Ответ Артуру Смольянинову

0

Актер Артур Смольянинов разместил открытое письмо в своем Инстаграме, обращается ко мне, жалуется, что всех на антиабортной премии «Амбассадор защиты жизни до рождения» неправильно поняли. Отвечаю.

Пост, который вы называете желтым и кликушеским, содержит пересказ происходящего с прямыми цитатами выступавших (я все записывала, те же цитаты можно найти в репортажах журналистов других изданий) и только с парой поверхностных личных замечаний от себя. Если такое описание мероприятия кажется вам бульварным, вопрос к ивенту, не ко мне. 

И каких призывов к диалогу вы ожидаете? Глава фонда называет аборт убийством и обманывает общественность. Аборт — это медицинская процедура прерывания беременности, спасающая жизни, здоровье, психологическое благополучие. Ведите диалоги об этом с ВОЗ.

Далее по пунктам.

1. Вы заявляете, что не против абортов, а всецело за личный выбор. Рада за вас, но я не к вам в гости приходила, а на вручение «первой премии в сфере антиаборта», как указано в имейле с приглашением от главы пресс-службы фонда. Письмо у меня есть. Фонд противодействует прерыванию беременности и поддерживает это направление. Например, на сайте рассказывает, чем занимается на собранные для фонда деньги: «Реализовано более 5 000 единиц раздаточных материалов. Продолжается работа над первым в мире пролайф-приложением. Подготовлены два сценария антиабортных анимационных роликов.»

2. Вы говорите, что фонд отбивает женщин от злых врачей, принуждающих делать аборт в случае обнаруженных внутриутробных нарушений плода. Хотелось бы увидеть отчеты о таких проведенных мероприятиях. Сейчас на сайте фонда в отчетах, например, такое:

«Перевод Кристине на похороны дочери Василисы в размере 20 000. Прим.: Во время беременности Кристина узнала о диагнозе ребенка — гастрошизиз; при помощи Фонда беременность было решено сохранить. Ребенок был дважды прооперирован, но, к сожалению, спасти Василису не удалось.»

«Перевод денежной помощи в размере 5000 рублей на покупку продуктов новой подопечной Фонда Наталье (г. Волосово). Прим.: Наталья — беременная женщина, мать четверых дочек, разведена.»

«Оказана финансовая помощь в размере 10 000 рублей на продукты, питание и лекарства Татьяне. Справка: Татьяна ждет седьмого ребенка, мать-одиночка, один из детей страдает шизофренией.»

3. Вы говорите, что когда Москвитина сравнивает аборт с Холокостом, это речь взволнованной женщины, которую я неверно и грубо интерпретировала. Поздравляю, вы сексист! Наталья Москвитина не нежная фиалка, которую впервые попросили высказаться по теме. Она три года руководит фондом, находит деньги на его работу, координирует большое количество людей, организовывает мероприятия, выступает в университетах и на конференциях. Если она говорит что-то о том, чем плотно занимается годами, скорее всего именно это она и имеет в виду. 

То, что она женщина, не дает вам права считать ее безмозглой и неспособной ясно выражать свои мысли. Впрочем, если Наталья готова отказаться от своего сравнения аборта с геноцидом евреев, а также перестанет называть прерывание беременности дискриминацией ребенка по возрасту, я об этом в своем блоге обязательно напишу.

4. Не хотите детей — пользуйтесь презервативами. А ваше заявление, что сначала она требует кончать в нее, а потом алименты тянет, обычные фантазии в духе МД. В России порядка 100 млрд рублей задолженности по алиментам, заставить их платить практически нереально. Наказывать за снятый втайне презерватив необходимо.

5. Ваше высказывание, что роды безопаснее аборта и доставляют матери не только боль, но и удовольствие, противоречит положениям Всемирной организации здравоохранения, а также статистике смертности. От родов даже в России до сих пор иногда умирают, от аборта в медицинском учреждении с квалифицированным персоналом — нет. Именно поэтому роды должны быть осознанным выбором, а не потому, что какой-то фонд хочет в чужой матке порыться.

6. Ваше высказывание, что контрацептивы доступны, неверно. Для женщины это стоит от 1000 рублей в месяц, в России медианная зарплата 32 000 рублей, 20 млн человек живут ниже черты бедности. Контрацептивы для россиян очень дороги и часто недоступны. Знаний о них очень мало, даже врач может отказаться назначать ВМС или ГК.

7. «Любые запреты абсурдны» — абсурдное утверждение. В противном случае я могла бы вам торт в лицо бросить, и мне ничего за это не было. Спуститесь на землю.

8. Вы называете уничижительными выпадами пересказ ваших же слов. Рекомендую психотерапию, помогает.

И еще — вы предлагаете восхититься помощью матерям, которым фонд помогает до двухлетнего возраста детей. Помощь им безусловно необходима — у нас каждый третий ребенок живет только с матерью, а две трети малообеспеченных людей — женщины с детьми. Только чем восхищаться в ситуации, когда мать-одиночку с четырьмя или шестью детьми (как Наталья из Волосово или Татьяна) не просто поддерживают, а еще и уговаривают рожать дополнительно? Что они будут делать, когда через два года помощь закончится? 

Такую работу я считаю откровенно вредительской. Фонд «Женщины за жизнь» вкладывает массу усилий, чтобы женщины не обеспечивали по мере сил достойную жизнь уже имеющимся детям, а увеличивали количество их и собственных проблем.