Чтение на выходные

0

Остаться в живых: доклад о насилии в отношении женщин в России: «Итак, в 2018 году российских женщин признали одними из самых незащищенных в мире — Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите женщин от насилия, оказавшись среди таких стран, как Либерия, Габон или Йемен. И это неудивительно, ведь в России по прежнему отсутствуют базовые наборы законодательных мер, необходимых для защиты женщин, такие как закон о профилактике домашнего насилия, закон о сталкинге (преследовании), в учреждениях не приняты корпоративные кодексы, в котором было бы прописано, что такое харассмент, Российская Федерация пока не присоединилась к Конвенции Международной организации труда о насилии».

Сексизм в стране будущего: как Япония борется за гендерное равенство (и пока проигрывает): «Это обусловлено как культурными нормами, так и историческими особенностями эволюции рынка труда. Как во многих странах, ранняя индустриализация в начале XX века в Японии была построена преимущественно на дешевом детском и женском труде. Это были девочки 9–11 лет, которых родители из деревни отправляли в город на заработки. Они трудились на фабриках в адских условиях, их рабочий день не был ограничен, они жили в общежитиях по 20 человек в комнате».

«Гендерная социализация» как понятие-пустышка: «В радикально-феминистких группах «мужская гендерная социализация» связывается с насилием над женщинами. И да, за редчайшими исключениями насилие в отношении какой-либо группы вызвано прошлым опытом человека и прошлым взаимодействием с другими людьми. Насилие действительно связано с убеждениями и стереотипами — вот только слова «мужская гендерная социализация», она же МГС, ничего тут объясняют. Мы только узнаём, что насилие совершают мужчины и что эти мужчины выросли с какими-то неправильными представлениями о женщинах. Но что именно в воспитании и жизненном опыте мальчиков заставляет их потом избивать своих партнёрш? Если мы говорим, к примеру, что их приучили считать женщин ниже себя, потому что это краеугольный камень МГС — это, с одной стороны, убедительно. С другой же стороны — а если партнёршу избивает женщина? А если женщина избивает партнёра? Как быть с насилием в мужских однополых парах? Как быть с парами, где женщины не подвергались насилию со стороны партнёра — а это половина всех гетеросексуальных пар?»

Гении и тираны. Могли ли Толстой и Айвазовский попасть в тюрьму за насилие: «А вот адресат — сам император Александр II, к стопам которого жена Айвазовского припадает в поисках защиты от мужа. Сначала она описывает то, что сейчас назвали бы психологическим давлением: «Грубость и запальчивость его внушили как мне, так и детям нашим непреодолимое к нему чувство боязни и страха до того, что мы вздрагивали, когда слышали приближающиеся его шаги». Но потом картина становится гораздо более жёст­кой: «Я нередко подвергалась насилиям, следы которых были видны на всём теле и даже на лице. Однажды муж мой бросил меня оземь в присутствии нашего управляющего; дети мои меня подняли, но от падения и нравственного потрясения кровь пошла у меня горлом. Другой раз он вывихнул мне руку…»

Камуфляж аутизма у женщин: цена маскировки: «В нескольких небольших исследованиях, которые были проведены начиная с 2016 года, исследовательницы подтвердили, что среди женщин с высоким коэффициентом интеллекта (IQ) камуфляж аутизма встречается очень часто. Они также отмечают, что возможные гендерные различия могут способствовать тому, что клинические специалистки не замечают девочек: в то время как мальчики с аутизмом могут быть слишком активными и кажется, что они «плохо» себя ведут, девочки скорее производят впечатление тревожных и депрессивных».

Фемактивистка Залина Маршенкулова — о конфликте с «Двачем», шутках на грани и внутренней мизогинии: «На самом деле я вообще о своей беременности до самых родов не собиралась рассказывать и писать. И не сделала бы этого, если бы меня не угрожали убить и расчленить».

Небинарные идентичности в истории западной цивилизации: «В месопотамской мифологии среди самых ранних письменных источников в истории есть упоминания людей, которые не являются ни мужчинами, ни женщинами. Шумерские и аккадские таблички 2-го тысячелетия до н.э. и 1700 г. до н.э. описывают как боги создали этих людей, их роль в обществе и термины для разных их видов. Среди них были евнухи, женщины, которые не могли иметь детей, «мужчины, которые живут как женщины», интерсекс-люди, геи и другие».

Женщины, пережившие семейное насилие, на 40% чаще умирают от разных причин, чем остальное население: «Исследователи рассчитали риск развития кардиометаболических заболеваний и смертности от всех причин у обеих групп. Они обнаружили, что риск развития сердечно-сосудистых заболеваний был увеличен на 31%, а диабет 2-го типа — на 51% в группе, подвергшейся насилию. Не было обнаружено связи с гипертонией. Также они обнаружили, что смертность от всех причин (то есть от любой причины в течение всего периода исследования) среди женщин, подвергшихся насилию в семье, была на 44% выше».

Окрестить и похоронить. К чему привел запрет абортов в Польше: «Женщины в Польше имеют на выбор три варианта, — говорит Лилиана. — Во-первых, найти нелегальный кабинет, но это теряет свою популярность, поскольку очень дорого, дороже даже, чем выезд за границу, который является второй возможностью. Мы нацеленно говорим об «абортных миграциях», а не «туризме», чтобы подчеркнуть, какие проблемы создает нынешний закон, принуждающий женщин к необходимости выезда из страны. Третий вариант, который все чаще используют в Польше, — это заказ таблеток для аборта».

LinkedIn: нанимайте женщин, сделавших перерыв в карьере ради ребенка. Они могут стать идеальными сотрудниками: «Такие сотрудницы часто обладают навыками, которые ищут работодатели. 49% HR-менеджеров назвали сильную трудовую этику основной причиной, по которой нанимают матерей, сделавших перерыв в карьере. Затем следуют тайм-менеджмент (37%) и терпение (30%)».

Что стоит за термином «объективация»: «В одной из своих книг. Sex and Social Justice, Нуссбаум вывела семь признаков объективации: 1. Орудность — обращение с личностью как с инструментом достижения цели объективирующего. 2. Отказ в автономии — обращение с личностью как с лишенной автономии и самоопределения. 3. Инертность — обращение с личностью, как лишенной свободы воли и также, вероятно, пассивной».

Почему люди с ВИЧ не лечатся, хотя знают о диагнозе, и как им можно помочь: «Наркозависимость, бедность, дети, страх одиночества, отрицание ВИЧ или перебои с лекарствами — самые разные причины мешают людям посещать «Центры СПИД» и своевременно получать терапию. Чтобы победить ВИЧ, необходимо достигнуть цели «90-90-90». Девять из 10 людей с положительным статусом должны знать о диагнозе, из них 90% принимать антиретровирусную терапию, и 90% должны достичь неопределяемой вирусной нагрузки. В России живет чуть более миллиона людей с ВИЧ, но лишь 68,9% из них наблюдаются в «Центрах СПИД» и только 48,5% принимают АРВТ».

Не следуй за мной: каким бывает сталкинг: «Это может быть ваш бывший парень, или странный тип, которого вы один раз в жизни видели на вечеринке 10 лет назад, или совершенно незнакомый человек. Сталкеру может казаться, что он в вас влюблён, а может, ему просто интересно следить за вами. Например, неизвестный, который украл пароли от всех аккаунтов журналистки Вики Аракелян, признался, что её жизнь для него — как сериал».

Отрывок из книги «Дружба, семья, революция» о женщинах в русском революционном движении и их восприятии мужчинами: «Ношение женщинами мужского костюма могло преследовать различные цели — быть провокационным, вызывающим, символическим и утилитарным. Например, Чарушин при первом посещении кружка чайковцев сразу обратил внимание на Корнилову и Перовскую, одетых по-мужски: «…я увидел небольшую, но интересную группу молоденьких девиц, полулежавших вблизи дорожки, по которой мы проходили, одетых в мужские рубашки и шаровары». В этой фразе ярко проявился «мужской взгляд», непосредственное восприятие их Чарушиным, прежде всего, как «интересных молоденьких девиц»».