Чтение на выходные

0

Как женщины из разных стран готовятся к родам в условиях изоляции: «Консультации с врачами по интернету, сложности с покупкой вещей для будущего ребёнка, невозможность вернуться домой из отпуска — с этим сталкиваются беременные в разных странах в условиях пандемии. Карантин накладывает ограничения: например, в некоторых местах ограничивают количество людей, которые могут присутствовать на родах (а значит, и количество поддержки), а общая нагрузка на медицинскую систему сказывается и на том, как проходят роды».

История девушки из Дагестана, которая переехала в Кремниевую долину и работает в Netflix: «В 14 лет я решила, что хочу поступить в МГУ. Пошла в местную библиотеку и попросила адрес университета, чтобы написать им и узнать необходимые предметы для поступления. Мне хотелось попасть на экономический факультет (туда я и поступила), чтобы быть независимой и зарабатывать деньги, потому что мои родители не смогли бы меня финансово поддерживать. Я хорошо знала математику, но, по сути, я, наверное, даже не представляла, чем занимается экономист, просто думала, что он может много зарабатывать».

Сексизм в университете: от А до Я: «Маша уже несколько лет учится в РАНХиГСе и рассказывает, что ее преподаватель по праву, как она отмечает, с издевкой называет аудиторию девушек „эйчарихами“ и „кадровичками“. „Это отнюдь не уважительный феминитив, а именно издевка: мол мы все такие тут тупые девочки, глазками хлопаем. Кем вообще в жизни станем — непонятно“. Ира, которая учится в одном московском вузе, рассказала, что ее преподаватель, увидев количество представительниц женского пола в аудитории, начал причитать, что они „просто занимают чужие места и лучше бы учились семью обслуживать, чем в университете штаны просиживать“».

А как там в Новой Зеландии: «Из того, что меня особенно напрягло — несмотря на общий позитив, клиентов раздражает то, что женщины часто не говорят или очень плохо говорят по английски, но это раздражение в духе „мне не додали контакта“, а не „а все ли тут в порядке?“ Впрочем, может, такой вопрос и возникает, но политика форума не позволяет его озвучить. Один, например, написал, что каждый раз, когда он заговаривал о смене позиции, девушка либо тыкала в него телефон для перевода, либо испуганно подпрыгивала и говорила „Си, сеньор!“ — ау, чувак…»

17 мая 1873 года родилась британская писательница-модернистка Дороти Миллер Ричардсон: «Хотя первая статья Ричардсон была напечатана в 1902 году, ее карьера в качестве внештатной журналистки всерьез началась в 1906 году. Ричардсон периодически публиковала статьи на различные темы, книжные рецензии, короткие рассказы и стихотворения, а также переводы с немецкого и французского языков. В это время её заинтересовали квакеры — Ричардсон даже опубликовала две книги, посвященные им в 1914 году. В 1915 году писательница опубликовала свой первый роман „Остроконечные крыши“ („Pointed Roofs“) — это был первый британский роман, основанный на приеме „потока сознания“».

Что не так со статистикой МВД о снижении домашнего насилия: «Нужно понимать динамику домашнего насилия. Для пострадавших если вызвать полицию и потом снова остаться один на один с агрессором — только ухудшит ситуацию и повысит опасность. Полиция и сделать ничего особо не может по существующему законодательству. Если был бы закон о профилактике семейно-бытового насилия, по которому они реально могли бы оказать помощь, если были бы охранные предписания, государственные убежища и средства на то, чтобы оплачивать пребывание в них для пострадавших… После снятия режима самоизоляции мы ожидаем всплеск количества жалоб на домашнее насилие».

История ВИЧ и СПИДа: «В июне 1982 года группа геев в Южной Калифорнии предположила, что причина иммунодефицита была сексуальной, а синдром первоначально назывался „иммунодефицитом геев“ или GRID. Позже в том же месяце об этом заболевании сообщили больные гемофилией и гаитяне, что заставило многих поверить, что оно возникло на Гаити. В сентябре Центр по контролю заболеваний и профилактики США (CDC) впервые использовал термин „СПИД“ (синдром приобретенного иммунодефицита), описывая его как заболевание, связанное с дефектом клеточно-опосредованного иммунитета, возникающее у человека при отсутствии устойчивости к этому заболеванию».

«Мужское государство» и публичные призывы к насилию: «Там он занимается тем, что призывает к насилию, травле, пропагандирует нацизм(!), дискриминацию женщин, ксенофобию, гомофобию, экстремизм. Борется за запрет смешения рас и травит за это. Также он развязывает войну против ЛГБТ-представителей, сливает их данные и призывает уничтожать их. Он уже получал срок за „осуществление действий, направленных на унижение человеческого достоинства по отношению к женщинам“. После этого ему пришлось уехать из России. Поздняков призывает в своём канале оставить женщин только для репродуктивной функции, а остальные функции свести к минимуму. Условия жизни женщин должны быть не лучше, чем у скота, говорит он. Кроме того, многих девушек травили за внешность, доводили до суицидального состояния, наносили психологические травмы. Призывали к массовым убийствам и угнетению женщин, их сжиганию».

Путь к принятию. Как в Европе признавали ЛГБТ-права: «В начале мая российский продюсер Александр Роднянский анонсировал мини-сериал „Красная радуга“ о том, как в СССР по ошибке были приглашены ЛГБТ-активисты из ФРГ. Его сюжет основан на реальных событиях 1978 года, когда секретарь ЦК КПСС Иван Капитонов случайно пригласил в Советский союз активистов немецкого движения Homosexuelle Aktion Westberlin. Он принял за пылких коммунистов зажигательно выступавших на митинге гей-активистов. В СССР тогда действовала уголовная статья „Мужеложство“. Впрочем, и в ФРГ в те времена ЛГБТ-движения тоже считались маргинальными».

Она была студенткой, а он ее… учил: «Во многих странах мира романтические отношения между преподавателями и студентами строго запрещены, а в этический кодекс большинства именитых университетов мира входит пункт о недопустимости подобных отношений. И это регулирование „отношений взрослых дееспособных людей“ имеет под собой веские основания. Давайте разберемся, почему романы между преподавателями и студентами — очень плохая идея».

«Открою страшную тайну: инвалиды занимаются сексом не меньше, чем „нормальные“»: «Это приводит к тому, что подросток-инвалид или доказывает обратное (мне — хотелось), или смиряется с ситуацией, но когда поступает предложение сексуального характера, не может отказаться, потому что уверен: это единственная возможность познать физическую любовь. Кроме того, существуют извращенцы, ко встрече с которыми родители не готовят „особых“ детей. (Я знаю, что меня читают мамы девочек с инвалидностью. Пожалуйста, говорите с дочкой „про это“ так же, как вы говорили бы со здоровой! Не думайте, что у нее никогда ничего не будет — как ни трудно вам в это поверить, скорее всего, будет. И чтобы не случилось плохого, нужно правильное воспитание.)»

Почему нам не стоит романтизировать беременность: «Я все еще слишком часто слышу от недавно ставших матерями женщин: „Почему никто не рассказал мне, что это будет ТАК ТРУДНО?“. И из-за того, что инстаграм и прочие социальные медиа наводнены красивыми беременными фотосессиями, 99% из которых это фотостудия, макияж, профессиональный свет и фотошоп — получается примерно как с глянцевыми стандартами красоты, по недоразумению распространяемыми на всех женщин вообще в обычной жизни — людям начинает казаться, что беременность — это такое благостное состояние, когда можно налиться как яблочко и быть светящейся, гармоничной и всякое такое».

Бедность с женским лицом. Как защитить себя от экономического насилия в условиях кризиса: «„В целом по миру женщины бесплатно выполняют почти в 2,5 раза больший объем обязанностей по уходу и домашнему хозяйству, чем мужчины, и в ситуации закрытия школ эта нагрузка только увеличивается, что затрудняет для женщин сохранение оплачиваемой работы“, — отмечают в Human Rights Watch».

Пора бы уже привыкнуть, конечно, но мне все равно до сих пор ужасно бомбит, когда всякие уважаемые, защитившие диссертации, читающие много умных книжек люди пишут: «Ну схватил он студентку за коленку, ну что такого-то? Обычное дело»: «Но, как бы я себя от этой темы ни оберегала, все равно краем глаза замечаю, что дискуссия постепенно перетекает в русло: „Ладно, харассмент — харассментом. Давайте лучше обсудим, как мы защитим преподавателей от этих ужасных студенток, которые хамят, шантажируют и ходят в коротких юбках?“».