«Почему у женщин при социализме секс лучше. Аргументы в пользу экономической независимости» Кристен Годси

0

Книга, которую я прочитала на прошлой неделе, — «Почему у женщин при социализме секс лучше. Аргументы в пользу экономической независимости» Кристен Годси. Годси — профессорка Пенсильванского университета, исследовательница последствий политического и экономического перехода от государственного социализма к капитализму в Восточной Европе, но книга действительно посвящена сексуальной, романтической и брачной жизни женщин (да, это зачастую три разные вещи).

Годси сразу предупреждает, что речь идет о цисгендерных женщинах и преимущественно гетеросексуальных отношениях, поскольку исследований других форм самопрезентации и отношений в социалистических обществах ей не хватает. В качестве социалистических стран рассматривает страны Восточного блока, но почти не рассматривает скандинавские страны, что большой минус, поскольку исследования, например, сексуальной удовлетворенности жительниц ФРГ и ГДР — это здорово очень, но хотелось бы сравнивать, скажем, современные США и Швецию.

Кроме того, хотя Годси совершенно не защищает ужасы тоталитаризма и несколько раз отдельно указывает, что они действительно ужасы, она очевидно предельно очарована идеей государственного социализма, что трудно понять людям, которые его застали в советском варианте (мне, например). Правда, книга явно рассчитана на американскую аудиторию, в частности, автриса подробно объясняет, кто такие Надежда Крупская, Александра Коллонтай и Роза Люксембург. Так что включать фильтр при чтении необходимо, но читать все равно интересно — увлекательно написано, а еще приводится много разных данных.

Аргументы Годси, если коротко, таковы.

Женщины в условиях патриархального мира, который никуда не девается при капитализме, не только несут вторую (неоплачиваемую) рабочую смену дома, но и зарабатывают из-за этого меньше мужчин, а значит вынуждены охотиться на мужчин с деньгами и фактически торговать собой, если не хотят прозябать в нищете. Несмотря на стеклянный потолок, карьеры доступны многим женщинам, но все же недостаточному количеству, поэтому многие обменивают секс и эмоциональное обслуживание на кусок хлеба. Мужчины прекрасно понимают, что все это предоставляется им не просто так, поэтому не напрягаются в постели, а в личной жизни могут вести себя по-скотски.

При социализме же женщины реже зарабатывают меньше, могут себе позволить отдельную жизнь благодаря господдержке (бесплатная медицина, развитая сеть детских садов и т.д.) и с легкостью идут на развод, если их что-то не устраивает, поэтому мужчины вынуждены становиться более интересными (вот чего, если честно, не припомню, в СССР, по-моему, женщины точно так же прыгали вокруг штанов). С другой стороны, скандинавские страны также активно вводят квотирование в органах управления для женщин и отпуска по уходу за ребенком для отцов, что делает гендерное равенство ближе, а необходимость для женщин продаваться — реже, поэтому вовлеченность мужчин в домашнее хозяйство выше, а неравенство сокращается, и можно заводить связи по романтическим причинам в первую очередь.

А что там про секс? В 1990 (то есть всего лишь на следующий год после падения Берлинской стены) сравнительное исследование женщин Восточной и Западной Германии показало, что, например, на вопрос, чувствовали ли себя после секса счастливыми, «да» отвечали 82% восточных немок, а западных — только 52%. Вопрос про «не были счастливы» — и всего 18% восточных и почти половина западных. 80% восточных немок всегда испытывали оргазм, а западных набралось 63%. Впечатляющая разница, хотя Годси оговаривается, что при социализме досуг был не очень разнообразным, а государственный прессинг заставлял уходить в частное, поэтому высокие показатели сексуальной удовлетворенности могут быть следствием еще и этих факторов. Еще приводится интересное исследование Анны Темкиной и Елены Здравомысловой, показавшее, что в СССР идея сексуальных отношений рассматривалась либо как данность, которую надо просто перетерпеть (что опровергает аргументы Годси), либо как часть романтических отношений, лишенных какого-либо экономического обмена (что аргументы Годси подтверждает).

Еще из интересного: в некоторых странах соцлагеря была довольно хорошо развита сексология, причем она рассматривалась в совокупности физических, духовных и эмоциональных потребностей человека. В Чехословакии начали изучать женский оргазм еще в 1952 году, в Польше сексология активно развивалась с 1970-х, в 1979 в Болгарии активно распространялось переводное восточногерманское пособие по интимным отношениям, которое в итоге появилось чуть ли не в каждом доме.

Мой вывод из прочитанного: виноват не только капитализм, а в первую очередь патриархат и гендерное неравенство; капитализм скорее усугубляет уже имеющиеся проблемы. Например, Годси приводит результаты исследований, которые показывают, что у пар, которые справедливо делят домашнюю работу, секс чаще и лучше, то есть равенство помогает сексуальной жизни. Но можно ли добиться полного гендерного равенства при капитализме? Сомневаюсь. При капитализме ли неравенство возникло? Конечно, нет. Делать-то что в итоге? У Годси есть предложения, и все они касаются американских реалий. Но в любом случае без равенства нам отличной сексуальной жизни не добиться.