Чтение на выходные

0

Автора и героинь фотопроекта о раке груди травят в соцсетях: «В 2019 году фотограф Сергей Строителев опубликовал на „Таких делах“ кадры из своего фотопроекта „Мне больше не страшно?“ о женщинах, которые из-за рака груди пережили мастэктомию — удаление молочной железы. После операции женщины переосмысливают отношение к своему телу. Героини проекта решились на обнаженную съемку, чтобы перебороть свой страх и развенчать стереотипы».

Игрок «Что? Где? Когда?» продолжил карьеру, несмотря на обвинения в домогательствах: «После того, как десятки девушек стали писать, что Скипский приставал к ним, когда они учились в школе, сообщество знатоков разделилось на два лагеря. Одни начали защищать Михаила, другие — поддерживать жертв домогательств. Так, Дмитрий Авдеенко, игрок команды Балаша Касумова, в комментариях к посту TJ о Скипском заявил, что от скандала получило выгоду издание The Bell, так как первой о домогательствах рассказала Екатерина Аренина, сотрудница медиа. Также в открытом телеграм-чате поклонников передачи Дмитрия попросили прокомментировать пост знатока Анастасии Рекшинской в защиту девушек. Он ответил, что „в сортах говна не разбирается“».

Как Кит Раньери создал секту: «Во вторник, 27 октября, федеральный суд Нью-Йорка приговорил к 120 годам тюремного заключения Кита Раньери — основателя сообщества NXIVM. Более 20 лет он и его главная помощница Нэнси Зальцман, предлагая „психологическую помощь“ и обещая „личностный рост“, завлекали в свою организацию женщин и несовершеннолетних девушек, превращая их фактически в секс-рабынь. Покинуть секту было практически невозможно: Раньери защищали лучшие адвокаты и горы компромата».

«Игры гормонов»: «Марти Хейзелтон — эволюционный психолог, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и — феминистка. В этом не было бы ничего необычного, если бы феминизм Хейзелтон не был неодарвинистским. В книге „Игры гормонов. Как гормоны движут нашими желаниями, определяют наши отношения с людьми, влияют на наш выбор и делают нас мудрее“ (издательство „Corpus“), переведенной на русский язык Татьяной Мосоловой, она стремится прояснить важные вопросы, касающиеся женских гормонов».

Истории женщин, переживших насилие в родах: «Когда начались интенсивные схватки, меня перевели в родовую палату. Появилась врач, и тут начался мой личный ад. Она грубо осмотрела меня, причинив ужасную боль. Я вскрикнула, из меня хлынула кровь. Отругав меня за несдержанность, врач вышла. Я осталась в палате одна и была очень этому рада, потому что боялась, что она своими действиями причинит вред моему ребенку».

Менструация, Greenpeace и фактчекинг: «В тексте, на который ссылается Greenpeace, также сказано, что прокладки, подгузники и салфетки дают в совокупности 7,8 миллионнов тонн мусора за год только в Евросоюзе. То есть вклад женских менструаций — 0,59 миллионов тонн — буквально на порядок (этот оборот значит „в десять раз или около того“) меньше вклада подгузников. Также в тексте по ссылке сказано, что подгузники и прочие одноразовые предметы гигиены составляют 4% от всего мусора, производимого жилыми домами — так что на долю прокладок приходится всего полпроцента».

Казанские парни с ярким маникюром — о бьюти-стереотипах, поисках мастера и реакции окружающих: «Недавно ехал в троллейбусе, там кондуктор — очень милая бабушка, я оплачиваю, она увидела мои руки и улыбнулась: „А это настоящие ногти?“ — „Ну да“. — „А что, сейчас так модно?“ — „Наверное, модно“. — „Зачем тебе, ты же мальчик?“ Я понимаю, что я ей ничего не докажу, она в своем мировоззрении, просто отшутился: „Вот, мозгов нет, делаю, пока молодой“».

Коронавирус демонстрирует неравенство: «Экономический кризис ударил по женщинам больнее — на деле, он отбросил нас на несколько десятилетий назад в смысле распределения экономических ресурсов. Распределение обязанностей по дому также стало еще более неравным, чем до эпидемии. Почему так получается и что делать?»

Что общего в историях домашнего насилия из Петербурга и Северной Осетии: «„Медиазона“ рассказывает истории двух женщин, обратившихся на горячую линию „Зоны права“ из-за бездействия силовиков — Следственный комитет не стал проверять их сообщения о домашнем насилии, вместо этого передав их в Генпрокуратуру».

В Великобритании вышла первая антология новой российской феминистской поэзии: «Билингвальная поэтическая антология на русском и английском языках включает в себя новейшую феминистскую поэзию России, в ней приняли участие Галина Рымбу, Оксана Васякина, Дарья Серенко и многие другие. Отклик на книгу написали Айлин Майлз — звезда американской контркультурной сцены, легенда феминисткой поэзии. В нем Майлз сопоставляют собственный опыт с опытом героинь и размышляют о сути феминистской поэзии сегодня».

Выходить из дома одной и ездить на велосипеде: что ещё разрешили женщинам Саудовской Аравии только сейчас: «Ещё 40 лет назад женщины в Саудовской Аравии могли водить машины, общаться с посторонними мужчинами и не носить традиционную одежду. Но в 1979 году на Ближнем Востоке произошло два знаковых события, определивших будущее страны. Сначала случилась исламская революция в Иране — монархия пала, все отношения с Западом прекратились. В новой конституции появился важный пункт: вся власть в стране отныне принадлежала духовенству».

Интерсекс-люди о том, как от них скрывали правду об их теле: «По оценкам Planned Parenthood, в США один или два из ста новорождённых имеет ту или иную вариацию половых особенностей. При этом интерсексность сильно стигматизирована. Люди, чей генетический, гонадный или гормональный пол нельзя однозначно назвать мужским или женским, до сих пор переносят калечащие операции, им часто неверно определяют гендерный маркер или, того хуже, преследуют за их физиологию».

Издевательства, унижения и сексизм: как телешоу учит дерзких россиянок ублажать мужчин: «Идею „Пацанок“ отечественные телепроизводители позаимствовали у британцев — у них на телевидении еще много лет назад выходила похожая передача под названием Ladette to lady. В начале шоу несколько девушек-оторв попадали в особняк, напоминающий традиционную британскую „школу леди“ — закрытый пансион, где раньше воспитывали благородных девиц. Девушки, которые до этого тусовались и выпивали ночи напролет, были вынуждены учиться манерам и этикету, осваивать кулинарное мастерство, а в конце шоу в качестве выпускного экзамена — должны были организовать и провести торжественный прием».

Как в Самаре проходят свинг-вечеринки: «Ещё у нас отдельные тусовки для любителей гэнг-формата — на неё мы чаще всего приглашаем побольше парней без пары. Вообще, мальчиков иногда очень не хватает. Многие пары ищут именно парней. Например, был случай, когда на вечеринку мы пригласили только пар. По итогу девочки подходили к нам с претензией, что не хватает парней, попросили больше такого не проводить. Тут всё просто — девочки в таких ситуациях хотят многого, а многие мальчики способны участвовать только один раз, им этого будет достаточно».