Чтение на выходные

0

Почему произведения женщин помогают лучше понять историю: «В школьной программе по литературе почти нет женщин — в результате многие школьники даже не догадываются о том, что у великих классиков-мужчин были талантливые современницы. Исправить это пытается Ани Петрс — преподавательница русского языка и литературы, окончившая филфак в Барнауле и переехавшая работать в Петербург. Она скорректировала учебные планы так, чтобы ее ученики ознакомились с произведениями малоизвестных писательниц».

7 ключевых текстов о феминистской методологии исследований искусства: «Феминистские методологии анализа искусства пока не очень популярны в российском искусствоведении, литературоведении и художественной критике. Хотя гендерные различия сопровождают нас в жизни повсюду, а деление на „мужское“ и „женское“ представляют собой одно из фундаментальных социальных различий, часто искусствоведы и критики принципиально отказываются обсуждать искусство с точки зрения того, как в нём работает гендер».

Почему тоталитарные режимы боятся ЛГБТ-людей и как наука помогает в осознании ориентации: «Объяснения требует не гомосексуальность, а усиление гомофобии в последние годы, потому что гомофобия не повсеместна — и она противоестественна. Это странное явление с эволюционной и биологической точки зрения. Если я гетеросексуальный мужчина и вдруг узнаю, что мой сосед — гей, я должен этому обрадоваться: с точки зрения эволюции это для меня наилучший сценарий, потому что это означает меньшую конкуренцию за существующих женщин. Далеко не все традиционные общества были гомофобными. Если вы поедете на Филиппины, то увидите там куда больше принятия в отношении определенной части спектра сексуальности и гендера, чем даже в США».

«Позорная безнаказанность закончилась»: «Помните фильм „Три билборда на границе Эббинга, Миссури“? Его героиня, мать изнасилованной и убитой девушки, арендует три заброшенных рекламных щита и размещает на них вопросы, адресованные полиции, которая не торопится с расследованием. Израильские активистки перенесли идею воздействовать на власть и общество с помощью наружной рекламы из фильма в реальную жизнь. Они разместили на билбордах и электронных экранах изображения нескольких мужчин. Кто и почему попал на рекламные щиты?»

Девочек на Кавказе продолжают подвергать «женскому обрезанию»: «В деле есть всего одна экспертиза, но и она, по словам Саввиной, была проведена „очень плохо“. „Следователь спросил, были ли сохранены детородные функции, но этот вопрос совершенно не соответствует методикам определения степени тяжести вреда для здоровья. Когда мы определяем вред для здоровья, мы оцениваем не только сохранение детородных функций, но также и способность к совокуплению и зачатию. Почему следователь поставил вопрос о сохранении только детородной функции, остается непонятным, — объясняет Саввина. — И вывод из такой из рук вон плохо проведенной экспертизы был, что это кратковременное расстройство здоровья от 6 до 21 дня. Фактически то же самое, как если бы они оценивали рану на пальце. Получается, рана на пальце и рана на клиторе — это одно и то же“».

Патриция Хайсмит: квир-взгляд на преступление и наказание: «Я уже посмотрела (и пересматривала еще много раз) снятый для HBO документальный фильм Мартина Скорсезе Public Speaking об американской писательнице, его хорошей подруге Фрэн Лебовиц, где она рассуждала о происхождении таланта — в том числе о связи артистического дара и гомосексуальности. На вопрос, есть ли прямая связь между артистическим даром и гомосексуальностью (ведь примеров множество!), Фрэн, открытая лесбиянка, отвечала — нет. Being gay — влечение к людям одного с вами пола — не сделает из вас художника, но она перечисляла обстоятельства, которые могут помочь таланту развиться и раскрыться: если вы окажетесь в тюрьме, если будете исключены из группы, если вы подавлены или у вас депрессия — если вы вынуждены оказаться в роли наблюдателя. Искусство — дитя подавленных чувств, депрессии и одиночества».

Феминитивы нужны даже мужчинам: «Внедрение феминитивов вызывает реакцию от ироничного неприятия до полного сопротивления. Однако их противникам выгоднее прислушаться к доводам феминисток, считает Лола Тагаева».

«Каждому мужчине нужно срочно нанять психотерапевта»: «Социолог Ирина Костерина и феминистка Светлана Анохина — о токсичном мужском „политбюро“, новой модели маскулинности и „Карфагене“, который должен быть разрушен».

Как закон «О пропаганде ЛГБТ» лишил учителя с Урала мечты и работы: «Быть геем в России не принято. Но быть геем-учителем — это едва ли не преступление. Герой нашего материала Антон — открытый гей, который не стесняется себя и своих взглядов. С детства он шел к тому, чтобы стать учителем. Но после закона „О пропаганде ЛГБТ среди несовершеннолетних“ заниматься любимым делом стало невозможно».

О несчастной невесте, токсичных родственниках и справедливом возмездии: «Эту историю я прочитала в журнале „Новый Русский Базар“ за 1882 год. Якобы она случилась в Риме и наделала много шума. Правда ли — не знаю. Однако у неё почти счастливый (по меркам нашего времени) и почти сказочный конец. Такое впечатление, что истории несчастных невест с картин XIX столетия получили своё завершение!»

Разные люди о том, как они относятся к шуткам во время секса: «Мы решили разобраться, что происходит с шутками во время секса: действуют ли тут обычные ограничения или ситуация требует особой деликатности? Секс — поле, где возникает больше свободы, или интимность — самый неподходящий момент для иронии? Мы поговорили с разными людьми о самых смешных и самых обидных шутках во время секса и расспросили их, где проходят границы допустимого».

Как устроено суррогатное материнство в России и как его пытаются объявить вне закона: «Россия — одна из немногих стран, где разрешено суррогатное материнство за деньги, и пары со всего мира пользуются услугами российских суррогатных матерей. В 2020 году в этот процесс вмешался Следственный комитет: было возбуждено подряд два уголовных дела по статье о торговле людьми — именно так следствие трактует передачу рожденного в России ребенка иностранцам в обмен на деньги. Участвовавших в процедуре врачей отправили в СИЗО, а в Госдуме заговорили о полном запрете суррогатного туризма. „Холод“ рассказывает о суррогатном материнстве в России и попытках его ограничить».

Боярыня Морозова в жизни и в живописи: история мятежной раскольницы: «Отношение к Феодосии Морозовой и ее исторической роли довольно неоднозначное. Ее отречение от всех жизненных благ, которых у боярыни было немало, одни называют подвигом во имя веры, другие — фанатичным следованием религиозным канонам. Жизненный путь мятежной боярыни Морозовой, запечатленной Василием Суриковым на самом известном его полотне, закончился трагической гибелью. Кем же она была на самом деле — святой мученицей или одержимой?»

Приёмная мама лесбиянки — о том, как каминг-аут дочери и терапия помогли ей переосмыслить свою ориентацию: «Когда она мне только рассказала, я восприняла это как что-то временное. Я впоследствии извинялась за это перед ней, а тогда говорила: „Это сейчас твои поиски, не стоит так сильно обращать на это внимание. Да, конечно, нормально, это эпизоды“ Я была в этом совершенно убеждена. Я видела, что моё отношение её огорчает, но хотела для нее большего».