Чтение на выходные

0

История художницы Юлии Цветковой, рассказанная ей самой: «Я ничего не знала про феминизм, казалось, что проблема во мне. Дома мне никто не прививал патриархальных ценностей, но вот от учителей я могла услышать, например, что „девочка не может лазить по деревьям“, „девочка должна быть тихой“. Глядя на „женственных“ одноклассниц, я хотела вписаться в систему: пыталась одеваться феминно, ярко красилась, каждый день ходила на каблуках. Но все равно не чувствовала себя своей».

Любовь на карантине: как эпидемия повлияла на онлайн-знакомства в Москве: «70% российских пользователей крупнейшей международной сети знакомств Badoo признались, что хотели бы в этот период находиться в отношениях. Почти половина респондентов проведенного компанией исследования заявили, что их отношение к онлайн-знакомствам изменилось из-за изоляции. Три четверти из них утверждают, что сейчас более открыты новым симпатиям и положительно смотрят на длительные диалоги».

Вера Рейнер о деле Юлии Цветковой: «Но оказалось, что мое тело — порнография. Я живу — следовательно ее распространяю. А за распространение порнографии в России могут посадить на срок до 6 лет».

Краткая история бронелифчика в классическом искусстве: «Словом „бронелифчик“ обозначают внешний облик женских персонажей во всяких фэнтези-играх, фильмах и прочей современной культуре. Совершенно нефункциональный наряд женщины-воина, состоящий из железного купальника. Защитить при реальной стычке подобные „доспехи“ не могут, но взгляд потребителя мужского пола радует. Это клише используется десятилетиями, и, несмотря на свою абсурдность и устарелость, его продолжают ляпать на обложки книг и постеры фильмов».

Как объяснить прошлое настоящим: «Я тут недавно посмотрела „Москва слезам не верит“ вместе со студентами. Как ни странно, некоторые из них видели картину впервые. Когда фильм закончился, они довольно долго молчали, зато потом начали наперебой: как же этот фильм может так заканчиваться? Как такая женщина могла остаться с человеком, который буквально прямым текстом предупреждает ее, что отнимет у нее свободу жить, как ей хочется, ведь решать будет именно он „на том простом основании, что он мужчина“?»

Мужчины и женские стрижки: «У неё были коротко подстриженные волосы и юбка, доходившая как раз до колен. Этот туалет показался тем более странным, что посетительница была в трауре — она приехала сообщить мне о смерти моей матери. Новый, никогда прежде не виденный облик Веры настолько меня поразил, что я не сразу понял смысл рокового известия. Мы помнили девушек с длинными волосами. Понятие женской прелести было для нас связано с прическами, и вдруг мы очутились перед новой Евой: за несколько месяцев она освободилась от символов своей зависимости. Наша раба, наша половина сделалась нашей ровней, нашим товарищем».

Думай о живых: «Короче — номер один усилие, которое государство и общество должны предпринять как системную меру — это вложить усилия в образование и контроль, направленную на возможность жертвам насилия получить поддержку и защиту. Остановив ранние звонки — можно остановить прогрессию охуевших упырей, которая кончается отрезанными руками».

Килограммы счастья: «Уже семь лет она тренирует группу женщин, которым из-за большого веса некомфортно в обычных фитнес-клубах. Миссия „Ста килограмм красоты“ — не похудение и спортивные рекорды. В группе занимаются в удовольствие. Наталья честно говорит, что стала фитнес-инструктором, чтобы самой не отлынивать от тренировок. А к принятию собственного тела шла до сорока лет».

История 25-летней осетинки, которая переехала в Лондон и работает в Facebook: «После школы Аида Гетоева переехала в Москву из Владикавказа, поступила в МГУ, на факультет вычислительной математики и кибернетики. А уже в 23 года получила предложения о работе от четырех мировых компаний — Facebook, Google, Microsoft и Microsoft Research».

Зачем нужна профилактика харассмента и как ее организовать: «Ха­рас­смент мо­жет вы­ра­жать­ся в виде дис­кри­ми­на­ции жен­щин при при­е­ме на ра­бо­ту: ко­гда на со­бе­се­до­ва­нии жен­щи­ну спра­ши­ва­ют, за­му­жем ли она, со­сто­ит ли в в от­но­ше­ни­ях и со­би­ра­ет­ся ли ро­жать. Эти во­про­сы — лич­ные, и ра­бо­то­да­тель не име­ет пра­ва их за­да­вать».

Заметки Иры Ролдугиной о советской квир-истории: «Одна из главных проблем в исследовании гендерно и сексуально ненормативных людей в СССР заключается в том, что начиная с 1930-х годов, когда в уголовные кодексы республик вернули уголовную статью за „мужеложство“, отмененную в 1922 году, а в стране установился режим фасадной асексуальности, публичная самоадвокация уподобилась самоуничтожению».

Как прогрессивные тенденции в чехословацкой сексологии 1950-х сменились консервативным поворотом 1970-х: «Чехия стала первой страной, где был открыт государственный институт сексологии — еще в 1921 году. После войны, при коммунистическом правительстве, этот институт получил государственную. С 1950-х чехословацкие сексологи активно консультировали граждан и занимались просветительской работой — писали книги, статьи в СМИ, выступали на радио и телевидении. Они также сотрудничали с правительством и добивались правовых изменений, например, декриминализации гомосексуальности».

Как психотерапия помогает выйти из абьюзивных отношений: «Когда мы познакомились, мне было 15, а ему 20. Я была ужасно влюблена и хотела быть с ним на любых условиях. Я постоянно думала, что слишком часто говорю, что люблю его, мало забочусь о нем, что я должна встать на его место, понять, как он устает, не мешать его работе и учебе. Когда мне еще не было шестнадцати, он захотел, чтобы я ему изменила и попробовала получить сексуальный опыт с кем-то другим. Меня это напугало и насторожило, но конфликт кончился после его слов, что он меня любит, что я супер и ничего не важно, кроме этого».

Почему именно мужчины так переживают за «нежелание рожать» — мужской взгляд: «Женщины в целом становятся все более и более независимы. Работают (то есть деньги просить у мужика не надо), для утех можно менять любовников или купить „игрушку для взрослых“, для каких-то ремонтных дел — вызвать мастера. Некоторых мужчин это очень сильно раздражает. И если вдруг такому мужчине все же удается очаровать женщину — он будет стараться как можно быстрее ее „заикрить“ (пардон муа, да, он употребил именно это слово)».