Чтение на выходные

0

История Бретта Кавано повысила интерес к устройству американских элитных школ – что там творится такое, что изнасилование на вечеринке у них обычное дело, а твои одноклассники будут тебя покрывать – об этом колонка исследователя Адама Говарда в переводе на русский: «Молчание — часть стратегии элитных школ, которая охраняет их от широких масс. Сами школы всегда описываются как лучшие из лучших, выдающиеся, исключительные, а выпускают они тех, кто точно станет одним из лидеров в выбранной сфере. Элитные школы тратят немало времени и ресурсов на разработку внешнего позитивного имиджа. Он нужен им для легитимизации особого статуса, а также сопутствующих ему привилегий. Всё, что может навредить имиджу, прячут от глаз публики раз и навсегда». Оригинал (англ.)

Статья о тактике массовых изнасилований, за помощь жертвам которых доктор Дени Муквеге и правозащитница Надя Мурад получили Нобелевские премии – очень тяжелое чтение: «Южный Судан ещё нагляднее, чем ДРК, показал использование массовых изнасилований как метода ведения боевых действий. Тактика была очень простой: слабо вооружённые «народные армии» и милиция в прямом смысле слова набегали на территорию противника, откуда выносили подчистую всё, что могли утащить, а что не могли — пытались уничтожить. Мужчин убивали, женщин и детей насиловали. Ряд местностей Южного Судана подвергся буквально тотальному изнасилованию. Наблюдатели говорят об изнасиловании каждой третьей женщины в стране».

Мормонка Габриэль Блэр, мать шести детей, отлично вбросила в блогосферу, заявив, что в нежелательных беременностях, а значит, и в абортах, виноваты исключительно безответственные мужчины, а кастрация решит эту проблему – изучить ее доводы можно в переводе на русский: ««Если вы хотите, чтобы абортов больше не было, необходимо предотвратить все нежеланные беременности. А за них на сто процентов ответственны мужчины. Да, серьезно. Возможно, вы думаете: но ведь это ответственность двух людей. Да, но только в том случае, когда речь идет о запланированной беременности. Но все незапланированные беременности происходят в результате безответственного семяизвержения. Точка»». Оригинал (англ.)

История о том, как остроумные ученые опубликовали в ангажированных журналах гендерных исследований совершенно абсурдные статьи, оказалась, при ближайшем рассмотрении, историей о том, как не вполне компетентные ангажированные ученые опубликовали просто плохие статьи: «В области гендерной проблематики, которую в ангажированности обвиняют Плакроуз и соавторы, большинство исследований делается при очень скромном финансировании. Фейковые авторы, которые Плакроуз отправила в редакции, были изображены преимущественно активистами, работающими вне академического сообщества, группа выдавала себя за тех, кто делал свою работу на голом энтузиазме — потому к ним подошли с позиции «давайте попробуем сделать хоть что-то».

Фотограф воссоздал по материалам интернет-форумов секс-игрушки, которые люди мастерили из подручных средств, и сфотографировал – только пожалуйста, не пытайтесь это повторить с целью секса: «В СССР существовало много книг о том, как из спичек и желудей собрать или склеить игрушку. Авторы описывали или рисовали подробные инструкции, как из подручных средств создать то, что нельзя было купить. В том числе люди собирали в домашних условиях и игрушки для взрослых».

Очень боевая история кисейных российских барышень XIX века, которые рвались в университеты и наводили шороху и в Европе, и на родине: «Толпа девиц в мрачных костюмах, с воинственным выражением непривычно-славянских лиц, с сигарками в зубах, выкрикивающая на улицах что-то о толстосумах, серьёзно пугала обывателя, и в 1873 году городская администрация официально запретила русским девушкам учиться в Цюрихе. В результате «русская зараза» разлетелась по другим городам Европы. После прогрессивности Швейцарии многие другие университеты не захотели отставать, и русские студентки находили, куда пристроиться или студенткой, или хотя бы лаборанткой».

Современные писатели и режиссеры Азии переосмысливают легенду о понтианак – мстительном духе женщины, умершей при родах или убитой мужчиной: «Мстительный характер понтианак помогает обеспечить мифический противовес опыту быть женщиной в патриархальном обществе. Понтианак, пережившая насилия и страдания, мстит за женщин, в отношении которых в женоненавистнических обществах ежедневно совершаются преступления в реальной жизни: убийства, изнасилования и домашнее насилие. «Она исправляет несправедливость, существующую в традиционных обществах, которая ограничивает женщин», — объясняет Аделин Куех, старший лектор в Сингапурском колледже искусств LASALLE».

Рассказ нашей соотечественницы, работающей доминатрикс в Нью-Йорке, о своем становлении, особенностях работы и планах на будущее – в комментариях взволнованная дискуссия: «Основные запросы — всяческого рода порки, унижение, болл-бастинг, золотой дождь. Семь из десяти мужчин просят страпон, в принципе, это легко объяснимо, ведь это табу, на этом основана вся БДСМ-культура. На удивление редко просят ролевые игры. Мои табу — это medical play и феминизация, унижение через сравнение с женщиной, переодевание и выполнение «женской роли». Я не считаю, что быть женщиной унизительно, поэтому не провожу такие сессии».

Отрывок из книги Эстер Перель «Право на «Лево»», посвященный изменам, которые происходят, когда, вроде бы, у пары все прекрасно и странно желать кого-то еще: «В своем эссе о романе с замужней женщиной журналистка Анна Пулли пишет, что неверность обещает нам «жизнь, которая не может стать [нашей]». «Я была дорогой, по которой она никогда бы не прошла… — пишет Пулли. — Наша любовь держалась на возможности — мы предлагали друг другу безграничный потенциал. Перед таким обещанием у реальности и вовсе не было шансов… Она воплощала в себе совершенство — иначе и быть не могло, потому что в ней не было никаких ловушек реальных отношений… Она была совершенна отчасти потому, что давала отдушину, что всегда готова была предложить больше»».

Более трети женщин мира, кончающих жизнь самоубийством, проживают в Индии, причем большинство из них молоды – им 17-39 лет – почему так происходит и как снизить этот показатель ученые пока только разбираются: «"В культурном контексте Индии женщины, относящиеся к этой возрастной группе, сталкиваются с целым рядом серьезных проблем, — рассказывает Ракхи Дандона. — Они чаще заболевают депрессией и страдают от отсутствия психиатрической помощи"».

Ученые — от нейробиолога до философа — обсуждают биологизаторство и вульгарный дарвинизм – откуда они берутся и почему неверны: «Культурные начинания, нежизнеспособные в генетическом смысле, долго не проживут: культ бретарианства, по которому нельзя ничего есть и пить, вряд ли станет мировой религией. Но в то же время далеко не каждый культурный признак должен приносить биологическую пользу или обосновываться генетическим отбором: мы носим галстуки не потому, что у нас ген галстукофилии, а потому что так повелось».

Большой проникновенный текст Юлии Лапиной об институтах насилия в нашем обществе и в душе каждого человека, и о том, как бороться с ними собственными силами: «Травматик – это и есть в первую очередь выживший. А значит по-своему сильный. Если бы травматик не вышел живым из безумно сложных обстоятельств, его бы и не обсуждали – его бы просто физически не было, как нет многих стран и народов, о которых мы знаем лишь из исторических книг. Но выжить – не значит пережить. Можно выжить на войне ценой неумения жить в мире: ведь именно на войне важно уметь подчиняться и принимать насилие как данность. Иначе не будет победы».

Елена Климанская провела интересный опрос – она выясняла у мужчин и женщин, как, по их мнению, должны распределяться бытовые обязанности, если супруги зарабатывают одинаково – и обнаружила зависимость от экономического состояния региона: «Можно предположить, что женская безработица и мужская трудовая иммиграция формирует у женщин искаженное представление о справедливости в отношении домашнего труда, поскольку убирает из зоны видимости ситуацию, при которой действительно оба супруга имеют возможность работать за деньги и приходить вечером домой, где надо что-то убирать, стирать, готовить и ухаживать».

Подборка и обзор нон-фикшн о злополучных приключениях нашего тела — чем живет похоронная индустрия, как врачу добыть цельный скелет и сколько из стоимости донорской почки реально достается женщине-донору где-нибудь в Индии: «Бальзамирование – золотое дно американской похоронной индустрии – пришло в практику после Гражданской войны, когда родственники погибших в боях могли довезти тела до дома только забальзамированными, потому что очень много людей погибло и невозможно их было транспортировать по жаре достаточно быстро. Прямо в армейских лагерях бальзамировщики ставили свои палатки с рекламой “У нас трупы никогда не чернеют” и образцами работ. Дальше традиция как-то прижилась, хотя больше нигде бальзамирование не является такой уж популярной услугой. Во-первых, это дорого. Во-вторых, несколько противоречиво: бальзамировщики упирают на идеи “достойного погребения” и “естественного вида”, тогда как процесс бальзамирования – какой угодно, но не “достойный”».