Чтение на выходные

0

Самые влиятельные женщины 2020 года: «Единственной россиянкой в списке 100 самых влиятельных женщин мира по версии Forbes третий раз подряд оказывается председатель Центрального банка Эльвира Набиуллина: она переместилась с 53-й на 57-ю строчку. Мы публикуем первую десятку рейтинга».

Как появился миф о матриархате и почему ученые в него не верят: «Амазонки — народ женщин-воительниц — долгое время тоже считались мифом, хотя упоминаниях о них встречались в древнегреческих легендах, а их изображения — в росписях с другими историческими персонажами. В 2019 году на севере Армении ученые нашли останки девушки-воительницы времен железного века. В том же 2019 генетическая экспертиза обнаруженного в конце XX века в Сибири скифского захоронения установила, что останки юноши-воина на самом деле были останками девушки. Еще один курган с четырьмя вооруженными женщинами нашли в Воронежской области. Эти археологические открытия впервые позволили сделать вывод, что среди скифских племен действительно были женщины-воины, о которых писал еще Геродот в V веке до нашей эры».

«Мы можем создавать миры, в которых женщины делают половину интересных вещей»: «Одно из первых крупных исследований, проведенных институтом в 2015 году, было посвящено тому, как кинематограф искажает и формирует наши представления о мужчинах и женщинах. Для этого аналитики изучили 120 фильмов, снятых в 10 странах. Среди их персонажей, которые имели имена и произносили текст, женщины составляли 31%, мужчины — 69%. Только 10% фильмов имели гендерно сбалансированный состав (женщины составляли от 45 до 55% персонажей). Из персонажей, имеющих работу, 81% составляли мужчины. Лишь 14% топ-менеджеров в фильмах были женщинами, хотя в жизни уже тогда их было больше, порядка 24%. В массовых сценах участвовало в среднем 17% женщин! В фильмах для семейного просмотра соотношение мужских и женских персонажей составляло 3:1 и оставалось неизменным с 1946 года».

Как, кем, какой ценой работали женщины во времена, когда «женщины не работали»: «Правда в том, что в девятнадцатом веке точно так же, как в двадцать первом, семьи и в России, и в Европе редко могли себе позволить полагаться на зарплату одного только папы. Необходимость поддерживать общие семейные штаны заставляла всех этих и так постоянно работающих по дому матерей искать заработка. Заработок этот был обязательно меньше, чем у мужчины — ведь, говорили женщине, тебя всё равно кормит муж. Как будто, если бы муж с этим справлялся, женщине, нагруженной бытом, пришло бы в голову искать себе ещё работы».

Маскулисты: с кем и с чем борются сторонники мужских движений: «Реакционный маскулинизм в то время придерживался противоположных настроений: антифеминисты не отрицали патриархат, но стремились закрепить ведущую роль мужчин — и предлагали женщинам обратить внимание не на недостатки, а на преимущества подобной модели общества. Развитию консервативного маскулизма „помогал“ и общественный прогресс: радикально настроенные маскулисты крайне негативно реагировали на появление женской контрацепции, облегчение процедуры развода, борьбу с гендерно окрашенным насилием и расширение прав ЛГБТК-людей. По их мнению, „феминизм зашёл слишком далеко“ — а значит, необходимо бороться если не за статус-кво, то хотя бы за предотвращение дальнейшей эмансипации. Она, по их мнению, ставила под угрозу текущее — то есть главенствующее — положение мужчин».

Как женщины захватили фантастическую премию Хьюго и не захватили Роскон: «В 2014 году победила Энн Лэки с космическими „Слугами правосудия“. Речь в романе велась от лица корабля, называющего всех „она“, т.к. пол для искусственного интеллекта не имеет значения. Премия за лучший рассказ ушла Джону Чу с рассказом о герое-гее. Это переполнило маленькую чашу терпения, и любители боевой космической фантастики старого разлива серьезно взбунтовались. В следующем году разразилась буря — любители олдовых боевиков решили провести силовой захват Хьюго. Два писателя, Ларри Коррейа и Брэд Торгерсен, выложили в Сеть манифест, где призывали голосовать только за „правильных“ номинантов. Такими они считали белых гетеросексуалов, которые пишут боевую фантастику про космос. Недовольные назвали себя „грустными щеночками“ и горели желанием вернуть старые-добрые времена».

«Девочек с детства учили терпеть боль»: 15 фактов о сексе в царской России и СССР: «В издательстве „Новое литературное обозрение“ вышла книга „Сметая запреты: Очерки русской сексуальной культуры XI–XX веков“. В ней авторы исследовали, как сексуальная жизнь женщин в нашей стране регламентировалась властями и обществом. Мы прочитали книгу и в шоке от того, что еще в прошлом веке вместо контрацепции были обряды, а урок анатомии считали развратом. Вот несколько самых впечатляющих исторических фактов».

Как распад семьи усиливает социальное расслоение: «Первый удар по нормам моральной семьи нанесла наука. Противозачаточные средства позволили молодым женщинам взять свою судьбу в свои руки: теперь можно было отделить секс от зачатия, бывшего прежде его обычным следствием. Это облегчило поиск подходящих партнеров; временные сексуальные отношения стали менее рискованными, а на смену прежней непростой „проблеме обручального кольца“ пришел гораздо более удобный „режим“, когда партнеры могут присмотреться друг к другу до брака. Как очень точно заметил поэт Филип Ларкин, „секс пришел к нам в шестьдесят третьем“».

Кошки, ножницы и драма — главные мифы о лесбиянках: «„Ты лесбиянка? Слушай, у меня есть подруга ‚из ваших‘, давай я вас познакомлю“. Фраза из классического набора гомосексуала, которому каждый день приходится выслушивать кучу чужих проекций — в том числе о том, что все лесбиянки по дефолту испытывают сексуальное влечение к другим лесбиянкам, и, как следствие, не могут оставаться с ними просто друзьями. Если в коллективе есть две лесбиянки, их обязательно „шипперят“. Если две лесбиянки проводят много времени вместе, вариант того, что они могут быть близкими подругами, как будто бы исключается».

А вот, например, не только про быт Толстых, но и вообще про жизнь женщин в то время: «Это мало себе представляют, но на женщине была забота про одежду для всей семьи. А именно — производство этой одежды. С раннего возраста девочки обучались шить и вязать, и декоративным рукоделиям. Часто — это была та наука, которую девочки постигали с раннего детства: „В куклы я никогда не играла и очень была счастлива, если могла участвовать в домашних работах и помогать кому-нибудь в шитье или вязанье“, — вспоминала о себе А. П. Керн, родившаяся в 1800 г».

Дейтинг, романтика, травма: какими стали отношения в XXI веке: «Правда, длительный моногамный брак вряд ли можно считать идеалом, если оценивать его через призму полового отбора. Эволюционный психолог Джеффри Миллер в книге „Соблазняющий разум“ предполагает, что в плейстоцене (эпоха четвертичного периода, с 2,588 миллиона лет назад до 11,7 тысяч лет назад) древние люди практиковали серийную моногамию: сначала заключали союз с одним партнером, потом по какой-то причине с ним расставались и искали нового. Аналогичного подхода и сегодня в целом придерживаются жители развитых стран. Но, из какой бы культуры человек ни происходил, влюбленность и любовь как биохимические процессы протекают в его организме одинаково».

Почему девочки в Дагестане практически не разговаривают с отцами, но пишут им письма о любви: «В традиционной дагестанской семье отец — это царь и бог. Дочь не имеет права в чём-либо его упрекнуть, даже мягко. Если спросить у любого дагестанца, доверительные ли у него отношения с дочкой, он ответит: да, конечно. При этом они практически не разговаривают. На Кавказе нет традиции доверительных разговоров между дочерью и отцом. Между ними всегда посредник — это мама. Отец, как правило, отстранён от воспитания детей. Причём настолько, что со стороны это может показаться невероятным. Мне рассказывали такую историю: отец, увидев, как бык нападает на ребёнка, не бросился защищать его, а прошёл в дом и сказал жене: „Там твоего сына бык бодает“».

Новая этика: как индустрия товаров для взрослых меняется в эпоху соцсетей и секспросвета: «Основной посыл новой этики — ты можешь быть любым, и это нормально. Производители игрушек не могли не отреагировать на изменившуюся повестку, однако они делают это все еще медленно и неповоротливо. Сейчас рынок всех секс-товаров — это примерно 70% реалистиков и 30% футуристичных девайсов, которые отказались от классических идей о сексе и о том, что чем больше фаллоимитатор, тем лучше. И только 5-10 брендов действительно думают об этичности своей продукции».

Почему феминистки выгорают: «В 1982 Кристина Маслах сформулировала „троицу выгорания“. Во-первых, эмоциональное истощение — усталость из-за длительной и интенсивной вовлеченности. Во-вторых, деперсонализация — цинизм, безразличие, нежелание эмоциональных контактов. В-третьих, ощущение бессмысленности усилий и снижение чувства личного удовлетворения. Идея этого текста родилась из личного опыта. Я сама много месяцев чувствую выгорание. Мне стало интересно влияние на мое состояние не только гендерной, но и феминистской идентичности».