«Русалка» Антонина Дворжака

0

Опера, на которую я сходила на прошлой неделе: «Русалка» Антонина Дворжака на Новой сцене Большого театра в постановке Тимофея Кулябина. Я ее раньше не слышала и, конечно, зря, это поразительно прекрасная музыка. Спектакль тоже классный — вся сказочная линия с лесными духами и волшебством оказывается выращенной силами воображения Русалки, и мы видим два разных мира — магический внутренний Русалки, освещенный исключительно луной, и объективный внешний, залитый электричеством и полный примет, понятных всем на постсоветском пространстве, причем оба вполне реальны и дают посмотреть на ситуацию с разных точек зрения.

Опера исполняется на чешском с русскими супратитрами, сюжет у нее такой: дочь Водяного Русалка влюбляется в Принца и идет к ведьме Ежибабе, чтобы та сделала ее человеком. Ежибаба соглашается, но забирает у Русалки ее голос и предупреждает, что если любовь не окажется взаимной, Русалка будет проклята и любимого тоже погубит. Принц встречает немую Русалку, влюбляется в нее и увозит к себе в замок. Там прямо на свадьбе Принц увлекается гостьей, Русалка понимает, что Принцу нужно не то, что она ему может дать, и возвращается в лес. Теперь она проклята — не может встретиться со своими, а людям несет только смерть. Ежибаба предлагает Русалке убить Принца, чтобы снять проклятие, но та не может. Однако Принц находит Русалку, раскаивается и просит о поцелуе. Она предупреждает Принца, что поцелуй проклятой его убьет, но он жаждет покоя. Поцелуй, смерть, Русалка молится о спасении души Принца.

Короче, все как всегда. Я читала все супратитры, хотя знала либретто, и иногда хотелось завопить: «Да что ж такое-то!» Ну то есть понятно, что это история в духе романтизма, тут без обреченности персонажей и все сметающих страстей никак. Но все равно какие-то вещи подбешивают.

Например, у Русалки нет матери, в сюжете традиционно участвует только любящий отец, хотя в начале и в конце лесные нимфы заигрывают с Водяным и упоминают, что у него есть жена. Получается, что женские персонажи, прописанные в либретто, сплошная хтонь: Русалка, которая стала проклятой и смертоносной, повелительница страшных сил Ежибаба, способная в момент разбить чужой союз иноземная гостья, — и разве что лесные нимфы выглядят безобидными, но кто их знает. Еще есть старая Гата из дворца, которая послала гонцов к Ежибабе, в кулябинской версии она превратилась в мать Принца, злое, коварное и расчетливое существо. Мужчины же выглядят просто слабохарактерными: прислуга сплетничает и трясется от страха, Принц тряпка, у Водяного слабый контакт с дочерью, они даже поговорить нормально не могут. Хотя мягкотелость не мешает Принцу повести себя соу типикал — увез из леса красивую девушку, которая ему ни слова не сказала, чтобы жениться. То есть даже согласия ее не получил, а потом высказывал за холодность.

Каждый раз себе напоминаю, что у фольклорных сюжетов своя логика, но все равно задаюсь вопросами, главный из которых такой: какого черта мы не выдумываем новые? Понятно же, что внедрение идеи «отказаться от части себя, семьи и близких ради мужика» всегда заканчивается плохо, но в романтическом сюжете непременно остается надежда, что все могло бы сложиться иначе, не случись злой судьбы, идеальная любовь существует, а смертью можно расплатиться за причиненное зло. Однако в реальной жизни так не случается никогда. Любовь — это чувство, а как себя вести, мы решаем в том числе и рационально. Оказаться в изоляции от привычного мира ради партнера чревато тем, что он откусит тебе голову. А смерть даже в раскаянии ничего не изменит, скорее, ее повесят на тебя же.

Берегите себя, слушайте чудесную музыку и носите, пожалуйста, маски, а то в зале их многие снимали, как будто коронавирус боится темноты.