Кто должен контролировать интернет?

0

На конференции в Стамбуле я участвовала в двух сессиях — одна о цензуре в интернете, а другая о распределении власти в сети. К последней предложили выступить с небольшим заявлением, которое бы отвечало на несколько вопросов. Кому должна принадлежать власть в интернете? Что секс-просветители могут сделать, чтобы интернет оставался демократичным местом? И что я могу сказать об этом, учитывая реалии собственной страны?

Ниже текст моего выступления, зачитывала я его на английском, но вас мучить не буду, держите русскую версию.

«Кто должен контролировать интернет, чтобы он оставался демократичным? На этот вопрос нет однозначного ответа, поскольку существует множество аспектов нашего взаимодействия в сети. Например, возможность оставаться анонимными. Кому-то это кажется злом, потому что позволяет заводить травлю, генерировать хейтспич в огромных масштабах и оставаться безнаказанными. С другой стороны, анонимность защищает представителей уязвимых групп, например, транс*людей. Защищает их частную жизнь и может даже защищать от мисгендеринга в сетевом общении.

На моем собственном сайте есть форма для отправки анонимных вопросов, и я каждый день в своем блоге отвечаю на них. Вопросы обычно касаются чувствительных тем — секс, отношения и собственные страхи, именно поэтому форма для вопросов анонимна. Если мой сайт когда-нибудь взломают, никто не найдет там огромного количества вопросов с персональными данными, они останутся анонимными, и их нельзя будет использовать против тех, кто доверился лично мне. Моя ответственность в этом случае — позаботиться о пользователях, и никто, кроме меня, не сможет этого сделать. Поэтому рамки личной ответственности — это то, что можно и обсуждать, и демонстрировать личным примером.

Разумеется, в этом слышатся идеалы анархизма и настроений первых лет развития интернета. Я их хорошо помню — это было время, когда казалось, что настоящая свобода может быть только в сети. Однако и государственное регулирование, и внутренние правила крупных компаний, сервисами которых мы пользуемся, вводят все больше ограничений, которые вызывают возмущение. Например, в России можно сесть в тюрьму за репост записи в самой активной российской социальной сети Вконтакте, и таких случаев не один. Разумный баланс власти пользователей, государства и большого бизнеса в такой ситуации кажется недостижимым.

Но что конкретно могут сделать секс-просветители в такой ситуации, как в России?

Во-первых, не идти на сделки с государством, как бы ни хотелось. Звучит парадоксально, поскольку государственная инициатива в деле сексуального образования крайне необходима. Но пока государство не согласится на все наши требования, коллаборация невозможна, в противном случае мы потеряем все отвоеванное.

Во-вторых, следует продолжать планомерно влиять на общественное мнение. Приведу пример. Однажды я дискутировала в радиоэфире о сексуальном образовании с депутатом российского парламента Виталием Милоновым — это такой человек, который призывает убивать феминисток, и в России его невозможно привлечь к ответственности. В конце эфира до нас дозвонился один из слушателей и сказал, что он бывший военный (то есть человек консервативно настроенный) и неожиданно согласен с моими тезисами о том, что сексуальное образование должно быть в школах и при этом быть адекватным, потому что сам не знает, как рассказывать о сексе сыну. Это пример того, как удается достучаться до людей, которых невозможно назвать собственными сторонниками. Поэтому так важен выход в общественное пространство со своим мнением, несмотря на то, что там есть более громкие голоса.

Таким образом, открытость, забота о пользователях, демонстрация личной ответственности, отказ идти на сделки с государством и смелое высказывание собственного мнения, может, и не сделают интернет более демократичным местом, но, во всяком случае, гораздо более приемлемым».