«С феминизмом сама таскаешь чемоданы?»

0

«Татьяна, здравствуйте! Прочитала у блогера, который пишет о жизни в Германии, как она добиралась в аэропорт с огромным чемоданом и ни один мужчина не помог занести его в автобус, поднять по лестнице и т.д. Задумалась: это победа феминизма или искаженное понимание равенства? И как вы поведёте себя в ситуации, когда, например, мужчина в метро предложит помощь с тяжёлым чемоданом? Спасибо!»

Привет! Ни то, ни другое — это нормальное поведение в ситуации, когда человек не просит о помощи. Раз не просит, то все нормально, люди же не телепаты и в идеальной ситуации оставляют окружающим право делать со своей жизнью что угодно — хоть на каблуках бегать, хоть тяжести таскать, — оценивать уровень сложности чужих добровольных приключений не их дело.

Женщина по умолчанию — это не слабачка, неспособная постоять и поносить, и не настолько тупая, чтобы каждый раз собирать чемодан, который сама поднять не в состоянии.

Это двойная мораль: пока надо строить из себя защитника и оберегателя, ходят, двери придерживают. Зато когда в семье ищут, на кого свалить уход за лежачими больными и детьми, которых необходимо носить на руках, это практически всегда оказывается женщина, тут она почему-то не слабая. И точно не может постоять 15 минут человек, перемывший все полы в квартире, где живут семь человек? Наверное, если устала, хочет и посидеть, но уступят скорее не ей, а совсем молодой девушке, у которой этой семьи еще нет, чтобы попялиться сверху на ее декольте.

Кому надо помогать? Тем, кто просит о помощи, либо предлагать ее тем, кто объективно не справляется с трудом — маломобильным людям, пожилым, с маленькими детьми, беременным, а если в руках и чемодан на двоих, и тоддлер, это прямо бинго. В этих случаях надо дождаться разрешения, а потом уже помогать, потому что опять же мы можем ошибаться, и эта бодрая старушка рада постоять, а в этом чемодане могут быть воздушные шары.

Кто должен помогать? Те, кто хочет и может. Я всегда придерживаю тяжелые двери, независимо от пола и возраста входящих, могу помочь мужчине с коляской на лестнице или протянуть руку, чтобы помочь встать поскользнувшимся на льду, предлагаю свое место в метро, а вот тяжести носить не умею, поэтому и не суюсь. Но тяжести я не таскаю, потому что у меня маловато мышц, а не потому, что я женщина. Среди мужчин полно таких же слабаков с сидячей работой.

Все эти «а давайте мужчины чемоданы тягать будут» — ожидание проявлений галантности, чья обратная сторона — неверие в способность женщин справляться со своей жизнью и организовывать ее удобным для себя способом. Давайте галантности не ждать, а просто помогать, когда есть возможность, и не стесняться просить помощи. Опыт показывает, что в таких мелких делах долго дожидаться не приходится.