И белый лебедь на пруду

0

Трансляции и записи опер и балетов в кинотеатрах хороши тем, что всегда есть куда бутылку с водой поставить, а еще можно еды с собой взять. В театре или там консерватории вечное мучение, куда пристроить бутылку, не влезающую, конечно же, в твой клатч.

В этот раз ходила на «Лебединое озеро» Мэтью Борна — третий раз в кино и, уж не знаю, который, в принципе. Первые два раза смотрела в 3D — с Домиником Нортом, исполняющим Принца, и Ричардом Винзором в роли Лебедя. Следующие просмотры были дома — нашла на YouTube более раннюю запись с Адамом Купером (сейчас еще и с Винзором можно посмотреть).

Купера, кстати, вы наверняка видели — в конце «Билла Эллиота» главгерой все-таки выступает в балете, и Адам изображает его в этой самой постановке.

Купер в «Озере» совершенно демонический и, хотя сердечко мое отдано Винзору, вчерашний Лебедь — Уилл Бозьер — держит куперовскую марку и внешне на него чем-то похож. Правда, разница в размерах между Принцем и Лебедем стала меньше, что снижает драматический эффект, но все равно Бозьер прекрасен, а еще неуловимо смахивает на Билла Скарсгарда, что добавляет крипоты.

В новой постановке выбросили Принца в детстве — детские сцены происходят с ним взрослым, и убрали линию сына Секретаря, поэтому не очень понятно, зачем он столько интригует, а еще добавили световых эффектов. И седые пряди у Королевы теперь фиолетовые.

Сюжет там несложный. Принц затюкан властной Королевой, избегающей даже физического контакта с ним, и несчастлив в любви, подумывает самоубиться, но встречает стаю лебедей и немного сходит с ума. Поэтому, когда на балу видит незнакомца, решает, что это его Лебедь, и даже воображает, что тот ему глазки строит. Заканчивается все плачевно — Принца лечат электрошоком медработники в масках его матери, Лебедь к нему снова является, но оказывается заклеван своими же, Принц умирает от тоски, Лебедь умирает от ран, мать обнимает труп сына.

Но моя интерпретация другая. Лебедь — это чувственная, страстная и агрессивная сторона самого Принца, и тот не романа с голенастой птичкой жаждет, а воссоединения с потерянной стороной своей души, он пытается снова стать разным и одновременно целостным. Поэтому Принц в конце не мертв на самом деле, он умер для своего окружения, став собой — и совсем другим.

Мне такая трактовка еще тем нравится, что освобождение души демонстрируется в том числе и через сексуальную свободу. Да, у нее есть своя темная сторона, и если не уравновешивать ее осторожностью, чуткостью и терпением, дело может закончиться совсем плохо. Но все эти чудесные качества без свободы самовыражения, в том числе и сексуального, превращаются в клетку — хоть для принца, хоть для лебедя.