«Как отказаться от добавленного сахара?»

0

«Татьяна, здравствуйте! Очень интересно Вас читать. Как-то, отвечая на вопрос о вредных привычках (если не ошибаюсь), Вы сказали что стараетесь отказаться от добавленного сахара. А можете рассказать больше — о способах и с чем сталкиваетесь? Спасибо.»

Привет! У меня очень сильная присадка на добавленный сахар, поэтому я очень хорошо понимаю людей с аддикциями и так топлю за меры, которые помогают сокращать количество новых употребляющих. Например, страшные фото на пачках сигарет, убранные с глаз долой пачки, запрет наружной рекламы табака и алкоголя, ограничение курения в общественных местах — все это направлено не против пьющих и курящих, а чтобы снижался уровень пассивного курения и реже начинали пить и курить. Эти меры работают, кстати.

С сахаром все и проще (все же не наркотик, в отличие от никотина), и сложнее (потому что он везде). У меня бывают чудовищные бинджи, когда я съедаю все сладкое, что есть в доме, потом мне стыдно и плохо.

Стыдиться я уже почти перестала — приняла, что это больше похоже на расстройство пищевого поведения, чем на распущенность или еще какую черту личности, но бывает ужасно противно, особенно когда на следующий день обсыпает акне, и живот чешется, и ты точно знаешь, что всего этого не было бы, сократи ты количество сахара, где к тому же всегда тонна низкокачественного жира.

Ну и плохо, потому что потом живот болит, чувствуешь, что переела, еще может пронести. Иногда думаешь, что станет легче, если поблевать, но я боюсь, что это может войти в привычку, поэтому ни разу не вызывала рвоту после переедания.

Я уже несколько недель ношу свой фитнес-трекер на правой руке, потому что на левой началась экзема после очередного бинджа, и все никак не проходит, а браслет ее натирает.

Я испытываю сильную тревогу, если дома нет чего-нибудь сладкого. Если съела имеющееся раньше запланированного (а я правда много ем — могу съесть литровое ведро мороженого за один-два присеста, банка вареной сгущенки легко уходит за раз), могу ночью в метель выйти купить каких-нибудь отвратительных пирожных, потому что рядом больше ничего нет.

Могу мучиться дома час-два в борьбе между желанием пойти что-нибудь купить и попытками никуда не выйти. Всегда побеждает, конечно, глазированный сырок.

Стойки с шоколадками, на которые временно снизили цены, — самое страшное место в супермаркете, потому что я могу и десять взять, причем съем их дня за три. Иногда прикрываю глаза рукой, когда прохожу мимо, чтобы не увидеть мини-орео в плитке шоколада.

На 8 марта мне подарили огромный торт — килограмма два, не меньше. Я ела его все выходные, и съела в одно лицо. Еще я в эти дни пекла блины и ела пирожные в кафе.

В общем, моя жизнь с сахаром не очень-то радужная.

Но, как ни странно, в отношениях с сахаром мне сильно помог опыт переживания депрессии.

В первую диагностированную депру я сначала ничего не ела — просто не хотела, потом набрала 15 кило на орексигенных антидепрессантах, сильно себя ненавидела, затем сильно похудела и этим гордилась, но потом начала задумываться, почему я так много внимания уделяю форме и размерам своего тела, а не его гибкости, силе и способности приносить удовольствие.

Поэтому, когда во вторую депру снова набрала вес, просто на него забила, и даже не пыталась контролировать питание, решив, что мне дороже мое психическое здоровье, а контроль питания — это лишний стресс, который мне не нужен. Когда выздоровела, решила не худеть, потому что мне и так окей.

С год назад вес сам начал снижаться, плюс в прошлом году начала предпринимать усилия для похудения — снова захотелось стать легче. Когда у меня снова началась депрессия, и снова выписали орексигены, снова начала набирать вес. С одной стороны, ужасно обидно — я в прошлом году раздала всю свою одежду, из которой похудела, а в нынешнюю едва влезаю, и опять придется новую покупать. С другой — я вижу, как изменилось мое отношение.

Если раньше я ненавидела такую вкусную еду, которую так много ем, а потом просто приняла ее как данность, сейчас я извлекаю из нее удовольствие. Например, каждую неделю ищу пирожное «Наполеон» в каком-нибудь новом месте. Ну да, я не могу удержаться, чтобы не съесть то, что мне объективно вообще не нужно, но пусть это станет источником радости, у меня в депрессии ее не так уж и много. Ненависть к еде еще никому не помогала сделать жизнь лучше.

Еще я работаю с психотерапевтом, но дело двигается медленно, потому что вроде бы раскопаешь, зачем тебе сахар нужен, проработаешь, а под ним еще десять толстенных слоев. Аддикции часто приходят туда, где нужно заткнуть какую-то дыру, и чем раньше все начинается (у меня — лет в десять), тем сильнее они в тебя прорастают. То есть, начнись это лет в 15, скорее был бы алкоголь, например, но в десять заткнула тем, что было доступно.

Когда у человека сахар, алкоголь, наркотики, промискуитет, шопоголизм, азартные игры и любые другие способы развлечься в таких объемах, что приносят явный вред, это никогда не просто сахар, алкоголь, наркотики, промискуитет, шопоголизм или азартные игры и т.п. Они лишь симптом, поэтому «проявить силу воли» и «да бросить и все» почти нереально, работать необходимо с причинами.