Чтение на выходные

0

Искренняя история о подростковом аборте в Америке эпохи Трампа: «Как и для большинства 17-летних девочек, положительный (третий!) тест на беременность не становится для Отом (Сидни Фланиган) хорошей новостью. С надеждой она спросит у доктора, есть ли хоть какая-то вероятность ошибки: вместо ответа ей включат пропагандистское видео об убийстве человека в утробе и отправят домой. В Пенсильвании в 17 лет аборт можно сделать только с согласия родителей — а поддержки семьи Отом ожидать не приходится: мама возится с младшими детьми, а отчим — подонок, который еще всплывет в этой истории».

Истерика как борьба: как феминистская оптика меняет наши взгляды на психологические проблемы: «„Истерички“ и „нимфоманки“ плотно засели в вокабуляре и чаще всего призваны не столько обижать, сколько ставить на место. Патологизация женских эмоций имеет длинную историю. В XIX веке в психиатрических лечебницах США и Великобритании подавляющее большинство пациентов составляли женщины, а в списке причин госпитализации можно обнаружить отсутствие менструации, мастурбацию, „чрезмерное“ чтение, аборт, религиозные фантазии, неприемлемые взгляды на религию. Нередко женщины попадали в психиатрические лечебницы исключительно по воле мужа».

Фабрика грез и женский вопрос: «Исследования последних лет фиксируют вполне очевидный факт — Голливуд остается патриархальной структурой, последовательно сдерживающей участие женщин в кинопроизводстве: среди продюсеров 20% женщин, среди сценаристов — 13%, среди режиссеров — 7%. Спустя 100 лет после основания первой голливудской студии феминистки, работающие в кино, наконец начали борьбу за равноправие. Weekend изучил, какое место в истории Голливуда занимают женщины».

Репродуктивное насилие: что это такое и как понять, являетесь ли вы его жертвой: «Услышав в первый раз словосочетание „репродуктивное насилие“, некоторые люди думают, что речь идет о брутальных действиях акушерок во время родов (это часть акушерского насилия). Но этот термин на самом деле обозначает не происходящее в роддоме, а целый спектр вещей, которые происходят задолго до появления ребенка на свет».

Из книги «Корабль добродетельных дам» врача Симфорьена Шампьера (1503, Франция): «С заботой к читателям Шампьер напоминает, что избыток секса крайне вреден. Ссылаясь на Авиценну и Ар-Рази, он пишет, что это вредно для нервной системы, пищеварения, зрения, а также приводит к выпадению волос и преждевременному старению: „Самцы воробьёв живут только год-два по причине собственного распутства <…> так же и с теми мужчинами, что невоздержанны в общении с молодыми женщинами и умирают молодыми и порой внезапно. Всё по причине избыточных наслаждений“».

Пропаганда нетерпимости: «„Я не против этих людей, но я против пропаганды“, — говорит мне очередной доброхот. „Я тоже“, — думаю я. Например, против пропаганды гетеронормативности, которая буквально обстреливает нас с детства. Против фашистских речей в прайм-тайм, против расизма и сексизма с университетской кафедры, против гомофобии и трансфобии в СМИ. Почему это все у нас считается „просто жизнью“, а мой камин-аут — „пропагандой“?»

Как трансгендерные люди выживают в России после обнуления: «Сколько всего в России транс-людей — никто не знает. Однако отталкиваясь от мировой статистики, можно предположить, что среди нас живут сотни тысяч таких людей. Транс-сообщество „Т-Действие“ приводит результат масштабных исследований по количеству транс-людей в США: от 0,3% от общей популяции в консервативных штатах типа Алабамы и до 3% от общей популяции в Сан-Франциско. Такой перекос в статистике связан с тем, что в консервативных штатах большее количество людей стремится скрыть свой транс-статус, а также они мигрируют в другие штаты с более комфортным психологическим климатом».

Рука и сердце генеральской дочки, или Как охотились за Наполеоном: «Смотрите, как прелестная девица в кокошнике! „Мисс Платофф“. Как гласит подпись под этой английской гравюрой, „дочь гетмана Платоффа“. На самом деле, конечно же, войскового атамана Войска Донского, генерала от кавалерии Матвея Ивановича Платова. В 1814 он вместе с Александром I побывал в Лондоне и там его встречали с восторгом. А дочь тоже вызывала интерес! Поскольку с ней была связана легенда».

«Феминизм сегодня стал продуктом»: Лив Стремквист — о деле Цветковой, менструации и любви: «Еще я в ней критикую рекламу прокладок. Она говорит нам: „с прокладкой ты будешь свежей“ — и это значит, что, когда у тебя менструация, ты несвежая, грязная. И после успеха книги я увидела, как эта реклама у нас стала меняться. Реклама апроприировала феминистский язык и теперь рассказывает нам про женскую силу, про позитивный взгляд на свою вульву, все дела. Совершенно кардинальный поворот, и я испытываю очень противоречивые чувства по этому поводу. С одной стороны, феминизм сегодня стал продуктом. Он используется для того, чтобы продать женщинам побольше хлама, и это отнимает у феминизма его прогрессивную силу, где‑то даже делает его бессмысленным».

Как азербайджанки отстаивают свою независимость: «Азербайджанская деревня, по признанию самих ее жителей, — не самое лучшее место для независимой женщины. Побои, финансовый контроль и отсутствие личного выбора в вопросах карьеры и брака до сих пор для глубинки обыденность. Однако все больше азербайджанских женщин решают бороться за самостоятельную жизнь вопреки деспотичным родственникам и общественным преградам».

Яркая жизнь Елизаветы Водовозовой: «Вырасти при крепостном праве, отучиться в Смольном, присоединиться к радикальному движению за равные права, создавать почти с нуля всеобщее образование — и запечатлеть это всё в интереснейших мемуарах».

Почему женщины улыбаются в ответ на сексуальные домогательства: «Он сказал, что им с самого начала нужно было вести себя иначе. Не улыбаться мужчинам, не хихикать, не ходить с ними танцевать. Сразу отшивать или потом не жаловаться, ведь они сами поощряли мужчин. И внезапно я взорвалась. Я сказала ему: „Какого хрена? Откуда тебе вообще знать, что им нужно было делать? Сколько раз ты сам был тем, кого домогаются? Ты был когда-то женщиной? Поверь, эти женщины получше тебя знают, что им делать!“ Я вспомнила, как однажды холодным зимним вечером на остановке, полной людей, мужик в прямом смысле слова плюнул мне в лицо, когда я сказала „Нет, спасибо, я не хочу знакомиться“, и все те случаи, когда я не улыбалась в ответ, не благодарила за комплимент, отказывалась разговаривать, и чем для меня это заканчивалось».

Как бисексуалы оказались чужими среди своих и своими среди чужих: «Вы замечали, что в общественной дискуссии о правах ЛГБТ-сообщества практически всегда речь идет о геях, а если повезет, то еще и о лесбиянках? Когда известные люди делают каминг-аут как бисексуалы, про них чаще всего даже достаточно прогрессивные медиа пишут как про геев и лесбиянок. Многие геи и лесбиянки считают бисексуальных людей ненадежными партнерами, которые все равно в итоге „уйдут на другую сторону“. Более того, иногда им даже отказывают в праве быть частью квир-сообщества, если они в настоящий момент находятся в разнополых отношениях».

Краткая история женской наготы: «На Крите времен минойской цивилизации женщины ходили в платьях, полностью открывающих грудь. Никому из микенцев и в голову бы не пришло считать обнаженную грудь непристойной или вульгарной. Возможное объяснение — изолированность Крита. Однажды сложившись, такой обычай уже не пропадал под давлением чужого влияния. Плюс женщины здесь играли значительно большую роль, чем на материке, главенствовали в религиозной жизни и обладали гораздо большими гражданскими правами».