Чтение на выходные

0

Вот все неловкие чувства, которые вы испытываете, влюбляясь: «Отправляетесь на работу и всё утро смотрите на фото в Instagram, затем просматриваете все его фото на Facebook, а затем возвращаетесь к Instagram, а дальше повторяете этот процесс до обеда. Там есть фото родителей, отпусков, еды, сестёр, друзей, пляжей и миллионов собак. Миллионы и миллиарды фото собак, а вы, чёрт побери, очень благосклонны к собакам. „Прямо не верится, что у этого человека есть бывшие, — думаете вы. — Ну с чего бы кому бы то ни было разрывать отношения с тобой?“ Но затем, посреди инстаграмовского архива, появляется он — бывший».

В СИЗО за «порнографию»: трансгендерная женщина Мишель о своём деле: «Суд приговорил её к трём годам лишения свободы, обвинив в распространении порнографии с изображением несовершеннолетних из-за манги с обнажёнными персонажами. Вопреки тому, что Мишель находится в процессе трансгендерного перехода, её поместили в мужскую колонию. 17 января на заседании по апелляционной жалобе суд отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Сейчас Мишель вышла на свободу, но впереди у неё новое рассмотрение дела. Мы поговорили с ней о деле, об опыте пребывания в СИЗО и о будущем».

Слезы под запретом: 9 заповедей российской женской тюрьмы: «И современная российская тюрьма может быть далека от стереотипов: „Бьют, грязь, крысы, отнимают еду, издеваются над слабыми“. Лично у меня другой опыт. В СИЗО сокамерницы приняли меня как родную, утешали, делились последним, пока я ждала первые посылки. Обычные женщины. Большинство попало по глупости, или за наркотики, или случайно убили сожителя, который бил и издевался. Матерых преступниц — единицы. Все как в жизни: разные характеры, разный социальный статус. Есть нищие и состоятельные. Разные есть. Бояться никого не надо, но и доверять никому не стоит».

Топ самых сексистских русских фильмов 2019 года: «В самом кассовом российском фильме за этот год — всего одна героиня-женщина (Ирина Старшенбаум). Она ходит в платке, покорно слушает команды гестаповцев, влюбленно смотрит на фаллическое дуло танка, почти не произносит собственных реплик (переводит с немецкого), и на финальных титрах молча беременеет от героя Саши Петрова. Про тест Бехдель тут даже смешно говорить. Немногим лучше обстояли дела и предыдущем кассовом рекордсмене, выпущенным той же компанией ЦПШ и созданном примерно тем же составом продюсеров — в „Движении вверх“ (там у одного из героев-баскетболистов была короткая романтическая связь с девушкой)».

Отрывок из книги «Эротическая история Версаля», посвященный Людовику XIV и его отношениям с фаворитками: «Чтобы развеяться, Людовик проверяет на практике высказывание Саша Гитри: „Брачные узы настолько тяжелы, что нести их приходится вдвоем… иногда втроем“».

Резать к чертовой матери! Что такое вазэктомия: «Укол лидокаина в мошонку я ощутил ровно настолько, насколько это можно вообразить, когда иголка вонзается в интимное место. Но ощущения от самой операции оказались более чем сносными. Иногда я вздрагивал, был несносный запах паленых волос из-за процедуры каутеризации семявыносящего протока — органа, по которому сперма проходит от яичек, смешиваясь с семенной жидкостью в предстательной железе. Но на этом все неприятные ощущения закончились. Отрезали и закрыли тему. На самом деле, процедура прошла так быстро, что даже снег не успел растаять на подошвах моих ботинок, а я уже выходил из клиники и осторожно транспортировал онемевшего себя домой на метро».

Женщины в России работают много и тяжело. Почему у них меньше прав, чем у мужчин: «Например, существует стереотип, что женщины более эмоциональны и неуравновешенны. Но, вопреки логике, женщин чаще оставляют на менее квалифицированных работах (например, сиделок и медсестер, где требуется та самая эмоциональная устойчивость). Этот барьер на пути к карьерному росту называют „липкий пол“. Феномен касается всех женщин, которые застряли на начальной низкооплачиваемой позиции из-за сексистских установок в обществе (например, что женщина „по природе“ создана обслуживать других людей)».

В Таджикистане женщин принуждают «доказывать» девственность: «Современная медицина считает тестирование на „девственность“ антинаучным. „Исследование тестов на девственность подтвердило, что нет научных оснований в поддержку убеждения, что внешний вид гимена [девственной плевы] есть надежное доказательство того, что [у женщины был или не было] вагинального секса“, — отмечают во Всемирной организации здравоохранения. Убеждение, что отсутствие половых контактов может быть подтверждено так называемой „неповрежденной девственной плевой“, в ВОЗ называют мифом: „Сам термин ‚неповрежденная девичья плева‘ не имеет анатомического аналога и не должен использоваться“».

Всем выйти из тени: как вернуть писательниц XIX века в историю литературы: «Первоначальные условия вхождения женщин в литературу были иными, чем у мужчин. В начале XIX века они заявляли о себе как переводчицы (дворянки хорошо владели иностранными языками) и детские авторы (считалось, что раз женщины занимаются воспитанием, то нужно поощрять их писать для детей). На вхождение женщин в литературу влияло то, что они не могли служить и получали более специфическое образование».

Как работают половые гормоны, и зачем они нужны транс-людям: «Не все транс-люди принимают гормоны, и решение начать заместительную гормональную терапию — очень личный вопрос, связанный с потребностями и предпочтениями каждого отдельно взятого человека. Тем не менее, большинство из нас находятся на гормональной терапии. Транс-люди скорее всего уже знают все, что будет освещено в этой статье, так что вполне могут ее пропустить. Цисгендерные люди, этот текст для вас».

Как швейная машинка Зингера случайно освободила женщин: «Он, например, был жутким бабником и прижил от разных женщин 22 ребенка. В течение многих лет ему удавалось содержать одновременно три семьи, которые не подозревали друг о друге, хотя официально женат он был совсем на другой женщине. По крайней мере одна из его любовниц утверждала, что он ее избил. По своей натуре Зингер не был сторонником женского равноправия, разве что косвенным образом, поскольку его поведение действительно могло подвигнуть некоторых женщин на борьбу за свои права».

Интервью с создательницами образовательного проекта FEM TALKS: «Из­на­чаль­но мы за­ду­мы­ва­ли про­ект, ко­то­рый объ­яс­ня­ет слож­ные тео­рии, но сей­час ви­ден за­прос на ба­зо­вую ин­фор­ма­цию. У нас есть услов­ная по­сле­до­ва­тель­ность в ме­ро­при­я­ти­ях: фе­ми­низм и кри­ти­ка на­у­ки, фе­ми­низм и ис­кус­ство, фе­ми­низм и го­род. Но в на­ших соц­се­тях мы пи­шем на са­мые раз­ные темы. Мы ча­сто го­во­рим, что хо­тим быть фе­ми­нист­ским Arza­mas: что­бы че­ло­век при­хо­дил к нам и мог си­сте­ма­ти­зи­ро­вать зна­ния».

Меньше секса, больше разговоров: как устроены секс-вечеринки для миллениалов: «В мире традиционного секса происходящее назвали бы „легкий петтинг“, ведь за стенами клуба „настоящий“ секс — это всегда пенисно-вагинальное проникновение. В то же время организаторки Nazlo Mame учат, что любая практика может быть полноценной и завершенной, а одна из задач вечеринки — учиться получать удовольствие, исследуя и обсуждая свои ощущения. В теории звучит куда проще, чем на практике. „Должна ли я просто лежать, или от меня требуется еще что‑то?“, „Почему я не могу расслабиться?“, „В какой момент я могу сказать, что мне неудобно?“, „А если я не получу оргазм, он будет чувствовать свою вину?“ — в голове так много вопросов, и ни одного секс-коуча под рукой».

«Я бывшая овуляшка»: «А теперь давайте подумаем, как быть беременной женщине. Она встала на учет в женскую консультацию, ей достался некий врач без возможности делать свою работу хорошо. Врач не может оперативно отправить на УЗИ и снять свои опасения, он отправляет в очередь, которая может длиться от нескольких дней до месяца. Врач это понимает, он прописывает лекарство, „на всякий случай“, он не объясняет деталей, у него есть на это причины. Женщина не понимает, что происходит и начинает искать людей, которые ответят на ее вопросы. И приходит на форумы. А там ей советует принимать лекарство, несмотря на сомнения, потому что вот у Верки Ивановой такое было».