Волк в патриаршьей шкуре

0

Патриарх Кирилл в рождественском интервью выступил против закона о профилактике домашнего насилия, сказал буквально: «Само понятие „семейно-бытовое насилие“ — это нечто, заимствованное со стороны, из-за рубежа». Признал тем самым, что мы называть своими именами происходящее боимся.

Еще он интересно проговаривается: «Ведь и в советское время мы проходили через нечто подобное: были различные домовые комитеты, партийные организации, было активное участие участковых. Но разве все эти хорошо организованные инициативы помогали восстановить любовь в семье? Помогали снимать открытые конфликты, которые чаще всего заканчивались разводами и несчастьем?»

Но ведь имеющийся законопроект не предлагает мирить супругов, наоборот, в нем предлагаются меры по защите пострадавших от нападающих, и сохранение брака, в котором процветает насилие, не обсуждается совсем. Зато такие функции на себя может брать, например, священник, считающий развод бедой и несчастьем. Он и есть этот участковый, стремящийся сохранить брак (не семью — семью сохранять не надо, она и так в порядке) любыми средствами.

Я атеистка, и не ожидаю никакой святости от глав церкви, однако простой порядочности очень не хватает от тех, кто обладает таким влиянием на умы. Нам предлагают сохранение брака любой ценой, даже ценой отказа от права человека на близость, безопасность и неприкосновенность. Брак оказывается важнее человеческого счастья, а часто единственный выход — развод — называется несчастьем, хотя настоящее несчастье — жить в таком союзе.

Откуда столько бесчеловечности у людей, чья работа — пропаганда человечности? Откуда столько жестокости к слабым и беззащитным? Пастырь — это пастух, защитник паствы, а на деле вдруг оказывается, что вся задача волка в патриаршьей шкуре — подготовить побольше котлет из тех, кто ему доверился, заявляя, что забота, помощь и охрана — инородное заимствование.