить, что мои дети и через 50 лет будут видеть в Суде человека, обвиненного в изнасиловании молодой девушки… Смотрите на меня!.. Посмотрите на меня и скажите, что неважно, что со мной случилось. Вы говорите женщинам, что они ничего не значат. Что нужно молчать. Такое было и со мной!”»

По мотивам дела Кавано психологи объясняют, почему жертвы насилия так часто с трудом вспоминают то, что важнее всего для следствия и публики, и путаются в своих показаниях: «Эмоционально важную информацию называют центральными деталями, а то, что мозгу показалось менее значимым, — периферическими. Со стороны или даже для самих вспоминающих произошедшее детали события могут иметь иной вес и важными кажутся другие элементы, но в момент, когда всё происходит, мы не выбираем, что запомним, а что нет (если только у нас нет специальной подготовки). Именно поэтому, объясняет клинический психолог, специалист по психологическим травмам Джим Хоппер, многие жертвы насилия не могут рассказать, что конкретно нападавший делал с их телом, но зато помнят выражение его взгляда, запах или шум дороги за окном».

Суду потребовалось девять месяцев, чтобы лишить родительских прав Дмитрия Грачева, который избивал детей и отрубил руки жене,– как этого удалось добиться, рассказывает Мари Давтян: «Сторона ответчика активно боролась за то, чтобы этот вопрос рассматривался после приговора по уголовному делу. Наличие несовершеннолетних детей является смягчающим обстоятельством, и Грачев собирался использовать это обстоятельство для борьбы за менее суровое наказание. Вполне циничная позиция: я не отрицаю, что я это совершил, но вопрос о детях удобнее решить потом».

Для кого-то выложить симпатичное селфи в Инстаграме – обычное дело, а в Ираке, как выясняется, за это уже поплатились жизнью несколько девушек: «Через пару недель, тоже при невыясненных обстоятельствах, погибла Раша аль-Хассан, бьюти-эксперт и владелица салона красоты Viola в Багдаде. Накануне она опубликовала пост в Facebook, посвященный первому дню Курбан-байрама: «Утром в этот праздник продумайте свои пожелания, напишите молитвы, подготовьтесь к великому дню, и великодушный Господь услышит их и откроет врата в небеса»».

Екатерина Попова рассказывает о последствиях выхода ролика «Раздвинул ноги? Получи!» — феминисток в очередной раз записали в экстремистки, а мужчины дружно обещают калечить всех, кто имеет отношение к созданию провокационного видео (читайте осторожно – цитаты очень экспрессивные): «Вопреки уверенности Милонова, феминизм — это не ИГИЛ и не Аль-Каида. Нет никого, кто мог бы заявить от лица всего движения: «Феминистки берут на себя ответственность на акцию в метро, каждые намоченные штаны — наших рук дело!» Сама авторка акции Анна Довгалюк подчеркнуто дистанцируется от феминизма: в интервью она говорит, что феминисткой ее называют только журналисты, сама она считает себя «общественной активисткой»».

Перевод статьи с хорошей подборкой источников и статистики о пяти популярных заблуждениях относительно сексуального насилия: «Если жертвой был ребенок, то отсрочка с заявлением может затянуться еще больше: только 28% из тех, кому меньше 16 лет, сообщили о совершенном на них нападении в тот же день, а примерно треть откладывала обращение в полицию более полугода». Оригинал (англ.)

Зажигательный рассказ о работе клиники искусственного оплодотворения с точки зрения специалистки по SMM – поиск чернокожих спермодоноров, суррогатной матери — мусульманки и попытка привлечь клиенток с помощью священного камня: «До сих пор не знаю, смогла ли я привести хоть одного чернокожего, но на пенисы, которые мне прилетали со всех сторон, я насмотрелась на всю оставшуюся жизнь. Не спрашивайте, зачем мне их посылали. Если бы у меня был член, я всё равно не нашла бы мотивации отправлять его неизвестному аккаунту со словами: «Такой пойдёт?»».

Секс-педагог Юлия Ярмоленко разъясняет три отличных причины дать подросткам презервативы – разумеется, не будем забывать и кондом-челлендж: «Я была в шестом классе на лекции, и мальчишки удивленно меня спросили: «Если мы сейчас побежим на переменке в аптеку, нам продадут презервативы?». Отвечаю: «Да, продадут» — «А если нет?» — «Тогда попросите книгу жалоб и предложений и сделайте в ней запись»».

Статья о том, чем грозит России идея законодателей ограничить программы борьбы с ВИЧ, финансируемые из-за рубежа: «НКО, занимающиеся профилактикой ВИЧ, — не исключение. Например, в 2016 году в Пензенской области некоммерческую организацию «Панацея» потребовали признать «иностранным агентом». В экспертизе говорилось, что НКО действует на основе «идеологии постлиберализма», пропагандирует «наркотики и гей-культуру» и в целом представляет собой «идеологический и даже политический проект». Дело так и не дошло до суда, но организация прекратила работу».

Анна Коршун, руководящая белорусской общенациональной горячей линией для пострадавших от домашнего насилия, с примерами рассказывает о том, что такое экономическое насилие в семье: «А еще мужчины нередко начинают манипулировать детьми. По словам одной абонентки, супруг разрешал ей готовить блюда только из выращенных на даче овощей. Если женщина все-таки использовала продукты, купленные в магазине, мужчина начинал говорить детям: «Смотрите, ваша мама вас объедает». Он запрещал пользоваться обогревателем, потому что это дорого. А когда дети болели, прятал ингалятор и теплые вещи и ставил условие: верну, когда отдашь свою зарплатную карточку».

Один лайк – один факт о проституции от пользовательницы Twitter Cell Lupus — всего их набралось больше сотни, есть что почитать и над чем задуматься: «17) Со временем вырабатывается привычка отключаться во время процесса. Ни о чем не думать и ничего не чувствовать. В итоге неплохой кусок реальности тупо выпадает из жизни, и остаются лишь части где у тебя есть деньги и ты в безопасности».

Если у вас есть доступ к Netflix или вы просто знаете, где найти нужный фильм, то вам пригодится к выходным эта подборка из девяти фильмов, проходящих тест Бехдель – кристальной феминистичности тест не гарантирует, но обычно серьезный плюс режиссерам: «Эта юмористическая драма рассказывает о компании женщин из луизианской провинции, переживающих взлёты и падения в помолвке, браке, беременности, личных разочарованиях, болезни и смерти. Мы весь фильм наблюдаем их личностный рост и проявления многочисленных дружеских отношений между женщинами, а для этого, конечно, нужно говорить не только о мужчинах».

Статья о творчестве Йоко Оно – стихах-инструкциях, интерактивных инсталляциях и перформансах, благодаря которым она стала одной из основательниц авангардной художественной сцены Нью-Йорка: «Одна из основных тем, которую затрагивает в своем творчестве Йоко Оно, — это телесность и уязвимость. Ее перформанс 1964 года «Отрежь кусок» открывает новую главу в истории жанра. Художница неподвижно сидела, пока любой зритель мог подойти и отрезать ножницами кусочек ее одежды. Этот перформанс можно причислить к феминистскому искусству: женщину — неподвижный объект — обнажают, и каждый пришедший в ее жизнь забирает ее частицу с собой, что символизирует жертвенность, к которой обязывает женщину патриархальное общество. Фраза Оно «Женщина — это чернокожий мира» (Woman Is the Nigger of the World), ставшая затем песней, как раз об этом».

Интересное интервью с Михаилом Тумасовым, руководящим Советом Российской ЛГБТ-сети, о том, чем занимается организация, об активизме, инклюзии и понимании: «К примеру, на прошлогоднем Форуме ЛГБТ-активистов России выяснилось, что определённое количество лидеров-мужчин уверены, что никакой проблемы в нарушении прав женщин в нашей стране нет. Потому что люди не погружены в общение с женщинами. Как мне кажется, мужское гомосексуальное сообщество во многом мизогинично – относятся к женщинам пренебрежительно,  не могут чувствовать их проблемы. Они могут быть приятны друг другу, но все равно не понимать. К примеру, некоторые геи могут просто так взять и помять за грудь свою подружку. «А что тут такого?». А ты спросил у нее разрешение? Нет. А это же чужое тело. Она же не лезет к тебе пощупать твои яйца. Все равно мужчина в каком-то роде остается тираном – взял и ворвался в личностный ореол. И даже этого не почувствовал. И будет сопротивляться признавать свою ошибку».