Секс, которого не будет

0

Прочитала сегодня в «Медузе» статью про парня с тяжелой формой ДЦП. Разговаривать он физически не может, отношений с девушками, понятно, нет, мастурбацией заниматься не получается — не управляет собственным телом, сексуальное желание при этом никуда не девается, жизнь и без того мучительна, а тут еще и это.

Жалко его чудовищно: невозможность реализоваться сексуально — это трагедия.

В статье, однако, все сводится к тому, что мужику надо присунуть, поэтому нужны специальные женщины. Упоминаются проститутки, которых нежно называют секс-работницами, и суррогатные партнерши — специалистки по обучению обхождению с собственным телом, которые сексом тоже могут заняться на конечном этапе обучения.

Весь разговор о женщинах с инвалидностью — «ну, они могут иметь миотонический оргазм».

О чем разговор не ведется:

  • Почему предлагается ради одних людей, которым плохо (люди с особенностями), непременно унижать кого-то еще (проститутки)? Так количество горя в мире только растет, а надо пытаться снизить.
  • Почему мужчины в качестве «секс-работников» не рассматриваются? Если у большинства людей возникает дискомфорт при мысли, что к женщине с тем же ДЦП приедет посторонний мужчина с сексом по квитанции, наверное, мы одобряем не проституцию, а обязанность женщин обслуживать мужчин.
  • Почему вообще людей с особыми потребностями рассматривают как лишенных обычных человеческих желаний и чувств? Люди же хотят человеческого контакта, эмоций и уважительного отношения к себе, а не купли-продажи оргазмов.

Я вижу решение проблемы так:

  • Полностью инклюзивное образование: чтобы с детства привыкали и требовать к себе уважения, и уважать окружающих без скидок на физические или ментальные особенности.
  • Доступная среда: человек сможет учиться вне дома, работать, развлекаться и отношения завязывать.
  • Обучение по обращению с телом подготовленными специалистами: исследовать его самостоятельно получается не у всех.
  • Кастомизируемые под конкретные потребности секс-игрушки.

Короче, надо придумать способы давать больше свободы и человеческого достоинства, а не рабынь подгонять.