Чтение на выходные

0

Топ-5 антифем высказываний российских кинематографистов: «Оксана Акиньшина, отвечая на вопрос о своей сильной героине в фильме „Спутник“ и „моде“ на таких героинь: „Ой, это сейчас очень зыбкая тема. Я против феминизма. Страшно не люблю феминистический настрой у женщин и считаю таких дам противоестественно неженственными. Видимо, это связано у них с какими-то сформировавшимися обидами, внутренними страхами или личными неудачами“».

Домашнее насилие: скрытые потери: «За последние два десятилетия количество преступлений против человека в России значительно сократилось. Однако это коснулось прежде всего мужчин. Информационно-методический центр „Анна“ проанализировал официальные цифры и выяснил, что с 2000 по 2018 годы в отношении мужчин стали совершать в два раза меньше преступлений, а в отношении женщин этот показатель сократился лишь на 6,6%».

Как карантин повлиял на сексуальную жизнь москвичей: «Остаются секс-игрушки: в красивом икеевском ящике у кровати накоплено сокровищ на 150 тысяч рублей, купленных в последние два года, — траты, о которых я никогда не жалела. Они помогли понять, что по силам только машинам, а что только людям и насколько мои партнеры вообще открыты к чему-то новому».

«Мне желают смерти»: как пандемия влияет на ЛГБТ-сообщество: «Мнение, что коронавирусная пандемия — это расплата за „грехи“, сегодня поддерживают не только священнослужители, но и консервативные политики С „экспертным“ мнением выступил даже российский телеведущий Дмитрий Киселёв, пять лет назад призывавший „сжигать“ или „зарывать в землю“ сердца геев. „ЛГБТ-сообщество в особой группе риска по коронавирусу из-за частой смены партнёров. Ведь COVID-19 передаётся и при интимной близости. Не поможет даже презерватив“, — написал Киселёв в своём телеграм-канале».

Анна Ривина о фильме Регины Тодоренко: «Она же не говорила, что насилие — это хорошо, как некоторые полагают. У нее было непонимание, почему люди позволяют это делать, позволяют себе это терпеть. Поэтому у меня была абсолютнейшая уверенность, что ей просто нужно объяснить, как это происходит на самом деле».

Ах, какой конфуз: «Одна из придворных дам императрицы Евгении споткнулась о свой кринолин и упала. А король, вместо того, чтобы сделать вид, что ничего не заметил, сказал Евгении: „Мадам, я рад видеть, что ваши дамы не носят панталон — и тем самым оставляют врата рая всегда открытыми…“ Помню, мы с подругами обсуждали — сколько бедняжка потом ещё не появлялась при дворе?»

Как живётся в Иркутске сибирячке, принявшей ислам: «Когда женщина открыта, она привлекает внимание мужчин. Всем понятно, какие у них мысли возникают, да? Если у мужчины плохие мысли, грех будет и на нём, и на мне. Это я его искушаю. Никаб оберегает от плохих мыслей».

Картины с обнажёнными мужчинами, написанные женщинами: «Женщинам было пристойно работать все-таки в более мелких жанрах — в портрете или в натюрморте, а не престижном и высокооплачиваемом историческом (библейском или мифологическом), где попадались обнаженные мужчины. Правда, в портретах детей иногда проскакивала искомая тема, так что на безрыбье зачтём эту картину».

Равноправие вместо патриархата. Школа безопасности для женщин: «„Мы поставили перед собой задачу: привести авторитетных спикеров по теме домашнего насилия в дом к каждой женщине. Основная наша целевая аудитория — жительницы регионов, которые не читают передовые СМИ, еще не перенасытились вебинарами и не могут позволить себе консультации со специалистами высокого уровня“, — рассказывает Лола Тагаева, одна из организаторов онлайн-школы безопасности для женщин. Ее организовала команда Moscow FemFest при поддержке Представительства ЕС в России».

Не жена, не мать, а комик: как развивалась женская комедия с начала ХХ века до наших дней: «Кто-то из комедианток выбирал яркие и странные образы — например, Тоти Филдс, которую бы сейчас назвали адвокатом бодипозитива, или Филлис Диллер, специально носившая парики и fat suit при безупречной фигуре, чтобы публика не отвлекалась на ее внешность, а в первую очередь слушала ее абсурдистский юмор. В ней никто не угадал бы женщину, которая начала заниматься комедией почти в 40 лет без денег и с пятью детьми на руках».

Денис Волков о том, как в России меняется восприятие феминисток, ЛГБТ и Владимира Путина: «Другой пример — аборт. Для большинства — и для большинства женщин — это в России не вопрос, кто здесь должен решать. Женщина сама должна решать. Для большинства это так. Или, например, разводы. Для большинства вообще даже не вопрос, кто здесь может вмешиваться — никто, только сами люди могут решить. Так что консерватизм в нашей стране очень ситуативен. Опять же, у нас тут „консервативный“ президент: разведенный, неизвестно с кем живущий. То есть это такой компот, который только для отдельных групп населения ценен».

То ли ржать, то ли блевать: маленькие истории о странных первых свиданиях: «Странное первое свидание было в котельной, в Питере. Человек был андеграундным художником и работал в котельной — классика. Я обтекала потом, а он скакал по котельной полуголый и ругал советскую власть. Потом мы целовались под дикий рев каких-то труб. Он был двинутый на всю голову. Это было охренительно».

Экскурс в тему согласия: развенчание мифа о «серой» зоне: «Единственное, что мы можем узнать о согласии с помощью этих ненадёжных источников: Мальчики, „нет“ значит „нет“! Слушайте женщин. Это остается проблемой по нескольким причинам. Во-первых, это сужает тему согласия исключительно до гетеросексуальных отношений. Однополые партнёр_ки и квир-люди исключены из образовательной беседы о согласии. Сексуальное насилие в квир-сообществе также игнорируется. Во-вторых, это выглядит так, будто мужчины — „хранители“ согласия. Такой взгляд фиксирует неравенство и подрывает возможность говорить о согласии на равных».

Истории людей, которые до сих пор хранят девственность: «Если мне 29 лет, и я до сих пор девственник, не надо думать, что у меня не было отношений. Они были, и их было несколько. Большинство из них длились недолго (заканчивались по самым разным причинам), самые долгие (2 года) были на расстоянии. Я жил в Питере, она — в Нью-Йорке. Мы встречались раз в несколько месяцев, гуляли, ходили за ручку, целовались. Но до секса так и не дошло. В чем причина — не знаю: возможно, потому что я не слишком активно проявлял инициативу?»