Чтение на выходные

0

Обзор стрейтвошинга в киноискусстве — или что делать в фильме с этими непонятными ЛГБТ-людьми – выкинуть из сюжета, замаскировать, изобразить попонятнее или настолько урезать хронометраж, что скандальную сцену будет способен засечь только Милонов: ««Когда я смотрела „Жизнь Адель“, то не могла отделаться от мысли, что создатели имеют очень отдалённое представление о лесбийских отношениях, — рассказывает Саша Казанцева. — Впоследствии прочла, что в производстве фильма действительно не задействовали реальных гомосексуалок. Джули Маро, по комиксу которой и была экранизирована „Жизнь Адель“ и которую в итоге не допустили к правкам сценария, прямо заявила, что в фильме забыли показать лесбиянок. Вообще фильм получил много критики: за то, что гетеросексуальный режиссёр скорее показал свои фантазии, чем реальные отношения женщин; за жалобы актрис на изматывающие съёмки сексуальных сцен; за pink face (по аналогии с блэкфейсом) — феномен, когда ЛГБТ-персонажей играют гетеросексуальные и цисгендерные люди»».

Арина Холина удивляется женщинам, которые мечтают о том, чтобы в критической ситуации их защищали непременно мужчины, и непременно грубой физической силой: «То есть женщины, в принципе, поддерживают идею, что мужчина — это агрессия и насилие. Просто он может быть либо за тебя, либо против. И это понятный и приятный женщинам мир. В нем они ощущают себя бессильными овечками, и по непонятной причине это делает их счастливыми».

Статья в переводе Анны Керман о том, почему практически исчезли пугающие сообщения о токсическом шоке при использовании тампонов, и сегодня многие женщины даже не знают о такой проблеме: «Для изготовления тампонов Rely использовались прессованные полиэстеровые шарики и карбоксиметилцеллюлоза — вместо хлопка. Эти тампоны были супервпитывающими, они могли удерживать в себе в 20 раз больше крови по массе, чем весили сами, и раскрывались во влагалище, образуя своего рода чашу, чтобы предотвратить протечки. Эти особенности, казавшиеся прекрасными свойствами для тампона, оказались прекрасной средой для бактериальной инфекции». Оригинал (англ.)

Женщины разных профессий рассуждают о феминитивах в своей жизни, и о том, используют ли они их сами и почему: «На работе я сеошница, и это слово существует наравне со словом «сеошник» — наверное, потому что это понятие новое, к тому же с дискриминацией в этой профессии я не сталкивалась. В резюме пишут SEO-специалист и нет никаких SEO-специалисток. Моя мама — акушерка, и в этой сфере феминитив никому не режет слух. Мне кажется, люди легко привыкнут, если вводить феминитивы без всяких принуждений: хочешь так говори, хочешь так. Сама логика вещей сработает».

Дарья Андреева, специалистка по культуре согласия, предлагает инструкцию, что делать, если вы видите, что происходит что-то непонятное, что вполне может оказаться домогательствами или насилием: «Привлекайте внимание людей вокруг к происходящему, чем больше людей хотя бы просто стоят и смотрят — тем лучше. Если люди бурчат что-то вроде «сами разберутся» — настаивайте, задавайте им вопросы («как вы думаете, может все-таки вызвать полицию?»), пытайтесь разжалобить («а что если он ее убьет?»), в общем, важно захватить и удержать внимание».

Перевод с английского языка полезных советов, которых, увы, не было в советской книге молодой хозяйки – как подручными средствами вывести неприятные запахи с силиконовой игрушки: «12. Ещё одна превентивная мера: купите презервативы без смазки (потому что большинство презервативов покрыты дешёвым силиконовым лубрикантом) и наденьте один на пробку. На всякий пожарный я бы советовала натянуть его на плаг целиком и завязать на основании как воздушный шарик». Оригинал (англ.)

Статья Алексы Тим о том, что мы еще слишком мало разбираемся в работе мозга, чтобы точно сказать, как на конкретного человека влияет порнография или что в точности происходит в мозгу, скажем, во время мастурбации – но нам есть куда стремиться — осторожно, иллюстрации не подходят для просмотра на работе: «За “порнографической зависимостью” есть, отдадим ей должное, определённая теория. Согласно этой теории некие стимулы (чтобы оно не значило) в порнографии (какой бы она не была) являются для мозга “сверхстимулами” (supranormal stimulus), поэтому нейронные сети, работа которых связана с чувство удовлетворения, оказываются перегружены – порнография “просто” более притягательна, чем реальный секс. Далее можно много рассуждать про эпигенетические перестройки в нейронах (как и в случае с зависимостями от веществ) и прочее, но пока я предлагаю сосредоточиться на отправной точке, сверхстимулах».

Интересная статья об истории политкорректных выражений, где, в частности, рассказывается об экспериментах, показавших, что выбор более корректных слов не подавляет креативность, зато использование гендерно окрашенных названий профессий, действительно, влияет на мышление: «Чтобы споры вокруг феминитивов утихли, нужно понимание того, что общий род — это слова не только первого склонения („умница“, „задира“, „неряха“), но и слова второго склонения („инженер“, „философ“, „гений“) и третьего („личность“). Гибкость русского языка позволяет это сделать, однако правила, прописанные в учебниках, пока отказываются меняться».

Краткие биографии одиннадцати женщин, которые двигали и двигают вперед философию, от Гипатии Александрийской до Донны Харауэй: «Фут наиболее известна как автор этического эксперимента «Проблема вагонетки»: «Тяжелая неуправляемая вагонетка несется по рельсам. На пути ее следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия?» Этой теме посвящены сотни исследований, многие из них дополняют условия Фут возрастом, моральными качествами потенциальных жертв и др. Сейчас загадка Фут интересует ученых с точки зрения машинной этики и искусственного интеллекта — место вагонетки в XXI веке занял беспилотный автомобиль».

Андрей Ривкин рассказывает о своем биологическом отце – Михаиле Жванецком – и с другой стороны экрана образ юмориста смотрится не слишком приглядно: «Биологический отец, кстати, тоже шутит, и с ним, в отличие от Смита, я лично знаком. Он тоже говорил со мной — в основном через экран — и часто — он говорил про меня. Я был панчлайном его шуток: то он не может вспомнить, сколько у него детей (зал надрывается), то изрекает, что «одно неверное движение, и ты отец» (зал погибает со смеху). Может, не сейчас — но в прошлом было именно так. Я не особо смеялся, но взрослые, включая мать, говорили, что до юмора Жванецкого еще нужно дорасти. После его эфиров я рассматривал себя в зеркало, понимая, что его «одно неверное движение» — это я».

Рассказ профессиональной модели о внутренней кухне профессии, о различиях между работой в Европе и Азии, и о том, правда ли между девушками принята конкуренция и жестокая вражда: «Также ты привыкаешь к красивой жизни: ты вхожа в круги высшего общества в любом мегаполисе. Даже если после вечеринки возвращаешься в свою комнатушку с тараканами, которую тебе сдало заботливое агентство втридорога. Но важно помнить, что модельная жизнь – это красивая жизнь напрокат. Тебе рады на яхтах, шикарных вечеринках, частных пляжах, пентхаусах звезд и в кругу простых скучающих банкиров, но лишь потому, что ты хорошо вписываешься в интерьер. Ты и есть предмет интерьера».

Варвара Бабицкая подробно раскрывает историю создания повести «Леди Макбет Мценского уезда» Лескова, отношение к ней современников автора, споры критиков и особенности героини: «Леди Макбет замечает, что заколола бы Дункана сама, «Не будь он / Во сне так резко на отца похож». Катерина Измайлова, отправляя к праотцам свёкра («Это — своего рода тираноубийство, которое можно также рассматривать и как отцеубийство» 17 ), не колеблется: «Развернулась она вдруг во всю ширь своей проснувшейся натуры и такая стала решительная, что и унять её нельзя». Такая же решительная поначалу леди Макбет сходит с ума и в бреду никак не может стереть с рук воображаемые пятна крови. Не то у Катерины Львовны, буднично замывающей половицы из самовара: «пятно вымылось без всякого следа».

На пути к современным средствам контрацепции люди перепробовали много оригинальных вариантов, начиная с малоэффективного плевка в рот лягушке, заканчивая вполне реальной ампутацией шейки матки с помощью каменных инструментов: «Если верить мифам, то первой изобретательницей презерватива была жена царя Миноса. Она должна была защищать себя, поскольку в семени правителя жили змеи и скорпионы, которые угрожали ее жизни. Подобие презерватива Пасифая сделала из мочевого пузыря козы».

Перевод историй ирландок, которым пришлось отправиться в Великобританию, чтобы сделать легальный аборт — недешевое и непростое дело, особенно для девушки-подростка: «Поэтому я начала копить. Я чувствовала себя так, как будто внутри меня растёт тикающая бомба с часовым механизмом. Фартук, в котором я ходила на работе, становился всё теснее, а я слабела. Чем дольше я копила деньги, тем больше росла. Сайт клиники предупреждал, что после определённого срока процедура становится более сложной и менее легальной. Я уже пропустила один или два таких момента. Я одолжила денег у ростовщика, услугами которого воспользовалась мать моего парня. Я притворилась, будто беру деньги на машину».