Дайджест | Nikonova.online
Главная Секс Дайджест

Дайджест

Чтение на выходные

0

Интервью с доктором Эммой Бёрн, автором книги «Swearing Is Good for You», изучающей, зачем людям нужен мат, и что он дает, — по мнению Бёрн, ругаться надо все-таки поменьше, если хотим сохранить за «неприличными» словами их силу, которая даже помогает переживать боль: «Ну, например, выяснилось, что ругань, особенно в случае людей, страдавших от таких заболеваний, как рак или длительная хроническая боль, помогает им справляться с собственными отрицательными эмоциями, а также помогает их друзьям говорить с ними об их заболевании. Возможно, это связано с тем, что это – единственная разновидность эмоциональной лексики, которая, по сути, поощряется в целом для некоторых мужчин. Это как бы отдушина или предохранительный клапан, и она по-настоящему может спасти жизнь человеку, которому не предоставили социальных инструментов для того, чтобы говорить о своих эмоциях как-то иначе.»

Разбор переживаний во время влюбленности с точки зрения работы гормонов и нейромедиаторов, — короче, биохимия любви, и откуда эта романтическая любовь вообще в наших головах взялась: "В какой-то момент (то ли в позднем палеолите, то ли раннем неолите) продолжительность жизни женщин увеличилась, и пожилые дамы стали помогать заботиться о потомстве своим дочерям, что позволило последним иметь больше детей. Это, в свою очередь, закрепило долгожительство в человеческой популяции и вместе с тем привело к росту продолжительности жизни мужчин. И вот к чему это привело: старики уже были неспособны эффективно охотиться, а потому не покидали поселений, зато вполне еще могли иметь детей. В итоге из-за „эффекта бабушек“ количество фертильных женщин по отношению к числу способных к продолжению рода мужчин уменьшилось (модели демонстрируют, что пропорция могла достигать 156 мужчин на 100 женщин в детородном возрасте). Все это привело к резкому обострению конкуренции за женщин, усугубленной долговременным отсутствием молодых мужчин в селениях. Закономерным ответом стало чувство ревности, и движимые ей молодые мужья предпочитали вместо охоты сторожить своих жен от посягательств престарелых ловеласов. Такие общины быстро оставались без ресурсов, хирели и погибали. Выживали только те сообщества, где между мужчинами и женщинами устанавливались крепкие романтические отношения — любовь, взаимное доверие и верность, исключающие измены. Но эти чувства невозможны, если партнер не будет казаться особенным и единственно возможным из всех."

Тяжелый репортаж с историями самых разных людей из Иркутской области, где каждый пятидесятый имеет положительный ВИЧ статус, но даже там активисты с трудом занимаются профилактикой, потому что им не помогают, а идеолог ВИЧ-отрицателей Владимир Агеев именно там живет и работает в мединституте: "Каждый час в России 10 человек заражаются ВИЧ-инфекцией. Сегодня наша страна занимает третье место в мире по числу новых случаев заражения (после ЮАР и Нигерии). Миллион россиян ВИЧ-положительны. Лечение получают меньше половины из них. СПИД вошел в ТОП-10 причин преждевременных смертей в России. В среднем от СПИДа умирают 87 россиян ежедневно."

Список из девяти фильмов о женщинах в Китае, рассказывающих, как они жили в разные исторические периоды, — от немых черно-белых до снятых в этом веке: «Кино рассказывает об организованной революционной борьбе с эксплуататорами в 1930 году на острове Хайнань. В картине режиссёра Се Цзинь (谢晋) снялись Чжу Сицзюань (祝希娟), Ван Синьган (王心刚), Сян Мэй (向梅) и другие. По сюжету основную роль играют женщины, которые вступают в первый женский отряд Красной Армии и начинают сопротивление существующему порядку. В ноябре 1961 фильм получил сразу несколько серьёзных наград: за лучший сценарий, лучшую режиссуру и лучшую женскую роль, а на острове Хайнань построен одноимённый мемориал. Герои фильма стали широко известны в народе и вошли в китайский фольклор, а в 1964 году по мотивам фильма был поставлен революционный балет.»

Переживания о смерти флирта преждевременны — его пытались похоронить в античности, в XIX веке, в Советской России и в послевоенных США, а он все жив, курилка: ««Да вы, видно, теперь все с ума сошли, совсем сошли с ума! — воскликнула бабушка дрожащим голосом. — Господь дал вам любовь, единственную отраду жизни; человек добавил к ней флирт, единственное наше развлечение, а вы примешиваете сюда купорос и пистолет, ведь это все равно, что подлить помоев в бутылку старой мадеры». Это цитата из короткого рассказа Ги де Мопассана «Советы бабушки», где как раз сталкиваются два варианта понимания любви, брака и отношений. Старая логика XVIII века, где царствуют флирт и любовь, а брак служит исключительно общественным целям, и новая буржуазно-романтическая логика – где брак священен, а людей связывают узы великой, единственной и вечной любви (разумеется, результатом такой любви являются стрельба из пистолетов в ветреных возлюбленных, и отравление купоросом мужей).»

Перевод статьи Линды Напикоски о феминистских протестах 1960-х годов в США против конкурсов красоты с рассказом, что именно заставило протестовать, и что вообще не так с конкурсами (кстати, и до сих пор): «Робин Морган и другие активистки из «Радикальных женщин Нью-Йорка» утверждали, что «Мисс Америки» стремится «создать неизгладимый образ в нашем сознании, согласно которому женщины являются угнетаемыми, а мужчины — угнетателями». Женское освободительное общество обвиняло конкурс в поощрении самых распространенных стереотипов в отношении женщин. Конкурсы красоты стали весьма опасным способом заменить ценность таких личных качеств, как решимость, индивидуальность, целеустремленность и образованность, ложными надеждами, культом потребления и «ролью с низким статусом и на высоких каблуках».» Оригинал (англ).

Психолог объясняет, почему порой не получается влюбиться и завести отношения, — причины бывают самые разные, включая отсутствие времени и сил, идею, что отношения обязательно должны включать в себя секс, воображаемых интернет-друзей и давление общества: «Мы впитываем чужие идеи и мнения: сказанные кем-то когда-то слова начинают жить собственной жизнью внутри нас. В результате, сопротивляясь навязанным стереотипам, мы на самом деле ведем спор уже не с реальным человеком, а со своим внутренним голосом. Это он говорит нам перед сном: „Надо жениться. Надо влюбиться. Надо быть хоть с кем-то“. Поэтому исправить ситуацию способен не протест, направленный вовне (назло обществу не буду вступать в отношения), а желание разобраться, почему нам кажется, будто чьи-то слова могут оказать на нашу жизнь значительное воздействие».»

Как в России работает гей-френдли бизнес — тематический туроператор был вынужден отказаться от телефона, ЛГБТ-кинофестиваль постоянно сталкивается с попытками развалить работу, а пиарщица клуба для женщин говорит, что все отлично, правда, посетительницу на улице могут и избить: «Если честно, люди нетрадиционной ориентации довольно ограничены в плане отелей и клубов. У других есть выбор, а здесь приходится брать то, что есть. Директора отелей стараются по минимому вложиться в место, потому что понимают, что на безрыбье и рак — рыба. Часто гей-отели находятся не в самых красивых местах, стандартно оборудованы, а стоят порой дороже. Так, например, в Мексике на весь Канкун всего два таких отеля: один накручивает ценник просто потому, что он для геев, а второй — потому что работает по системе «всё включено». В Ситжесе и в Стамбуле гей-отель будет стоить в три раза дороже, если он расположен ближе к тематическому клубу.»

Отличная колонка, суммирующая вопли вокруг публичного кормления грудью, — гонителей на ГВ мучают чужие проявления беззаботности без чувства бесконечного стыда перед всеми вокруг, контролирующего общество: "Посмею утверждать, что исторически мы все плаваем в нечеловеческом количестве стыда буквально за все. И отказ стыдиться – чуть ли не смертный грех. Если ветром женщине задерет юбку, она застыдится и одернет ее, и ее простят. Если женщина посмеет выйти без юбки, то она становится бесстыдницей. То есть общество зорко блюдет эту круговую поруку стыда, и наказывает тех, кто смеет не стыдиться. И еще один интересный момент. Мужчины и женщины в патриархальном обществе реагируют на стыжение по-разному. Мужчины склонны чаще проявлять агрессию и нападать на то, что вызывает в них чувство стыда. Женщины пытаются от стыда спрятаться, скрыться, уменьшиться, избежать, быть всячески хорошей, удобной, покладистой. Поэтому настолько тяжело избавиться от “самадуравиновата” – эта конструкция поддерживается со всех сторон."

Как в России живут женщины, пострадавшие от порномести (это такое явление, когда личная переписка, фото и видео вываливаются в публичный доступ), с комментарием юриста, который поясняет, что в стране нет специального законодательства, но вообще-то обидчика засудить можно: «Если рассматривать «порноместь» как материалы интимного характера в отношении лица в связи с желанием ему за что-то отомстить, то такие действия злоумышленника подпадают под статью 137 УК РФ — нарушение личной неприкосновенности. Это распространение любых материалов и данных о лице, которые это лицо желает скрыть и не хочет разглашать ни при каких обстоятельствах. Это могут быть в том числе сведения о сексуальной (интимной) жизни. Предусмотренное наказание по такой статье —  до двух лет лишения свободы. Но реально посадить человека за подобное преступление шансов мало. Если же злоумышленник решил шантажировать жертву и грозит выложить имеющиеся у него интимные фото или видео, если жертва ему не заплатит или не совершит в отношении него какие-либо действия, то это уже вымогательство — статья 163 УК РФ.  Минимальная планка по части данной статьи уже до четырех лет лишения свободы. В последнее время возбуждается все больше дел о нарушении личной неприкосновенности. Взять хотя бы Калининградское дело, которое я вел. Неудавшийся ухажер подстроил секс девушки с его знакомым, заснял сцену на видео и выложил в интернет. Подсудимый получил наказание в виде 150 часов обязательных работ, он также заплатит по иску потерпевшей 200 тысяч рублей.»

Небольшое исследование, почему размерные линейки и лекала у разных одежных брендов так различаются, — опираются на разные демографические группы и собственное представление о прекрасном, а попытки когда-то построить размерные сетки по результатам массовых измерений страдали из-за ошибок в методологии: «Для исследования Шелтон и О’Брайн пригласили около 15 тысяч бедных женщин, которым платили за участие деньги; статистики не учли, что после экономических кризисов изменится качество жизни населения и люди наберут вес. В итоге был сформирован стандарт, который неофициально назывался «песочными часами», он лёг в основу лекал, под которые женщины подгоняли себя почти тридцать лет — с 50-х, когда он был принят, и до 80-х, когда был упразднён как неработающий. Несостоятельность подхода доказало исследование, которое провела частная Корпорация технологии текстильной одежды: среди их 11 тысяч респонденток в возрасте от 18 до 80 лет тем самым параметрам соответствовали 8 %, для подавляющего же большинства было выделено около семи типов фигуры.»

Грустная история о Елене Илларионовой, обвиненной в телефонном терроризме за ложное сообщение о заложенной в роддоме бомбе, — муж отправлял ее на аборт, и она пыталась отвертеться хотя бы таким образом, поскольку хотела четвертого ребенка, но многодетным семьям в России слишком тяжело выживать: «По словам Казьмина, «Лена какие-то действия всё-таки предпринимала, показывала мне бумажки. Делала вид, что была у врача, просила отвезти её». Илларионова понимала: надо прожить три недели, а дальше аборт уже будет делать нельзя. «Но я бы не потянул», — несколько раз повторяет Казьмин. Он говорит, что зарабатывает таксистом около пятидесяти тысяч рублей в месяц: половина уходит на аренду машины, половина на еду. «Я с удовольствием оставил бы ребёнка, но сегодня в Костроме есть работа, а завтра — нет. Вы знаете, сколько стоит каша? 130 рублей упаковка. А мелкой её на два дня хватает, — объясняет Казьмин. — Тяжело бы было, мы бы одним хлебом с водой питались, а так мы питаемся нормально». Он молчит почти минуту, а после добавляет: «Мясо каждый день у нас».»

Светлана Анохина о правах женщин на Северном Кавказе — их попросту нет, и когда говорят, что женщин там всерьез уважают, на самом деле речь о том, что заставляют жить по единственному шаблону, причем такие настроения только усиливаются: "Два года назад группа ученых из Института экономической политики им. Е. Гайдара под руководством кандидата экономических наук Ирины Стародубровской проводила исследование ценностей дагестанских мусульман. Оказалось, что в неспокойном Дагестане 60% опрошенных чувствуют себя защищенными, и 85% на вопрос о счастье ответили «счастливы» и «скорее счастливы». В анкету также были включены вопросы, касающиеся семьи и взаимоотношений с детьми. Выяснилось, что люди старшего поколения вполне лояльны к работающей женщине. 90% позволили ей работать, если есть, с кем оставить детей. А вот среди молодых процент оказался ниже. Всего 64%. И самый низкий, 59% – у последователей «нетрадиционного ислама», так называемых салафитов. Но они же оказались более терпимы к женской инициативе по поискам мужа – 33%, в то время как в группе «секуляризированных мусульман» лишь 9% сочли это допустимым. И наконец, вопрос, касающийся учебы. Были даны вводные – сын бездельник, дочка отличница и отец семейства, у которого денег хватит лишь на одного. Отправить учиться дочь предложили 59% опрошенных, но среди молодых цифра ниже – 49%. Предоставить выбор ей самой согласились 40% – и 19% ответили, что надо бы выдать ее замуж."

Рассказ о семнадцати женщинах в истории, не прятавших свои романы с женщинами, — писательницы, художницы, суфражистки, актрисы, военнослужащие, аристократки-садоводы и даже клоунесса, которую писал Тулуз-Лотрек: «Роберта Коуэлл была пилотом истребителя британских ВВС во времена Второй мировой войны. Также она была автогонщицей, участвовавшей в Гран-при. Она родилась мужчиной и стала одной из первых, кто перенес операцию по смене пола. Это произошло в далеком 1951 году. После операции ей больше нельзя было участвовать в автомобильных гонках Гран-при, но она продолжала активно тренироваться и победила в гонке Shelsley Walsh Speed Hill Climb в 1957 году.»

Чтение на выходные

0

Подробный разбор Риты Логиновой, кто противостоит секспросвету в Новосибирске, почему пропагандируют воздержание (цитата: «гидра секспросвета»), и чем на самом деле сеспросвет там занимается — не осуждает подростков, а помогает разобраться в жизни и навыках ее сохранить и улучшить: «Ни один родитель, участвующий в «Пятнашках» (а без них подростки в программу не входят), не обвинил «Гуманитарный проект» в растлении детей или в том, что после тренинга ребенок «вконец распоясался». Оценка влияния программы, проведенная социологами, показала позитивные изменения в семьях: подростки и родители стали больше общаться друг с другом, у них появились новые темы для разговоров. Это при том, что в программу часто набирают кризисные семьи, в которых уже проявились сложности в детско-родительских отношениях или дети находятся на учете полиции или наркологов.»

Полное полезных ссылок исследование явления «дикпик» (рассылки фото пениса) — женщины это ненавидят, мужчины считают, что делают комплимент, когда шлют, об этом пишутся научные работы и делаются арт-проекты, — но явно не освещен загадочный вариант, когда присылают не свой пенис (мне самой такое присылали: погуглишь, а оказывается, что это очень популярный член из интернетов): «Британское агентство исследования общественного мнения YouGov в начале 2018 года опросило около четырёх тысяч человек и выяснило, что примерно 40% женщин в возрасте от 18 до 36 лет когда-либо получали дикпики, о которых никого не просили. Каждый пятый мужчина признался, что отправлял такие фото по согласию женщины. И всего каждый двадцатый отметил, что делал это внезапно для адресата. Если говорить о женщинах, которые сами просили отправить им фото пениса, то таких оказалось всего 12%. В 94% случаев, то есть почти всегда, их желания были исполнены.»

Младшая жена, исламский психолог, проректор исламского университета и философ рассуждают о многоженстве в Татарстане — как себя при этом чувствуют первые жены, зачем это мужчинам, и действительно ли это форма благотворительности, как некоторые считают: «Тогда же встает серьезный вопрос о первой жене. Нужно получить ее добровольное согласие — настоящее добровольное согласие. А если она соглашается из-за боязни потерять большее? Скорее всего за время брака она родила больше двоих детей, практически все время не работала, и ей просто некуда идти. И она соглашается. Чаще всего это происходит именно так. Если вы берете замуж вторую жену, называйте вещи своими именами — значит, вам хочется не только делать доброе дело, но и разнообразить жизнь. А это уже религия не поддерживает. Зачем плодить ревность и терзания для любимого человека? Можно же сказать жене, что «вот, живет у нас соседка, бедная, несчастная. Давай будем ей помогать». Да жена первая соберет вещи, деньги и отнесет соседке.»

Список из девяти книг и книжных серий о гендерном неравенстве, которые стоит прочитать в России всем, — рекомендуют писательницы, издатели, критики, художницы и ученые: «Различные международные индексы показывают, что в Исландии наименьшая в мире разница в положении между полами. В «НЕ/СПРАВЕДЛИВОСТИ» есть история про «Длинную пятницу» — невероятно успешную демонстрации силы, которую в 1960-х провели исландские женщины и навсегда изменили гендерные порядки в стране. Они всего лишь на один день полностью прекратили работать и вышли на демонстрацию. Мамы оставили детей их отцам, бабушки не присматривали за внуками, перестали работать булочные и столовые, гостиницы и школы. Мужчины тоже не смогли выйти на работу — куда же деть детей? Им пришлось самим готовить себе завтрак, обед и ужин. А главное, они увидели, что означает таинственное словосочетание «невидимая работа.»»

Длинный и печальный отчет проекта «Правовая инициатива» о практике калечащих операций на половых органах девочек (КО), которое иногда называют женским обрезанием, — в основном делают аварцы в Дагестане, но и в других местах тоже, от КО страдают более 1200 девочек каждый год, мужчины рассматривают это как данность, делают всегда женщины, КО производится из страха перед женской сексуальностью: "В нашем первом отчете мы показали, что КО в Дагестане делают девочкам преимущественно в раннем детстве — до трех лет. В ходе КО частично или полностью удаляют клитор или повреждают его с помощью надреза или насечки. КО производят в антисанитарных условиях ножом, ножницами, лезвием, иглой или иными доступными инструментами. КО может иметь различные кратковременные и/или долговременные последствия для здоровья. Женщины-респондентки заявляли о сильных болях, инфицировании, шоке, психологических травмах, долговременных гинекологических проблемах и осложнениях при родах, которые в дальнейшем негативно сказываются на матери и ребенке. Известно, что КО может повлечь смерть потерпевшей."

Полина Аронсон про эмоциональный капитализм, в котором даже отношения должны подчиняться логике эффективности, а расставание — повод воспользоваться еще одним мобильным приложением, чтобы избежать непродуктивной боли: «Готовность в любой момент прервать отношения, которые больше «не удовлетворяют» или, как говорит мой мастер по маникюру, «приносят негатив», является ключевым навыком эмоционального капитализма. В способности к расставанию современный человек может проявить свою полноценность и свое соответствие самым фундаментальным неолиберальным ценностям: самооптимизации и самодостаточности. В поп-психологии окончание любви — это тренажер для отработки детских травм, отмаливание первородного греха зависимости. Неудивительно, что диктат «правильного расставания» едва ли не сильнее диктата «здоровых отношений». Расставание стало той лакмусовой бумажкой, которая выявила побочные эффекты эмансипации. Эстер Перель, психотерапевт и автор нашумевшей книги о супружеской неверности, пишет: «Если раньше постыдным считался развод, то теперь постыдным считается продолжать отношения, которые можно не продолжать. Вспомните Хиллари Клинтон, которую многие женщины осудили за мнимое отсутствие самоуважения. <…> Наличие нового билля о правах делает исполнение этого билля обязательным». Развод перестал быть стигмой — и это прекрасно. Однако в стигму превратилась привязанность — и об этом стоит задуматься.»

Что такое микроизмены в онлайн-мире, и насколько жизнь стала сложная, — лайки партнера под чужими фото порой рассматриваются как диалог, в который тебя не позвали: «Например, „общению с бывшим“ одного из партнёров судьи поставили 3/5, строительству „платонических отношений“ онлайн — 4/5, а поддержанию активности в Tinder и на прочих сайтах знакомств — рекордные 10/5. При этом за многочисленные „лайки“ фото третьих лиц эксперты поставили две оценки: 2 из 5 — днем и 5 из 5 — вечером. А вот фантазии о других людях не вызвали ни малейшего осуждения Коллинз, Ходжсон и Граффа: все три эксперта в один голос сказали, что это нормально и неизбежно для любого человека, такое невозможно запретить, а значит и состава „микро-“ и „макроизмены“ там нет.»

Мужчины рассказывают, где в 1990-х и начале 2000-х искали объекты для мастурбации — порно было доступно не всегда, зато газеты, видеоигры с квадратными героинями и фотографии Spice Girls помогали додумывать все остальное, и после прочтения становится ясно, что объектом способно стать вообще все, от самих персонажек это слабо зависит: «Уже не помню, как именно, но каким-то чудом подобная колода (только с барышнями) осела у меня — я точно ее не покупал и ни у кого осознанно не «зажимал». Среди мальчишек, окружавших меня тогда, ходило немало легенд об этих картах. Что-то в духе «если хочешь, чтобы такая баба дала тебе через три года, поссы на карту с ее фотографией и спрячь там, где никто не найдет». Как любой сексуально озабоченный подросток, я легко подвергался влиянию таких мифов, в результате чего припрятал целый горшок мочи, в котором булькали разъехавшиеся от влаги и соли карты.»

Рецензия на фильм «Не прикасайся» (Touch Me Not), режиссер - Адина Пинтилие, фильм получил «Золотого медведя» в Берлине, а российским зрителям не понравился, потому что герои пытаются разобраться со своей телесностью и сексуальностью, но не выглядят как модели и победители постельных соревнований: «Любовь к своему телу для многих по-прежнему возможна, только если это тело — красивое и физически полноценное. Эта точка зрения распространена и в России. Реакция отечественных критиков это подтверждает. Они пишут о желании «наконец увидеть фильм, посвященный проблемам не тех, кто только разбирается со своей сексуальностью, а тех, кто уже успел ее раскрыть» (Денис Рузаев в Lenta.Ru) и считают награждение «Не прикасайся» однозначной победой темы телесности в плохом смысле этого слова над духом (Светлана Хохрякова в «Московском комсомольце»).»

Судзуки Судзуми, написавшая книгу «Социология порноактрис», рассказывает о коммерциализации сексуальности, которая встроена в японскую жизнь, и о том, как порнобизнес формирует необходимость для актрис придумывать себе образ свободной и раскрепощенной женщины, иначе просто не добиться профессионального успеха, и все равно традиционное общество говорит о своих ценностях: «Если мы заглянем ещё дальше, то увидим, что сама эта система индустрии, которая порождает таких женщин, в очень большой степени отражает общественный запрос. Например, очень редко бывает, что популярность актрисы взлетает впоследствии, – обычно наибольшую ценность представляют собой дебютные съёмки, после чего цена на неё постепенно снижается. В этом проявляется распространённый среди аудитории «культ невинности», когда молодость актрисы, её новизна и отсутствие у неё опыта повышают её ценность в глазах зрителя. Как бы ни совершенствовала актриса свою технику (например, действовала согласованно с перемещениями камеры, научилась играть активную роль в лесбийских сценах, умела сексуально говорить в постели, быстро ухватывала режиссёрский замысел и могла играть возбуждение и т. п.) – гонорар почти никогда не растёт пропорционально навыкам. Скорее, наоборот – с каждой новой съёмкой, чем большее время проходит с момента дебюта, тем гонорары становятся ниже, а нагрузка, которой от неё требуют во время съёмок, возрастает. Это объясняется тем, что для зрителя ценность актрисы заключается не в её технике или опытности, а в смущении, которое она испытывает, участвуя в съёмках впервые, в её юной невинности.»

Анна Родина выяснила, чем занимаются сексологи в России, почему так много шарлатанов, как понять, попался ли тебе адекватный специалист, и почему этические комиссии у нас не работают — например, местное профессиональное объединение врачей-сексологом считает нормой парность и гетеросексуальность: «Контакты сексолога он нашел в интернете, прочел несколько его статей и записался на консультацию. То, что прием был назначен у специалиста дома, его не смутило — не с чем было сравнивать. «Мы сели друг напротив друга, я представился и сказал, что идентифицирую себя как бисексуальную женщину — тогда ощущал себя именно так». Он вспоминает, что сексолог сразу в этом усомнился. Врач заявил, что бисексуальные женщины непременно хотят заниматься с партнершами проникающим сексом — с помощью рук. Такого желания у Райана не было. Он вспоминает, что специалист называл его уменьшительной формой его женского имени, а в качестве решения проблемы «с разрядкой в сексе» предложил сделать массаж.»

Саша Казанцева о том, что миотонический оргазм — отличная штука, если вас все с ним устраивает, а вот российскисе сексологи придумали, что это вредно, потому что не готовит женщину к пенисовагинальному контакту: "«„Дезадаптивной“ мужской мастурбацией называют то, что мешает самому мужчине — например, когда он предпочитает заменять мастурбацией значимые дела. В то же время женской „дезадаптивной“ мастурбацией считается то, что, условно говоря, „отучает“ женщину испытывать оргазм от проникающего вагинального секса», — комментирует Мария Давоян. Для мировой сексологии разделение оргазмов по типам лишь условность, однако в российской традиции любая невагинальная стимуляция считается «дезадаптивной» — и самостимуляция струёй воды из душа, и трение о поверхности, и анальная стимуляция. «К счастью, — говорит Давоян, — не все сексологи в России используют понятие дезадаптивной мастурбации. Те, кто читает релевантные статьи на английском и постоянно повышают свой уровень знаний, оставаясь „на волне“, не склонны оперировать этими терминами»."

Мари Жюли о женщинах Сирии, противостоящих насилию и угнетению все годы войны и думающих не только о выживании, но и о том, зачем оно нужно: "Одной из первых женских инициатив стало создание Местных координационных комитетов — сети низовых объединений, с 2011 года проводивших мирные демонстрации по всей стране и первыми сообщавших международному сообществу о преступлениях — как со стороны правительства, так и со стороны оппозиционных вооруженных групп. У истоков сети стояли женщины: Разан Зейтунех и Самира Халил. Они практически в одиночку запустили первый в стране независимый Центр документирования нарушений прав человека и вели поименные списки заключенных, убитых и подвергнутых насильственным исчезновениям."

Геи и лесбиянки рассказывают об обстоятельствах, вынудивших их на фиктивный брак в России — давление родственников, собственное желание детей и невозможность открыться обществу, — причем некоторые обманывают не только окружающих, но и супругов: «Вначале все было нормально, я тщательно скрывал от жены своих знакомых «по теме», но потом стал часто задерживаться, секс у нас пропал, и жена начала подозревать, что я ей изменяю. Как-то она увидела меня на тематическом сайте, а потом прочла СМС от парня. А недавно узнала, с кем я ездил отдыхать. Но я ей все равно не признаюсь, говорю, что она все выдумывает. Я бы сказал правду, но у жены очень длинный язык: может рассказать об этом родственникам и друзьям. От меня не только родные отвернутся, это и на моей карьере скажется. И мой парень — личность публичная, ему такая реклама боком выйдет, да и девушка у него есть. Мне большинство моих парней говорили: «Да плюнь ты на все и живи своей жизнью, не скрываясь!» Но я так не могу, детей бросать не хочу. Живем с женой как кошка с собакой, но при детях не ругаемся. Я ей уже предлагал завести отношения на стороне, а она в ответ: «На фиг мне такая семья!» Жена постоянно старается сделать мне больно. Дома мы почти не общаемся, но, как только я выхожу за порог, она пишет мне эсэмэски типа «На свидание собрался?», хотя я просто в магазин пошел.»

Чтение на выходные

0
Мари-Од Мюрай «Oh, boy!»

Список из девяти книг, которые помогут подросткам справляться с пониманием ужасов жизни — травля, смерть, тюрьма, зависимости, развод и нападки на гомосексуальность: «В книге «Не/Справедливость» Ники Дубровской собраны истории и мнения людей, которые не считали сложившийся вокруг них порядок правильным. Суфражистки, школьники из Сан-Паулу, Махатма Ганди, Анджела Дэвис, декабристы, Эдвард Сноуден и другие герои выбрали путь борьбы против разных, но одинаково несправедливых вещей. Кроме вдохновляющих историй, здесь есть и необычные домашние задания: написать нобелевскую речь о справедливости, нарисовать плакат для суфражисток, подумать, какой могла бы стать наша страна, если бы к власти в 1917 году пришли женщины.»

Олеся Герасименко о ситуации в Белгородской области, где губернатор воцерковился и прикладывает усилия, чтобы заставить женщин рожать — сроки допуска до аборта затягиваются, женщин запугивают и уговаривают, заставляют ходить к священникам, а еще происходит то, о чем я писала в декабре, когда разделили общую гинекологическую лицензию и лицензию на прерывание беременности — бюджетная областная клиническая больница от последней отказалась, и аборт там сделать просто нельзя: «Аборт в Осколе стоит 8-10 тысяч рублей. Сначала Галина с мужем думали взять кредит, потом отложили покупку формы и тетрадей к первому классу для старшей дочери. Уже в день операции Галину снова начали отговаривать. Она забыла принести с собой расшифровку УЗИ, и медсестра стала говорить ей, что это ей знак, „чтобы шла рожать“. Когда пациентка легла в кресло, врач напомнила, что „все проблемы решаемы“ и предложила уехать домой. После операции Галина лежала в палате перед плакатом с надписью „Мамочка, оставь мне жизнь“. Несмотря на то, что подруги и знакомые ее с мужем поддержали, семья задумалась о переезде в Москву или Петербург: „В нашей области слишком давит атмосфера. Скоро вообще выбора никакого не будет“. „Никто женщину ни к чему обязать не может“, — говорит председатель антикризисного центра для женщин в Старом Осколе Юлия Углянская. К психологам „Ангела“ приходят на прием перед абортом. „Наша задача — помочь женщине в трудной ситуации. Мы не давим, никого не уговариваем. Мы пытаемся помочь принять сложное, но верное для женщины решение. Потому что уничтожать наших детей — бесчеловечно“, — рассказывает Углянская.»

Перевод для телеграм-канала like adults видеообзора секс-блогерши Эрики Лайней об игрушках для людей с особыми потребностями — сниженная чувствительность, затруднения при удерживании девайса, слабая эрекция, низкая мобильность и другие проблемы можно решить при помощи устройств из секс-шопов, плюс подборка ссылок с полезными советами: «Хочу отметить: я ни в коем смысле не специалистка по ограниченным возможностям. Да, у меня есть неврологическое заболевание, которое влияет на мою жизнь во многих её сферах, но секс никогда к ним не относился. В этом видео я соединила свои обширные знания индустрии секс-игрушек с огромным количеством исследований по теме ограниченных возможностей и со вкладом моих подруг с инвалидностями — и составила список из 30 продуктов с функциями, небесполезными при целом перечне физических ограничений.» Оригинал (англ).

Про свадьбу принца Гарри почти все уже забыли, но вот вам список несчастий, случившихся на европейских королевских свадьбах, до и после — от незастегнувшегося платья до заключения обещаний жениться на еще не родившемся ребенке, а некоторых так и вовсе могло вырвать прямо на свекровь (так что у Гарри с Меган еще нормально все прошло): «Несмотря на выбор Георга II, Августу трудно было назвать подходящей кандидатурой на роль принцессы Уэльской. Принцессе было 16 лет, и она не знала ни английского, ни французского. Ей советовали пройти языковый курс по ускоренной программе, но Магдалена Августа Ангальт-Цербстская, ее мать, сочла это лишним, потому что британская королевская семья была родом из Германии и все ее представители прекрасно знали немецкий язык. Она оказалась права. Во время свадебной церемонии невесте все переводила королева Каролина. Волнение юной принцессы было вполне объяснимо. Будущего мужа, который был старше ее на 13 лет, она впервые увидела 25 апреля 1736 года в Гринвиче, куда прибыла на королевской яхте «Уильям и Мария». Времени получше узнать будущего супруга не было — свадьба состоялась 8 мая в Королевской часовне Сент-Джеймсского дворца в Лондоне.»

Список вопросов, поднимаемых женским секс-туризмом — почему женщины предпочитают думать, что едут за романами, а не за сексом, как это связано с колониализмом, и почему женщины порой занимаются самообманом: «Подобный «обман зрения» нередко приводит к разочарованиям. «Эти парни часто говорят о белых женщинах так, словно мы старые и отвратительные. Я думала, что Деррек меня уважает и действительно любит, пока я не услышала, как он смеётся надо мной с другими парнями», — рассказывает Дун об издержках своего курортного «романа». Пока некоторые женщины не понимают или не хотят понимать, что толкает к ним местных молодых мужчин, последние прекрасно осознают свои мотивы и между собой называют секс-туристок «бутылками с молоком».»

Интервью с Алексеем Гусевым, секретарем координационного совета «Национальной родительской ассоциации», протащившей в школы уроки семьи, — занятия начнутся в новом учебном году, учить планируют воображаемому старорежимному укладу, но как, не очень понятно, у спикера каша в голове: «По исследованию, которое мы проводили, молодежь выступает категорически против каких-либо сексуальных измен в браке. Мы стали копаться глубже, узнавать — почему, и выяснили ключевой пример: банальность (то есть, десакрализация) и доступность секса, и этот принцип «мы уже нагулялись до брака, зачем портить что-то в браке»… Вот оно, понимаете, из некоего такого сакрального, подсознательного и тайного, таинственного, перешло в стадию банально-повседневных категорий.»

Как сталкинг (преследование) влияет на переживших — расстройства психики и меняющаяся жизнь, даже когда все закончилось: «Мерсер встретилась с психологом и получила диагноз – посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), депрессия и тревожность. «ПТСР характеризуется четырьмя комплексами симптомов, – говорит Квандра Чефферс, дипломированный соцработник. – Один из них связан с ощущением повторения травмы или опасного для жизни события. В него могут входить ночные кошмары, флешбэки и переживание эпизодов сталкинга». Другой комплекс, объясняет Чефферс, связан с отрицательными убеждениями, например, «я больше не могу никому доверять» и «мир небезопасен». Люди, пережившие сталкинг, также могут быть «беспокойными и легко заводиться».»

Объяснение, почему так называемый гей-радар (уверенность, что можешь определить квир-человека) одним помогает чувствовать себя увереннее («вижу таких же, как я, мы не одиноки»), но других только укрепляет в стереотипном мышлении: «Концепция «гей-радара» строится на том, что некоторые стереотипы в отношении ЛГБТК+ — правда, и по этим стереотипам можно определить идентичность людей. Думаю, вы со мной согласитесь, что стереотипы — это, в принципе, не очень хорошая вещь. Стереотипизация означает обобщение, и в большинстве случаев она приводит только к новым предубеждениям. «Бисексуальные люди просто еще не определились», «все транс*люди гетеросексуальны», «все геи интересуются модой и шопингом», «все лесбиянки выглядят маскулинно», а ещё «женщина, которая коротко постриглась, точно не гетеросексуалка», — все эти утверждения не соответствуют действительности. Они исходят из гомофобии, как внешней, так и внутренней, и приводят к ней же.»

Феминизм на пальцах — глянцевый журнал рассказывает, почему окружающее нас общество работает как-то не очень, и почему высказывания женщин о женщинах тоже надо фильтровать: «Советы, которые они дают, поражают и возмущают одновременно. Ольга Валяева, например, рассказывает о том, как копить мифическую «женскую энергию» (спойлер: носить юбки и вести дневник «благодарности мужу»). Гуру межличностных отношений Денис Байгужин учит женщин, как правильно «разводить» мужчину на дорогие подарки и что делать, если ваш объект охоты схватят «нищебродские судороги». Чтобы было понятно всем, свои рекомендации коуч щедро сдабривает сочным матом. Дальше всех пошла некто Мила Левчук. На ее сайте, который помпезно именуется «институтом женского достоинства», подробно описываются три женских типажа: женщина-плюс, женщина-ноль и женщина-минус. «Плюс» успешна в личной жизни, она «та самая гадина, которой дарят подарки»; «ноль» — это жена алкоголика, а «минус» — карьеристка, конкурирующая с мужчиной «на его территории». Все эти курсы, какими бы полезными они ни казались, не имеют никакого отношения к реальности: их цель — относительно честное выкачивание денег из ваших карманов.»

Как в Швеции решают проблему ВИЧ — от профилактики и раннего выявления до формирования общественного мнения и повсеместного внедрения терапии: «90% людей с ВИЧ в стране знают, что они больны. Из этих 90% 95% получают лечение. И из 95% пациентов в 95% случаев люди живут с подавленным вирусом. А с подавленным — это как? А вот как. В 2016 году в престижном медицинском журнале JAMA опубликовали результаты большого исследования, где на тысяче с лишним пар из 14 стран Европы было показано: за четыре года при незащищенном сексе с ВИЧ-положительным партнером, принимающим необходимые лекарства, не было выявлено ни одного случая заражения. А это значит, что у семи из десяти всех ВИЧ-положительных людей в Швеции совершенно обычная жизнь. Они работают, отдыхают, создают семьи, растят детей, доживают до старости — и все это практически без риска передать вирус или быстро получить СПИД, последнюю, трагическую стадию развития болезни.»

Австралийская фотохудожница Морганна Мэги поехала в Мексику снимать в приюте детей женщин, занимающихся проституцией, и подружилась с ними, пока делала большой фотопроект: «Я провела много времени с Мануэлем — мальчиком с синдромом Дауна. Его мать родила его слишком рано, он стал для неё непосильной ношей, и в четыре года она сдала его в приют, чтобы он учился и социализировался. Когда я встретила его, ему было девять и в нём не осталось ничего, что говорило бы о его первых четырёх годах жизни. Он смешной, милый и невероятно непослушный. Я была мгновенно им очарована. Надеюсь, когда люди смотрят на эти фотографии, они немного влюбляются в этих ребят, как и я. Я не хотела сосредотачиваться на том, как они здесь оказались. Эти дети счастливы и любимы, и для меня было важно показать то, что я видела, а не то, что должна была увидеть.»

Перевод для телеграм-канала «Ведьмина чаша» рассказов о менструации, когда ты не женщина, и проблемах, с которым сталкиваются трансгендерные и небинарные люди — сложности обсуждения явления, усиление давления и увеличивающееся неприятие собственного тела: «Они считаются вещью «только для женщин». Но это не так. У некоторых мужчин бывают месячные. Если ты мужчина и ты ничего не можешь поделать с месячными, смирись и поработай над своим эмоциональным комфортом. Это естественный процесс и тут нечего стесняться.» Оригинал (англ).

Как рожают в Норвегии — что говорят врачи, как устроены роддома, почему для них не существует «тонус матки», и как традиционно участвуют отцы: «Лучше декрета, чем в Норвегии, не придумаешь. Оба родителя получают право на перерыв общей продолжительностью в 49 недель, во время которых выплачивается 100% заработной платы. Эти 49 недель родители могут поделить между собой как угодно, но отцам отводится жесткая квота в 10 недель, которые нельзя передать матери. Плюс к этому – еще по 5 недель отпуска на каждого из родителей. Оплачиваемого. Есть еще вариант растянуть декрет на 59 недель с 80% зарплатой. При желании в декрет можно выйти за три месяца до родов, но я не знаю никого, кто бы так поступил. Логика такая: гораздо лучше провести это время с ребенком. Но за три недели до предполагаемой даты родов, хочешь не хочешь, в декрет выйти придется, таков местный закон.»

Уже середина 2018 года, но это не повод не оглянуться назад, чтобы посмотреть на подборку материалов «Теорий и практик» за 2017 год о проблемах женщин в историческом контексте, эти тексты еще долго не устареют: «Когда женщин в парламенте становится на 5% больше, вероятность того, что страна будет применять силу в международном конфликте, снижается в пять раз, утверждает профессор политологии Миннесотского университета в Дулуте Мэри Каприоли. С другой стороны, исторические исследования показывают, что государства, которыми управляла королева, чаще воевали (правда, обычно они не нападали, а оборонялись). «Теории и практики» опубликовали материал о том, станет ли в мире меньше войн, если у власти будут женщины.»

Чтение на выходные

0
Нан Голдин, «Джимми Палетт и Табу в ванной»

Наталья Горожанцева рассказывает о Нан Голдин — знаменитой фотохудожнице, сильно повлиявшей на современную визуальную культуру, и цикле ее работ «Баллада о сексуальной зависимости»: «В своих работах Голдин часто обращается к теме гендера, размывая грань между мужским и женским полом. Она фиксирует перевоплощения мужчин в женщин, подчеркивая абсолютную естественность и самодостаточность этой травести-культуры. Сама Голдин пишет: «Совершенный мир был для меня местом абсолютной андрогинности, где человек не мог знать ничего о поле своего партнера до тех пор, пока не окажется с ним или с ней в постели».»

Как Дарвин, Фрейд, Фромм и Энгельс высказывались о любви, и как она проявлялась в их собственных жизнях, а не только в декларации: «Фридрих Энгельс и сам придерживался философии свободы выбора. В 40-х годах XIX века он познакомился с сестрами Мэри и Лиззи Бернс. Мэри стала его гражданской партнершей: Энгельс жил с ней примерно 20 лет, а официально они поженились всего лишь за несколько часов до ее смерти. Отношения со второй сестрой Бернс развивались по схожему сценарию: 15 лет совместной жизни и регистрация брака перед смертью возлюбленной.»

Список благотворительной отработки свадьбы Меган Маркл и принца Гарри, или как провернуть все красиво, а кофеварку себе сами купим, — вместо подарков пожертвования на благотворительность, цветы в хоспис, на свадьбу сотрудников благотворительных организаций тоже пригласили: «Композицию, а также букет невесты для свадьбы составляла флорист из Лондона Филиппа Крэддок. В итоге все цветы, которые использовались для оформления свадебной церемонии, Филиппа лично собрала в отдельные букеты для пациентов хосписа. Это были букеты из белых садовых роз, пионов, наперстянки, веточек березы, бука и граба.»

Ксюша Петрова о музах и почему это большое надувательство — музе достается или ее идеализированный образ, ничего общего не имеющий с реальным человеком, или гора работы: «Собственные таланты и желания женщин, живших рядом с великими, часто стираются из их биографии: ведь стереотипная муза — это воплощение пассивной женственности, зеркало, в котором мужчина может видеть и исследовать разные стороны самого себя. Предполагается, что «влиять на великие умы» она должна как бы незаметно, с помощью «мягкой силы»: поддерживать творца в его начинаниях, восхищаться им, подпитывать его самооценку, благосклонно относиться к причудам (например, алкогольной зависимости) и мелким шалостям (изменам или привычке поколотить спутницу жизни при очередном творческом кризисе).»

Юлия Дудкина рассказывает, что именно затягивает женщин в обучение «ведической женственности», и почему на курсах учат и правильным вещам, если научишься их фильтровать (правда, удается это в основном специалистам): «Но, как объясняет психотерапевт Марина Травкова, важно помнить, что любая игра в «хорошую девочку» — это игра по чужим правилам, поэтому заведомо проигрышная. «Идея о том, что можно быть более или менее женственной, придумана патриархальным миром, — говорит Травкова. — Если мужчина заявляет: „Ты носишь кроссовки, а не каблуки, ты не женственная“, — на самом деле это значит „Ты не хочешь быть такой, как нравится мне“». По словам психотерапевта, любое предписывание человеку какой-то «правильной» модели поведения — это способ управлять им, сделать его удобным. Пока женщина учится быть «женственной», она лишь учится быть удобной для мужчин, то есть она управляема мужчинами.»

Нелепые подкаты от знаменитых писателей — поцелуи по ошибке, физическое насилие, запугивания и оскорбления, — но, что характерно для того времени, срабатывало: «Но мужчина настаивал, и было бы неправильно полагать, зная его, что он мог бы так легко сдаться. Звезда, которые он хотел ей показать, были вполне реальными. Он хотел взять ее, ровно как и писателя Бенжамена Кремье, который ее сопровождал, и пианиста-виртуоза Рикардо Виньеса, чтобы продемонстрировать им ночное небо Буэнос-Айреса. И его сила настойчивости наконец победила. И вот они поехали на аэродром. Консуэло села в кресло второго пилота, чтобы ничего не пропустить в этом представлении. После серии акробатических трюков, жестковатых для начинающих, он попросил его поцеловать. Видя, что его подход не приносит результатов, он, как избалованный ребенок, занялся шантажом и угрозами их утопить. Будучи убеждена, что имеет дело с психом, она подчинилась. Самолет наконец выровнялся.»

Рассказ о новом документальном фильме о жизни и смерти Уитни Хьюстон — в процессе съемок выяснилось, что и она, и ее брат подвергались сексуальному насилию в детстве, и это делает историю певицы еще более трагичной: «Ассистентка и подруга певицы Мэри Джонс в интервью для фильма подтвердила это — и назвала имя насильницы. По словам Джонс, это была Ди Ди Уорвик — соул-певица и двоюродная сестра Уитни Хьюстон. Независимо от Джонс Гэри Хьюстон тоже назвал имя Уорвик; об этом режиссеру рассказала и невестка Уитни Хьюстон. Уорвик была старше Хьюстон на 18 лет; она умерла в 2008 году. «Уитни говорила: „Может быть, я сделала что-то не то, и она подумала, что я ее хочу?“» — вспоминает Джонс. Она считает, что пережитое насилие сильно повлияло на жизнь Уитни Хьюстон и заставило ее бояться своего сексуального влечения к женщинам. Джонс предположила, что именно это заставило Хьюстон выбрать традиционную семью — выйти замуж за Брауна и родить дочь.»

Рассказ о восьми женщинах с ограниченными возможностями или особенностями развития, которые меняют мир, — художница, ученая, правозащитница, актриса, спортсменка и другие девушки, демонстрирующие, чего могут добиться ненормативные люди, если им немного помочь или хотя бы не мешать: «Лейсан стала первым в России сертифицированным инструктором с синдромом Дауна по программе Zumba Fitness. Она преподает в Казани как детям, так и взрослым, а ее квалификация позволяет ей проводить занятия и в международных группах. Лейсан ходит в школу танцев, вяжет, понемногу учит английский, принимает участие в концертах и конкурсах талантов — например, в фестивале Inclusive Dance.»

Пользователи отвечают на вопрос «Почему российские гинекологи и акушеры так часто относятся к женщинам плохо?», наблюдается характерный разброс мнений — женщина рассказывают об устройстве системы здравоохранения и личном опыте, мужчины уверены, что женщины сами виноваты: «Российские гинекологи и акушеры так часто относятся к женщинам плохо по той простой причине, что эти и другие женщины на своих рабочих местах и в быту так же часто относятся плохо к акушерам и гинекологам. Мужчины, надо сказать тоже не чествуют российских акушеров и гинекологов, а те платят им взаимностью.»

Сокращенный перевод статьи о трех женщинах, у которых по разным причинам растут волосы на лице, — как они пришли к выводу, что не надо с этим бороться, как с этим живут, и почему вариант нормы так пугает окружающих: «Я оставила в покое усы, и думаю, что имею право не только игнорировать чье-то мнение по этому поводу, но и требовать принятия меня такой, какая я есть. Я не ношу усы в знак протеста, но понимаю, что это — вызов. Людям некомфортно, когда кто-то, кого считают несовершенным, чувствует себя, наоборот, уверенно. Я надеюсь, что давление общества по поводу «канонов красоты» ослабнет. Женщина имеет право чувствовать себя красивой с волосами на лице или без, а общество не должно заставлять нас стыдиться и страдать.» Оригинал (англ).

Писательница Екатерина Шерга объясняет, почему в России не приживается так называемая жанр переживания травмы, а на тех, кто в нем выступает, нападают, — поводом послужила книга Анны Старобинец «Посмотри на него» о потере ребенка, и разбор очень точный: «Единственный выход — максимально обесценить каждое индивидуальное переживание. Чего орешь? Тебе плохо? Тут у всех так! Это делается инстинктивно, чтобы сохранить душевное равновесие. Есть общественный договор: молчи и терпи — так же, как терпят другие. Тот, кто этот договор не соблюдает, воспринимается не просто как нарушитель табу, а как изменник общей идеи, почти дезертир. Вершина такого отношения — высказывание одного моего знакомого, известного политического журналиста, о Солженицыне: «Не понимаю, что в нем хорошего. Миллионы человек сидели в лагерях, но они же это пережили. А ему понадобилось написать».»

Обзор проблем, связанных с анорексией во время беременности — забеременеть может и женщина с уже имеющимся расстройством пищевого поведения, и женщина, у которой оно вроде прошло, но беременность способна вызвать РПП заново, причем окружающие точно так же долго не будут замечать проблем: «Женщины, страдающие анорексией, часто отрицают, что у них расстройство пищевого поведения. «Им очень трудно признать, что у них есть проблема. Они боятся стать мишенью для отрицательных стереотипов, а также потерять контроль, – утверждает де Йонг. – А если их окружение в ответ говорит что-нибудь вроде «просто начни снова нормально есть, придёшь в норму», они чувствуют себя неправильно понятыми. Люди из ближайшего окружения больного с анорексией часто видят проблему только тогда, когда она становится [заметной], а к тому моменту всё уже идёт наперекосяк».»

Психолог Екатерина Петрова объясняет, почему ЛБТ-женщины на Северном Кавказе вдвойне бесправны — они не только уязвимы по всем позициям, но их еще и не замечают российские СМИ: «Некоторые правозащитники считают, что лесбиянкам и бисексуальным женщинам живется легче, чем геям — в том числе, в северокавказских республиках. Тот, кто понимает, как действует пересечение дискриминаций, догадается, что все наоборот. Проблемы людей, относящихся одновременно к нескольким уязвимым группам, гораздо более «невидимы». Это создает впечатление, что проблем нет. Речь о тех, кто относится к трем группам: 1. они негетеросексуальны; 2. они женщины; 3. они принадлежат к культуре, где права женщин ограничены и где при несоответствии шаблону «правильной девушки» ее жизни грозит опасность.»

Список из 16 женщин-режиссеров, который нужен не для того, чтобы парировать нападки вида «а хороших-то режиссерок и нет!»,а чтобы знать, где смотреть отличные фильмы, — как новые, так и снятые не одно десятилетие назад: «Самая известная женщина-режиссер из Латинской Америки прошла долгий путь от коротких метров после учебы в киношколе Буэнос-Айреса до прославившего ее дебюта «Болото» об отношениях внутри одной не слишком счастливой семьи тети и племянницы, вынужденных вместе проводить лето в болотистой местности в окружении шумных детей и нерасторопных слуг. Следующий фильм Мартель «Святая девушка» исследует отношения молодых девушек с собственным телом, церковью и богом, а «Женщина без головы» ставит вопрос о природе памяти, чувстве вины и преступлении без наказания.»

Чтение на выходные

0

Биография Флоренс Найтингейл, знаменитой викторианской медсестры, которая изменила представление о профессиональном сестринском уходе, произвела санитарную революцию, что помогло снизить смертность раненых во время Крымской войны, а еще изобрела круговую диаграмму: «На волне популярности ее книг об уходе за больными были переизданы и другие сочинения медсестры, в том числе раннее эссе «Кассандра», написанное Флоренс во времена ее борьбы за право учиться на медсестру. В «Кассандре» Флоренс негодует, что «положение женщины искажено. Ей дают прекрасное образование, но не дают возможности это образование использовать». Спустя 70 лет Вирджиния Вулф назовет эссе «скорее криком отчаяния, чем литературным произведением».»

В The Village вышел анонимный текст о походе на свидание с секс-куклой (предоставляющий их отель запустил череду материалов), причем автор попутно в деталях рассказал о сексе с бывшей девушкой. Почти сразу оказалось, что аноним весьма условный — автором был сотрудник редакции, все вокруг распознали девушку тоже и обсуждали, поэтому Нина Абросимова раскрыла и себя, и автора текста Кирилла Рукова, чтобы не терпеть это молча. Главред издания Таня Симакова объяснила, что именно хотели этим текстом сказать, но подтвердила, что про «анонима» знали несколько человек в редакции. А Дарья Сова подробно разъясняет, почему разбалтывания подробностей о сексуальной жизни с бывшими сродни такому явлению, как порноместь, и ужасно болезненны, особенно когда происходят публично.

17 мая — Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией, беларуские активисты рассказывают, что они ждали от этого дня в этом году, и спектр чувств, по понятным причинм, широк — от гордости до грусти: «Но, в то же время, для меня понятно, почему многие ЛГБТ±люди не присоединяются ни к кампаниям, ни к публичному проговариванию этого опыта. Потому что от этого опыта больно и холодно: хочется отойти от него, хотя бы ненадолго пожить вне его. Поэтому для меня идеальное 17 мая — это не 17 мая в том формате политического высказывания, в котором оно есть сейчас. Может быть, мне хотелось бы день, когда никому ничего не нужно доказывать и не нужно писать статей о том, почему транс*фобия и гомофобия — практики насилия, а можно просто порадоваться за себя и других. День, когда можно было бы без долгих дебатов и дискуссий признать за собой и другими право быть и отпраздновать, что мы есть.»

Истории людей, пытавшихся лечиться от гомосексуальности — самостоятельно или родители постарались: «Первые три знахарки, видимо, оказались шарлатанками или просто не увидели проблему, с которой к ним пришли. Одна укладывала меня на кушетку под какую-то музыку и водила надо мной руками, что-то нашептывая. Это было забавно. Другая предлагала задать вопрос Богу. Помню, меня это очень насмешило, я так и не смогла придумать, что у него спросить. Я пила заговоренную воду, «волшебные» пилюли, но ничего не помогало. Тогда мы пошли к психотерапевту. К счастью, нам встретилась женщина, которая, выслушав меня, спросила: «Ну и что? А проблема-то в чем?» Она сказала моей маме, что я — совершенно нормальный ребенок, что таких людей много, просто большинство скрывается, чтобы их не осудили. Она рассказала маме о счастливых семейных лесбийских парах и попросила оставить меня в покое.»

Истории трансгендерных людей в России, которым отказывают в базовой медицинской помощи (к вопросу о «да кто ж им жить мешает» — да практически все): «Администратор возмутилась, когда длинноволосая девушка протянула паспорт, в котором было фото мужчины с короткой стрижкой: «Я, конечно, предупредила, что я трансгендерная персона и давно живу в комфортной мне женской гендерной роли, выгляжу и веду себя соответствующе. Но они думали, что я притворяюсь». Даше было плохо, в регистратуре тянули время, и только когда она выругалась матом, ее пустили к врачу. «Я зашла, отдала карту доктору и начала описывать свое состояние. Доктор недоумевал: чья карта, почему на приеме я, если в карте указан совершенно другой человек? Я снова объяснила, что я транссексуальная женщина, специально выразилась этим медицинским термином, думала, врачам так понятнее». И тут врач начал оскорблять Дашу: «Он вел себя как гопник на улице — в каждой фразе звучало слово “п***р”. Говорил, что я — извращенец, что таких убивать надо».»

Список мифов об асексуальности (не влюбляются, отношений не заводят, сексом не занимаются, а если занимаются, то без удовольствия) с разбором, развенчиванием, картинками (нет, не о том), графиком и полезными ссылками: «Отсутствие сексуального влечения вовсе не означает отсутствие интереса к сексу, так же как и того, что персоне секс неприятен. Асексуал_ки — разные, как это ни удивительно. Действительно, есть асексуал_ки, которые испытывают отвращение к сексу, и для них в англоязычном сообществе есть термин “sex-repulsive” — но он не является специфичным для асексуал_ок, люди других ориентаций также могут негативно относиться к идее занятий сексом, по разным причинам. Есть секс-позитивные асексуал_ки — “sex-positive”. Они позитивно относятся к сексу вообще, не применительно к ним. Есть асексуал_ки, которым  _нравится_ секс. Они называются “sex-favourable”. Они наслаждаются процессом физически, они любуются реакцией их партнер_ок, получают какое-либо иное удовольствие от секса.»

Шесть коротких историй о флирте в эпоху соцсетей и дейтинг-приложений, в каждой присутствует обязательный третий — онлайн-сервис: «Все это продолжалось пока один мой старший друг после очередной порции виски не возомнил себя Tinder-коучем (хотя я почти уверен, что он ни разу его не открывал). «Итак, — начал он. — Tinder устроен предельно просто. Девушки не ищут секса, они ищут принца. А поскольку принц из тебя хреновый, то ты будешь датским художником. Эффект тот же, а расходов никаких». Через час у меня была новая страница на фейсбук и готовая легенда. А через неделю началась новая Tinder-жизнь. Полная радости, любви, живого общения и секса.»

Олимпийская чемпионка Ольга Корбут обвинила своего бывшего тренера Ренальда Кныша в изнасиловании, и оказалось, что многие занимавшиеся у него гимнастки сталкивались с домогательствами, причем описывают похожие вещи — приставания, давление, подсовывание порнографии, и секретом это не было, просто все молчали: ««Стыдно про такое рассказывать, — Галина Петровна объясняет, почему не рассказывали об этом взрослым. — Я как-то старшему брату сказала, что пристает. Он просто пришел в зал, посидел. Я привыкла, что у меня защита есть всегда. А потом, ты уже столько лет гимнастике посвятил, тебе нравится. А что ребенку надо? А поехать на соревнования! В Минск впервые поехала, на поезде. Это же интересно! Стоит потерпеть! Москва, Лужники, ЦСКА, тренировки в одном зале с Латыниной (Лариса Латынина — советская гимнастка, девятикратная олимпийская чемпионка. — РС). Как это бросить? Просто в школу ходить? Поэтому сидишь как на крючке». Несмотря на все слухи, Галина Карчевская полагает, что для руководства «медали были важнее». Тогда Ренальд Кныш уже тренирует Елену Волчецкую (олимпийскую чемпионку 1964 года) и Тамару Алексееву. Алексеева позже станет женой Ренальда Кныша, у них родится дочь. О неординарных отношениях в группе Кныша и ревности к Елене Волчецкой Алексеева пишет в своей книге «Как создавалась знаменитость».»

Интервью с Санни Джейкобс и Питером Принглом — они оба были несправедливо осуждены за убийство полицейских в разных странах, освобождены (он через 15 лет, она через 17), потом встретились, поженились и организовали центр помощи невинно осужденным, и главное, о чем они говорят, когда рассказывают о счастье, это о способности присвоить свою собственную жизнь и больше никому не отдавать: "Одной из самых больших проблем, с которыми мы сталкиваемся, является то, что люди чувствуют, что у них нет личности, за исключением той, которая была незаконно осуждена. Мы проводим с ними беседы, и спрашиваем куда их приведёт такой ход мысли? Особой пользы для исцеления не приносит то, что если вы постоянно идентифицируете себя с наихудшим, что произошло в вашей жизни. Мы стараемся помочь им увидеть, что можно найти новую личность: художника, музыканта, ювелирного мастера, тренера для собак, дояра коз."

Лилит Мазикина о викторианках, отказавшихся от замужества и живших полной жизнью — этнограф, историк, доктор, ботаник и знаменитая медсестра: «В Африке Мэри путешествовала, во-первых, в одиночку, в том числе по джунглям (она специально взяла у местных жителей уроки выживания), во-вторых, исключительно в пристойном для викторианской старой девы виде — в наглухо застёгнутом длинном платье. Она познакомилась с другой путешествующей старой девой, Мэри Слиссор, миссионером из Шотландии; собрала в горах образцы неизвестных науке рыб; нашла новый маршрут на вершину вулкана Камерун; изучила и подробно описала быт и нравы западноафриканских племён, кстати, практикующих людоедство. Не раз Кингсли попадала в приключения, в основном — с местной фауной. Она сваливалась в ловушку для зверей — по счастью, спасли пышные юбки того самого слишком застёгнутого платья. Вызволяла из ловушки леопарда. Ошалевший зверь, вместо того чтобы убежать, начал её обнюхивать, и Мэри пришлось прикрикнуть на хищника. Незнакомые охотники использовали её как приманку для обезьян. Когда она два часа пересекала болото по горло в грязи, пиявки так облепили её руки и шею, что от потери крови Мэри чуть не потеряла сознание. Она колотила крокодилов и бегемотов зонтиком по голове и, конечно, подхватила в какой-то хижине вшей.»

Список из девяти детских книг, которые помогут родителям объяснить детям сложные вопросы — смерть, развод, любовь, травля, феминизм, политика, многообразие мира и права человека: «Дети из Японии, Перу, Ирана, России, Индии, Италии и Уганды рассказывают, где и с кем они живут, во что играют, что едят на завтрак, обед и ужин. Несмотря на то что одни из них добираются до школы среди зарослей бананов, а другие проходят мимо офисов, в конце дня все они видят одно звездное небо над головой. Простая мысль о единстве в общечеловеческом смысле при разнице деталей в этом сюжете главная. Сравнительная форма выступает лишь благодатной почвой, которая одновременно может и удивить, и дать понять, насколько все мы похожи. Кстати, в реальности изложенного сомневаться не стоит. Каждый из семи героев Ламота — реально существующий ребенок.»

Отличный материал о рынке донорских яйцеклеток в России — этические вопросы не решены, доноры расчеловечиваются, клиники и клиенты друг другу не доверяют, черный рынок полон мошенничеств, долговременные риски для здоровья доноров не изучены и с донорами не обсуждаются, идут в доноры обычно от безденежья, и это неприятная и даже болезненная деятельность: «Контракт действительно может быть составлен так, что донор оказывается абсолютно незащищён. Доказать, что клиника не предупредила о рисках, будет очень сложно. Операция может закончиться массивным кровоизлиянием в брюшную полость, ампутацией яичника и утратой репродуктивных функций. И клиника не будет нести за это дополнительной ответственности. Вообще Минздрав не уточняет, сколько раз в жизни женщина имеет право сдавать яйцеклетки. Какие-то клиники берут доноров в программу только три раза, какие-то — шесть. Доноры должны выдерживать перерыв в несколько месяцев. Олеся считала, что она может сдавать яйцеклетки постоянно. За первый год она успела вступить в программу четыре раза, но потом у неё образовались кисты, поэтому в клинике сказали, что с донорством придётся повременить. Олеся не понимала, как ей прожить это время: гонорара хватало ровно от программы до программы. Через несколько месяцев она поняла, что «нужно продать себя подороже, потому что ещё пару раз — и здоровье кончится». Женщина назначила цену в сто тысяч и смогла вступить ещё в две программы. Но последние покупатели сообщили, что качество её яйцеклеток серьёзно упало и они больше не годятся для оплодотворения.»

Истории женщин из разных стран, признающихся, что с любовью к детям как-то не складывается, и если бы они знали заранее, что любовь не приходит автоматически, возможно, и не рожали бы, а сейчас не с кем это обсудить: «Молодая женщина признается, что даже удовольствие от общения с детьми она сейчас воспринимает как „немножечко стокгольмский синдром“: „Я не могу ничего сделать, я уже просто окончательно потеряла себя, не понимаю, что я хочу, что происходит вокруг, у меня единственное желание куда-то забиться и посидеть пять минут, чтобы меня никто не трогал руками. Но зато они же замечательные, зато это же счастье“. При этом, по словам Елены, до недавнего времени она даже себе не могла признаться в таких чувствах, так как „внутри стоит огромное табу“. Культура, в которой Елена была воспитана, подразумевает, что „дети — это автоматически счастье, это главное, что есть у нас в жизни, самое важное“.»

Интервью с Ивонн Эверхарц, психологом и руководительницей отдела политики по делам девочек и женщин и гендерным вопросам в Союзе католической молодежи Германии, о том, как в стране обстоят дела: «Однажды на вечеринке одна женщина старше меня спросила: «Я слышала, что ты феминистка. Тебя что, в детстве часто дискриминировали? Или почему ты стала феминисткой?» Этот вопрос произвел на меня неприятное впечатление, потому что феминизм для меня связан не с дискриминацией, а с солидарностью. Я вполне могу быть солидарной с женщинами, которые столкнулись с насилием, ни разу не испытав ничего подобного сама.»

 

Чтение на выходные

0

Интервью с Элисон Роули, профессором социальной истории России из Университета Конкордия, которая погрузилась в мир эротических сувениров с изображением Путина и Трампа, а еще начиталась слэш-фанфиков с участием сразу обоих персонажей, а теперь пишет книгу и об этом народном творчестве, и о том, как оно проникает в мейнстримную культуру, и откуда вообще взялась мемификация власти, а пока пытается прекратить покупать сувениры, но получается с трудом: "Меня интересует разнообразие. Есть ароматические свечи. Есть шоколадки. На этой неделе я борюсь с соблазном, который представляет садовый гном в образе Владимира Путина. Я совершенно отчаянно хочу этого гнома. Это голый по пояс Путин, сидящий на танке, зажав между ног орудие танка. Оно похоже на эрегированный пенис. Это настолько ужасно, что даже потрясающе. Кто додумывается сделать садового гнома? Я очень хочу секс-куклу Дональда Трампа с эрегированным пенисом, через который вдувается воздух. Мне безумно нравится видеть, насколько творчески люди подходят к образу этих двоих. А мой банковский счёт пострадал. [...] Некоторые вещи, например, стринги, не занимают много места. Я говорила о том, что станет с этими вещами, с одним архивистом из США. Некоторых футболок, которые я купила в прошлом году, уже нет в продаже. Я хочу, чтобы они сохранились. Думаю, в итоге они окажутся в каком-то университетском архиве."

Что должен будет делать шафер принца Гарри на его свадьбе (а это будет принц Уильям), и откуда вообще взялась потребность в шаферах: «В английском языке шафер называется „best man“, то есть лучший мужчина. Но если вы думаете, что определение „лучший“ относится к дружеским связям с женихом, то вы ошибаетесь. Гарантировать источники традиции сложно, но согласно одной из теорий, обычай зародился среди древних германских племен, в частности готов. Считалось, что лучше всего выбирать себе жену из своей же деревни. Если же по какой-то причине невест не хватало, то за ними следовало отправляться в соседнее поселение. Но и там их могло не быть в избытке. Добровольно отдавать дефицитных невест никто не хотел, и единственным способом заполучить жену — было похищение. Идти на это дело в одиночестве было глупо, как минимум, был нужен помощник. Из чисто практических соображений этот помощник должен был быть сильным и умелым воином, отсюда и слово „best“ — лучший. Умение быстро бегать и ловко махать мечом или топором были гораздо важнее, нежели личная дружба с женихом.»

Кристина Вазовски рассказывает об опыте посещения групп поддержки сексоголиков — люди собираются и пытаются решить свои проблемы, получить помощь, почувствовать, что они не одни такие, а еще пережить опыт принятия, без которого трудно начать изменения: «Я не хочу ассоциировать себя с этими историями, с этими людьми. Чувствую острый нарциссический стыд, схожий спектр ощущений вызывают русские туристы на тайских курортах. Потом меня прорывает. Начав со слов «буду краткой», я проговорила положенные пять минут и с легкостью могла бы продолжить ещё на пять. Я напоминала себе мужчину в шапке, от которого недоумевала десять минут назад: мне было что сказать, более того, я чувствовала в этом дикую потребность. Принять эту потребность оказалось сложнее, чем избавится от оценочных суждений по отношению к другим. Говорить — значит перестать наделять секреты сакральным значением, избавиться от стыда. В комментариях к статье о сексоголиках я наткнулась на сравнение анонимных сообществ с кружками по интересам: «людям нечего делать, вот и собираются». На самом деле, из-за специфики группы, среди её членов редко выстраиваются дружеские отношения в привычном понимании: ни коктейлей по пятницам, ни приглашений на дни рождения. Зато «подходящее» окружение даёт ответ на, наверное, самый насущный вопрос: «Я такой один?»»

Перевод статьи Dangerous Lilly о стеклянных секс-игрушках, современных методах их производства и способах определить безопасный девайс со списком брендов, прошедших проверку, — пишу это с болью, потому что Icicles от Pipedream проверку не прошел, а я их обожаю, к тому же в уважаемом магазине Babeland мне при покупке Icicles рекомендовали кипятить, то есть были уверены в безопасности девайса и в его способности не развалиться от нагрузок, и надо еще понимать, что Dangerous Lilly в принципе ненавидит Pipedream, но в любом случае полезное чтение, к тому же при желании сможете самостоятельно раздобыть полярископ и проверить свой девайс на прочность: «Всё же шанс, что дешёвые стеклянные секс-игрушки лопнут прямо внутри вас, очень невелик. Если у дешёвой игрушки есть точка напряжений (узкие элементы — вроде ножки анальной пробки или ручки дилдо), вероятнее всего, она сломается именно в этом месте. Как вы прочтёте ниже, я столкнулась лишь с одним случае, когда игрушка из стекла треснула в чьём-то теле. Гораздо более вероятно, что ваша игрушка просто легко сломается/треснет даже при бережном уходе. Со временем напряжения в стекле растут, до тех пор, пока однажды игрушка не скатится с постели на ковёр и не развалится пополам. Или от основания вашей пробки не отколется кусочек. Пока вы тщательно обследуете свою игрушку перед каждым использованием и после каждого мытья, в большинстве случаев, думаю, особого риска навредить кому-то нет. Хотя я слышала от многих, что их дешёвые секс-игрушки из стекла уже приезжали к ним разбитыми, поцарапанными и т.д.» Оригинал (англ).

Смешное интервью с владельцем открывающегося московского борделя с секс-куклами — признают, что они просто отель, который предоставляет и кукол, считают, что женщины еще более грязные, чем куклы, ведь кукол моют с чистящими средствами, стесняются называть имена партнеров, отрицают, что сами куклами пользовались, зато считают, что куклу можно удовлетворить, а еще оказалось, что устройства очень хрупкие: «Нам важно, чтобы кукла не сломалась. Нельзя, например, дёргать её за запястья — они могут оторваться. Но в принципе, можно всё — только на лицо не кончайте. Волосы не поддаются чистке — их придётся заменять. В таких ситуациях расходы оплачивает клиент. Если сломаете нашу актрису, возмещаете полную стоимость — 200 000 рублей. Не хотелось бы такого, конечно. У нас их всего 30, а новую из Китая ждать целый месяц.»

Социолог Анна Шадрина объясняет, почему не стоит копировать западные стандарты старения — в России у пожилых людей попросту нет денег, чтобы активно потреблять, но при этом им тоже необходимо придумать «новую старость»: «Бабушки сильно помогают молодым матерям, особенно когда отцы от этого уклоняются. Но также бабушка — это важная и одобряемая идентичность в поздней жизни. Если у вас нет внуков, социальное устройство не предлагает вам ни ролевых моделей, ни сценариев. Грубо говоря, если у вас нет внуков, вам придется изобрести самостоятельно, чем заниматься, как поддерживать чувство собственного достоинства, найти способ быть нужной. И часто — под пристальным вниманием окружающих. По аналогии с материнством, когда подходит возраст иметь внуков, вас будут так же спрашивать: «Ну когда уже, когда?». Несоответствие жизненного уклада стандартному «женскому» календарю вызывает много беспокойств в таких условиях. Поэтому старшие женщины так активно в России «давят» на молодых, чтобы те дали им внуков. Но не только поэтому. Роль бабушки — это еще и возможность определенного семейного обмена, который подразумевает инвестиции в глубокую старость.»

Дарья Радова разобралась с калькулятором, можно ли в Великобритании выжить на пособие матери-одиночки, и из чего складываются пособия для работающих и неработающих родителей (а еще давайте сравним это с Россией): «Пример: Лидия, 42 года, одна воспитывает 9-летнего сына и 13-летнюю дочь, работает 40 часов в неделю. Зарабатывает £23 700 до вычета налогов, а на детей получает еще £24 366 в год. Если вы работаете больше 16 часов в неделю, многие из выплат автоматически отпадают, другие — сокращаются. Тем не менее на социальную поддержку вы можете рассчитывать, в частности — на помощь с жильем. К примеру, если дети разнополые, то по закону у них должны быть отдельные спальни.»

Студентка Департамента психологии НИУ ВШЭ Александра Янченко провела опрос родителей, чтобы выяснить, почему они против сексуального образования, и выяснилось, что люди попросту не знают, что это такое, а когда получают развернутое определение, в большинстве (88,8%) голосуют за него, причем многие согласны на преподавание в школах: «Остальные темы, такие как «Безопасность», «Уважение к человеку и основы равенства», «Анатомия и процесс созревания половой системы», «Эмоциональный аспект в отношениях», «Методы контрацепции», «Беременность. Основы ухода за детьми» и т.д., были приняты большинством. Исходя из проведенного опроса, можно заключить, что основной проблемой является низкая информированность самих родителей, в связи с чем, на мой взгляд, необходимо проводить для них семинары на родительских собраниях. Таким образом, сформировав на основе преподнесенных данных более критически осмысленное мнение, родители смогут осознать необходимость введения обязательного сексуального образования для их детей и будут всячески способствовать этому.»

Екатерина Хрипко сходила на тренинг по вумбилдингу и с врачами проанализировала запугивания тренером, в итоге получается, что угрозы здоровью и отношениям, если не начнешь качать междуножье, довольно сомнительны: ««Он крикнул ей прямо в холле: „А ну-ка пошла качать своё ведро!“ Вы, девочки, конечно, можете сказать, что он плохой и унизил её при всех, но разве в этом нет и её вины? Она должна понимать, что он мужчина и хочет хорошего секса», — подытожила ведущая. Если сначала нам внушали, что за сексуальное мастерство нас будут больше ценить, то дальше пошли намёки, что без этого мастерства мы рискуем быть менее любимыми. И наконец, ещё один комплекс аргументов: здоровье. На нас посыпалось бесконечное количество псевдофактов из женской анатомии, после которых всем нестерпимо захотелось «заняться собой». Нам объясняли, что «гинекологическое старение начинается» в двадцать один год, после чего мышцы резко дрябнут и становятся рыхлыми. «Не обижайтесь, девочки, но если вам больше двадцати одного года — у вас там ведро».»

Мужчины и женщины делятся мыслями об использовании презервативов, и даже не знаешь, лучше бы им было промолчать, или все же хорошо, что высказались, — понятно, как партнеров отфильтровывать: «Вадим, 35 лет «Лично не люблю секс с презервативом. Основная причина — противоестественность. Я предпочитаю доверять той, с кем сплю. Пусть один раз по-настоящему, чем много раз в „защите“. Считаю, что защитить от инфекций может правильный подход к гигиене. А что касается „нежелательной беременности“ — я это называю нежеланием принимать ответственность за свои действия».»

Главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев отвечает на распространенные аргументы против гендерного равенства — с цифрами, данными накопленного мирового опыта и объяснениями имеющихся предрассудков, которые только предрассудки, и ничего более: «Некоторые мужчины задают вопрос: «Почему, если мы претендуем на одно и тоже рабочее место, женщины получают это место, а у меня нет шансов?». Мужчины часто не понимают, что женщины, которые находятся с ними рядом на карьерной лестнице, проделали гораздо больший путь, чем они. Мне кажется, об этом нужно говорить публично и честно. Мужчинам нужно объяснять то, насколько до сих пор возможности не являются равными, насколько это несправедливо. Если говорить об экономических последствиях равенства возможностей для женщин, то женщина, которая может выбрать карьеру, соответствующую ее талантам, создает для всей экономики больше добавленной стоимости. От этого выигрывают все. За права женщин должны бороться не только женщины, но и мужчины. Я — экономист и могу рассказать вам много, в том числе и почему равные права женщин — это экономический двигатель прогресса. Но равные права для женщин, как равные права для этнических меньшинств, так и для расовых меньшинств — это ведь еще и то, что определяет нас, как порядочных людей. Если вы готовы смотреть в зеркало каждый день и уважать себя, то вам нужно приготовиться и к тому, что вы должны принять равные права и для других. Это гораздо более важный аргумент, чем экономический аргумент. Это аргумент о том, кем вы хотите быть. Хотите ли вы уважать себя, хотите ли вы рассказать своим детям о том, что вы добились успеха только потому, что вы белый мужчина, или все-таки про то, что вы жили в стране, где у всех были равные права.»

Наглядное и с графиками объяснение, как работает нейросексизм — искажение в представлениях о людях, заставляющее неверно и не в пользу женщин оценивать реальность: «Другое передергивание, которое я тоже нежно люблю, заключается в следующем. Берем, например, мелкую моторику, в которой женщины – в среднем* – несколько лучше мужчин. Этот факт сексисты часто используют, доказывая, что именно женщины должны пришивать пуговицы и выполнять прочие мелкие, нудные и низкооплачиваемые работы. Но вообще-то, если уж заклиниваться на гендерной разнице в мелкой моторике, нам придется заключить, что мужчинам не место в нейрохирургии. Почему все эти чудесные люди, которые кричат про пуговицы, не требуют изгнать мужчин из настолько не подходящей им профессии? Ах да. Речь же идет о престиже и высокой оплате труда. И – о чудо – статистическая гендерная разница мгновенно перестает волновать их.»

Перевод интервью с бывшим специалистом по анализу данных в Google Сетом Стивенс-Давидовичем, который написал книгу «Все лгут», основываясь на том, что люди говорят, какие запросы вводят, и что на самом деле делают — три большие разницы: "В ходе общего соцопроса людей спрашивают, как часто они занимаются сексом (и с кем: с представителем противоположного пола или своего) и используют ли презервативы. Остается сделать расчеты. Женщины говорят, что используют 1,1 миллиарда презервативов в год во время секса с мужчинами. Мужчины говорят, что у них на секс с женщинами уходит 1,6 миллиарда презервативов, но вы-то понимаете, что кто-то врет. И кто же? Ежегодно в США продается всего 600 миллионов презервативов. Некоторые из них используют геи, другие выбрасываются неиспользованными. Люди преувеличивают то, как часто предохраняются. Это не значит, что они врут о частоте занятий сексом. Возможно, они врут лишь о частоте безопасного секса, но тут стоит обратить внимание на число американок детородного возраста, которые говорят, что занимаются сексом без контрацептивов. Если бы они действительно так часто не предохранялись, в США ежегодно было бы больше беременных. Я думаю, в ходе опросов все люди приукрашивают свою половую жизнь, потому что сегодня на нас постоянно давит представление о том, что нужно часто заниматься сексом и не признавать, если на деле выходит не так уж часто." Оригинал (англ).

Мария Смирнова поговорила с психологом Аллой Соломатиной об изменах, и оказалось, что механизм принятия решений сложен, регулируется самыми разными факторами, поэтому разбираться в себе стоит как следует, чтобы случайно не наломать дров: «В 2013 году британо-американская группа ученых опубликовала результаты исследования, в ходе которого выяснилось, что люди изменяют еще и потому, что получают удовольствие даже не от секса или флирта с другим человеком, а от нарушения норм морали. Многим из нас нравится чувствовать себя «неправильными», и измена — лишь один из способов продемонстрировать окружающим свою силу и дерзость.​»

Чтение на выходные

0

Канадка Лора Белл рассказывает, как помогла 28-летней подруге получить ее первый оргазм, но обеим пришлось постараться: «На следующее утро я просыпаюсь и читаю СМС, которая просто сообщает: «Не вышло». Я как будто просыпаюсь утром на Рождество и узнаю, что Санта меня подвёл. Несмотря на отсутствие смайлов, я чувствую, как из её СМС так и сочится недовольство. Начинаю чувствовать себя немного виноватой. Давление, которое я оказала на Хэтти, просто не могло быть сексуально раскрепощающим. Собственно, оно подыгрывает отрицательному стереотипу, якобы женское удовольствие существует для других и исходит от других. Это её опыт, поэтому я должна оставить попытки так активно в нём участвовать. Я говорю ей, что это совершенно нормально, и извиняюсь: я должна помнить, что это – её опыт, а не мой.»

Сокращенный перевод прогноза программистки Дейл Марковиц о будущем онлайн-дейтинга — сервисы смогут отказывать пользователю в регистрации, требовать подтверждения данных (утверждать, что на спорт? привяжи к профилю Fitbit), а найденные ИИ закономерности нашего же поведения могут нам самим не понравиться и при этом нам не помогать: «Я думала о том, могут ли мои свайпы или люди, с которыми меня сводит приложение, обнаружить скрытые предрассудки, о которых я сама даже не знаю, — рассказывает Камилль Кобб, изучающая технологии интернет-знакомств и вопросы конфиденциальности в Университете Вашингтона. — Мы просто используем эти приложения, чтобы найти людей, которые нас заинтересуют, не особо задумываясь о последствиях. Я не считаю, что эта информация как-то утекает из приложений, чтобы испортить мою репутацию, — скорее всего, они используют ее для улучшения своих рекомендаций. Но если я хочу, чтобы у меня не было этих предрассудков, то, наверное, я не хочу, чтобы они их использовали». Оригинал (англ).

Как в Японии функционирует бизнес про аренде семьи и друзей — заказываешь параметры, платишь, люди работают (но физические контакты исключены): «60-летний моряк взял в аренду «жену» и «дочь». В агентстве он описал параметры своей настоящей жены, которая недавно скончалась, и 20-летней дочери, уехавшей учиться в другой город. После этого женщины начали приходить ему в гости, «жена» готовила те же блюда, что и ее реальная предшественница, а потом они вместе смотрели телевизор. Однажды он отнес в агентство ключи от дома — и женщины встретили его там после работы. Клиент называет женщин реальными именами жены и дочери, но иногда они выходят из роли – женщина жалуется ему на своего реального мужа, а девушка дает советы, как найти общий язык с реальной дочерью.»

Елена Срапян рассказывает, как ее бывший бойфренд над ней издевался, бил бывшую жену и сына, а теперь находится под следствием об убийстве второй жены, и то, что кажется многим приемлемым — рукоприкладство и «воспитание» — на самом деле самое обыкновенное насилие, которое необходимо пресекать как можно раньше: «Расписались они в конце 2017-го. А 12 марта 2018 года Серёжа из квартиры с серым линолеумом завернул мёртвую Машу в одеяло и закопал в горе́ строительного мусора. После визита участкового он подхватил полугодовалого сына на руки и убежал в горы. В доме осталась пятилетняя дочь, которая видела всё. Серёжу нашли спустя два часа станичные казаки. Сейчас он в СИЗО. Знакомая девушка написала потом мне «ВКонтакте»: «Кажется, у Маши характер стервозный был». «А мне кажется, что вы все ебанутые», — почему-то не написала я.»

Atlas коротко рассказывает, что происходит с мозгом и гормонами при желании секса и в самом процессе, но самое интересное — это ссылки к материалу, где обо всем можно прочитать подробнее: «МРТ головного мозга показало, что во время оргазма одна за другой включаются разные зоны мозга — миндалина (память и эмоции), гипоталамус (бессознательный контроль тела), передняя поясная кора (импульсивность и эмпатия) и прилежащее ядро (чувство эйфории). Всего в оргазме задействовано около 30 участков мозга.»

Мария Беркут рассказывает о раке предстательной железы и методах лечения и диагностики — у обладателей простаты риск умереть от этого вида рака 7,6%, риск снижают отказ от курения, регулярные эякуляции и разумный скрининг: «Сегодня гормональная терапия является основным видом лечения в случае метастатического РПЖ. Помимо хирургического удаления обоих яичек у мужчины, у онкоурологов есть огромный пул гормональных препаратов (таблетированные и инъекционные формы различной продолжительности эффекта), которые могут воздействовать на центральную нервную систему, подавлять выработку тестостерона или непосредственно блокировать действие тестостерона на ткани простаты. Основными нежелательными эффектами являются ощущения «приливов», снижение либидо и потенции, набухание и болезненность молочных желёз (гинекомастия), диарея, изменения функции печени.»

Лилия Хакимова объясняет, как насаживаемые с детства гендерные стереотипы вредят и самим детям, и обществу в целом: ««Ведёшь себя как девчонка!». Эта фраза меня ранит в самое сердце. Потому что произносится она так, будто ребёнок делает что-то невыносимо ужасное. Следуя закону логики, делаем вывод, что быть мальчиком — хорошо, быть девочкой — плохо. Взрослые, хоть на секунду задумайтесь, что вы внушаете своим детям такими, казалось бы, безобидными фразами. Нашим мальчикам отказано в чувствах, отказано в эмоциях, в слезах. Потом мы удивляемся, почему они вырастают такими черствыми и сухими, почему им сложно поддержать близких? Уильям Поллак в своей книге «Настоящие мальчики» вводит такое понятие, как «мальчишеский кодекс», с которым они сталкиваются, впервые попав в детский сад или школу. Он негласный, но он беспощаден и жесток. Эти правила высасывают из мальчиков энергию, потому что все время нужно быть настороже и притворяться: бесстрашным, когда боишься, твердым — когда неуверен, независимым и отстраненным — когда отчаянно нуждаешься в любви, внимании, поддержке. Как они находят выход? Они надевают маску и прячут под ней свои чувства, чтобы оправдать чужие ожидания. Считают, что должны сами решать свои проблемы и постепенно отдаляются от тех, кого любят. Становятся агрессивными, чтобы привлечь к себе внимание и заглушить боль. Ведут себя вызывающе, потому что не знают, как справиться со своей тревогой.»

Агендерные люди рассуждают о своей идентичности и месте в мире: «Однажды моя психологиня (она не знала о моей агендерности) сказала в ответ на мои стенания о том, что я никак не могу определиться с внешним образом, следующее: «Женщина может быть какой угодно. Сегодня в юбке, завтра в спортивках. Не надо ни перед кем оправдываться. Ты можешь позволить себе все». Я добавлю только, что вы можете быть какими угодно. Вы можете позволить себе все. А когда захотите — поделитесь о своем опыте с другими. Кто знает, возможно, вы спасете какую-то маленькую Аттилу от саморазрушающей рефлексии.»

Рассказ о первой австралийской женщине-пилоте и о том, что нужно сделать, чтобы работать пилотом в России (у нас женщин с летной лицензией пока только 450, а в гражданской авиации — 50): «Работа в авиации — это тот тип карьеры, который люди, не имеющие отношения к этой сфере, не понимают до конца. Есть масса разных вариантов, кем ты можешь быть, используя свои навыки пилота. В авиации много способов построить свое карьерное будущее, и полеты — это только один из них. Хотя и считается, что это нетипичная для женщин профессия, они здесь представлены повсюду: есть женщины-авиатренеры, врачи, военные пилоты, корпоративные летчицы и прочие. Моя семья до сих пор не понимает всей структуры и не понимает, как формируется график полетов, но, по крайней мере, уже смирилась с тем, что я пилот. Вспоминается забавный момент. Когда я была беременна своей дочерью, вторым пилотом назначили тоже женщину. И она тоже была беременна. Мы еще смеялись, обсуждая, что подумали бы пассажиры, узнай они об этом факте.»

Как живут люди с бесплодием, как к ним относятся, в чем проблема женщин, которых это коснулось, истории российских женщин и комментарии специалистов: "В мире постепенно становится больше пар, столкнувшихся с бесплодием, но учёные считают, что в целом его уровень в мире за последние 25 лет практически не изменился — увеличение числа бесплодных пар связано с ростом населения. В 2010 году в мире среди всех женщин в возрасте 20–44 лет первичное бесплодие наблюдалось у 1,9 % женщин, а вторичное (здесь подразумевались случаи, когда женщина родила по крайней мере одного ребёнка, но не способна родить второго) — у 10,5 % женщин. Привычка подразумевать в первую очередь «женский» фактор, говоря о бесплодии, — как на официальном, так и на бытовом уровне — приводит к тому, что его считают в первую очередь «женской» проблемой. Неудивительно, что женщины, у которых по каким-то причинам не получается завести детей, сталкиваются с огромным давлением — и со стороны общества в целом, и со стороны близких."

Перевод статьи о фэтфобии в гей-сообществе, потому что принадлежность к ЛГБТК или любой другой дискриминируемой общности автоматически оптику по отношению к другим дискриминируемым группам не исправляет, а давление общества не помогает саморефлексии и разрешении себе просто быть: «Токсичная маскулинность включает в себя стереотипные «мужские» черты: эмоциональную и физическую силу, железную логику, положение в обществе, амбициозность и лидерство — в противовес «женским» стереотипным чертам (физическая слабость, эмоциональность, импульсивность, зависимость и т.д.). Нет такого понятия как «настоящий» или «ненастоящий» мужчина, и никто не должен зачеркивать пункты в длинном невыполнимом списке соответствия, чтобы вписаться в категорию «мужчина». Тем не менее мужчин оценивают по жестким стандартам даже внутри ЛГБТК-сообщества, от которого ожидаешь инклюзивности для всех, независимо от наших тел, опыта и самовыражения. Часто геи много вкладывают в фитнес и физические упражнения для того, чтобы вписаться в определенные представления о маскулинности, которая сделает их гомосексуальность более «приемлемой» в глазах гомофобного общества. 42% всех мужчин с расстройствами пищевого поведения — геи.» Оригинал (англ).

Анна Сахарова объясняет, как успешно собрала 75 000 рублей на работу горячей линии помощи женщинам на Кавказе, и что существенно рассказывать об участии в благотворительности, чтобы ее нормализовать: «Cреди моих подписчиц очень много девушек в возрасте от 13 до 24 лет. Регулярно на меня подписываются девочки 11-13 лет. Я представляю, как некоторые из них присылали сто рублей, сэкономленные на завтраках:)). Здорово, что у меня есть возможность сказать им в довольно раннем возрасте, как важно кооперироваться и поддерживать других людей.»

Ника Водвуд рассказывает о своем пути в феминизм, и как сейчас живет, и у нее есть очень ценные наблюдения о том, что это всегда путь, люди не рождаются с идеальным пониманием происходящего вокруг, и всем крайне необходимо просвещение: «На третьем курсе я училась по обмену в Америке и иногда общалась со своими соседками на темы, смежные с феминизмом. Они мне что-то рассказывали, объясняли, почему говорить «retarded» — это эйблизм, но я ничего не понимала, спорила, приводила аргументы, которые постоянно слышу в свой адрес сейчас. Типа «нет, вы не понимаете, я говорю в друго-о-ом смысле!». Потом вернулась в Россию и в который раз наткнулась на паблик «Сила киски». Сейчас он неактивен, но на тот момент (примерно 2012–2013 год) это был один из самых популярных фемпабликов во «ВКонтакте», примерно с 5 тысячами подписчиков. Его вела Анастасия Давыдова-Льюис, только раньше она представлялась как Женя Белых. По-моему, она одной из первых начала переводить статьи, постить разные материалы и популяризировать феминизм в таком формате. Обычно я заходила в ее паблик и блог, чтобы посмеяться. Она писала, например, что для девушек нормально не брить подмышки, выкладывала свои фотографии. Мне это не нравилось, и мы с моим тогдашним парнем обсуждали, какие у нее ужасные посты, ссорились с ней в комментариях… В общем, прямо как мои ненавистники сейчас.»

Анна Ривина поясняет, почему у нас столько проблем с насилием и харассментом, причем кажется, что в других странах этого еще больше, но на самом деле вопрос в культуре, способности описывать происходящее, способности описания понять и правовых нормах: «Ситуация любопытна тем, что если в какой-либо стране женщины часто заявляют о харассменте, то это говорит не о том, что его там много, а о том, что, во-первых, женщины готовы об этом говорить, а во-вторых, у них есть понимание того, что это такое. В странах же, где женщины не идентифицируют проблему, харассмент настолько нормализован, что его даже невозможно отследить.»

Чтение на выходные

0

Жанна Пояркова составила конспект книги Джоанны Расс «Как помешать женщинам писать книги», в нем детально излагается, как женщинам ставят палки в колеса, принижают их достижения и формируют картину мира, в которой женщиной быть попросту стыдно: "О «Джейн Эйр» критики писали, что «книга была бы шедевром, будь она написана мужчиной, однако она шокирующа или отвратительна за авторством женщины». Неудивительно, что это вызвало рост количества женщин, публикующихся под мужскими псевдонимами. Это гораздо удобнее в материальном плане и в отношении психического спокойствия, но также размывает авторство, так как прячет женщин. Долорес Паломо замечает, что критики 19 века постоянно использовали двойные стандарты, а также разрешали женщинам писать скучные моралистические трактаты, но никогда — что-то свободомыслящее и дерзкое. Любые интересные темы порицались, как недостойные и нескромные. Несмотря на то, что прямое порицание и взывание к женским добродетелям осталось в 19 веке, в своих разновидностях оно никуда не делось и сейчас. То, что в 19 веке порицалось как «нескромное», сейчас подвергается презрению как «исповедальное». Такое отношение сочетает в себе две идеи: 1) то, что написано женщинами, — ненастоящее искусство, 2) то, что относится к преимущественно женскому миру, — позорно или чересчур лично (об этом не стоило никому рассказывать).»

В России открывают первый бордель с секс-роботами, представитель компании делится планами: «Первый досуговый центр начнет свою работу в конце апреля этого года в районе Москва-Сити. Особенность легального борделя в том, что клиентам отеля с почасовой оплатой предлагают арендовать секс-кукол с механическими движениями, подогревом и искусственным интеллектом. Аренда номера в Dolls Hotel обойдется в 1,5—2,5 тыс. рублей в час и будет зависеть от типа номера («Фантазийный», «С клеткой» или «Люкс»). Вместе с секс-куклой аренда обойдется в 5 тыс. рублей.»

Как в Китае развлекаются одинокие люди — приложения с виртуальными романами, покупка пары на время, аренда секс-кукол и другие суррогаты, причем без проституции, которая в Китае запрещена: «В Китае не менее 200 млн одиноких взрослых. Больше населения целой России. Молодые люди уезжают из сельских областей в промышленные центры и легко находят там работу — но не любовь. На создание серьёзных отношений не хватает денег и свободного времени. Это одна из главных причин, но есть и другие. Политика «одна семья — один ребёнок», которую КНР проводила с 1970-х годов и отменила только в 2015-м, привела к тому, что среди китайцев, рождённых после 1980 года, на 100 женщин — 136 мужчин.»

Список доступных в России дейтинг-приложений, которыми активно пользуются, хотя среди них только широко освещаемые в СМИ, а всякие немного странные места для знакомств вроде «ДругВокруг» в поле их зрения не попадают: «Большая часть дейтинг-приложений имеет в своей основе алгоритм, пытающийся подобрать партнеров на основе их сходства. Совершенно другую плоскость для поиска партнеров пытается нащупать приложение Hater. Оно работает по принципу поиска партнеров на основе взаимной ненависти к разным вещам, темам или объектам. Тот же самый Tinder использует обратный алгоритм — в выдаче приоритет получают те пользователи, которые имеют схожие лайки в Facebook и общих друзей. Hater же дает возможность оценить некоторое количество тем, а потом на основе этих данных выбирает подходящую пару. Авторы сервиса предполагают, что намного проще и интереснее сходиться на почве ненависти.»

Касболат Байкулов, сидя в тюрьме, вел популярный твиттер, затем вышел и рассказал, как мужчины в тюрьме решают вопрос отношений с женщинами (по-разному, и от культуры, в которой вырос, многое зависит): «Условно я их «свёл», они поговорили по телефону. А потом начали общаться каждый день, созваниваться. Для меня это было странно: как телефонные отношения могут вылиться в такое? Они ещё не видели друг друга, а она уже считала его родным человеком. Когда он вышел, то сразу поехал к ней. Они провели вместе неделю-две. Потом он поехал в Москву по делам и сошёлся со своей бывшей женщиной, потому что жил у неё. Подруга потом про это узнала, там был скандал, видимо, он её обманывал. Короче, ничем это не закончилось. На Новый год в Москве он умер от передозировки наркотиками. Я просил прощения у подруги. Теперь думаю: может, не надо было их знакомить.»

Короткая, но пронзительная колонка американского заключенного Джеймса Кинга о принятии гомосексуальности, и как он к этому пришел: «К этому времени я осознал: говоря о парне, оказывающем на него давление, Майкл не лжёт. Также я осознал, что Майкл, возможно, гомосексуален, а следовательно, согласно моему тогдашнему мышлению, отчасти виноват в том, через что тогда проходил. «Я знаю, в чём проблема, – сказал я. – В тебе дух гомосексуальности. И в парне, который на тебя давит, тоже. Если ты отвергнешь этот дух, он, я думаю, оставит тебя в покое». [...] К этому моменту мне стало крайне неуютно. Майкл почему-то не мог понять, что этот человек реагирует на гомосексуальность Майкла. И помимо прочего, он совершенно её не стыдился. И всё же Майкл был моим другом. Я не мог позволить ему и дальше делать то, что казалось мне (как и многим другим заключённым) тогда грехом, слабостью, из-за которой он заслуживал всего, что получил в тюрьме.»

Небольшая статья о том, что происходит с рынком белья в мире, и чем он отличается в России (только заявление о вреде от ношения балконета какое-то сомнительное): «В Европе и во всем мире до 60% продаж приходится на базовое белье из гладкого хлопка, фибры, бамбука. Если рассмотреть российский рынок, то большая часть – это продажи кружевного белья. Только 35% российской аудитории покупает базовое белье.»

Настя Красильникова о том, как медиа заставляют матерей стыдиться деторождения и скрывать «возвращением в форму»: «Казалось бы: можно отвалить от женщин со стандартами красоты хотя бы тогда, когда они едва произвели на свет нового человека? Выяснилось, что нельзя. Глянцевый мир весь сочится материалами про то, кто как похудел или поправился, родив ребенка.»

Статья о синдроме поликистозных ячников — он встречается у каждой десятой женщины, но диагностируется без энтузиазма, врачей больше интересует влияние на деторождение, а не качество жизни и риски для здоровья, и самое интересное в тексте — комментарии к нему, где полезные ссылки и обсуждения личного опыта: «Проблемы с кожей включат акне, жирную кожу и повышенную пигментацию, особенно на шее, в паху и под грудью. Присоединяются и такие симптомы, как быстрый набор веса и повышенное артериальное давление. Проблема с диагностикой в том, что жирную кожу часто не воспринимают как симптом болезни, акне считают возрастным, а обильно растущие волосы на ногах списывают на невезение. С лишним весом и плохим настроением и того хуже — женщинам предлагают «перестать лениться», «взять себя в руки» и «собраться».»

Екатерина Аксенова рассказывает о книге «Принцессы Романовы: царские дочери» — что происходило с женщинами в царской семье, и куда они потом девались, если их еще и за российскую знать принципиально не выдавали, а к парочке сватался Наполеон, но кто ж ему даст: «У Романовых за 300 лет было четыре женщины на троне, что, как мне кажется, неплохая статистика, но сестры и дочери (да и жены, в большинстве своем) для большой истории – не то что бы важные фигуры. Если переписать сюжеты, сместив фокус на них, получается интересно. Главная загадка и трагедия – в том, что из одной из самых могущественных и богатых династий “выпустилось” как-то мало европейских королев.»

Сотрудница Netflix рассказывает об условиях работы в компании — следят за балансом жизни и работы, предоставляют годичный отпуск по уходу за ребенком с полным сохранением зарплаты, и никакого дресс-кода, лишь бы работа была сделана: «Когда к нам приходила выступать Шерил Сэндберг она сказала одну важную фразу – do not leave before you leave. Дело в том, что до сих пор даже в очень развитых странах и в очень передовых компаниях многие женщины даже не пытаются начать что-то новое (новую работу, позицию, бизнес) именно потому что уже заранее думают, что рождение ребенка этому всему помешает. Сэндберг же мотивирует женщин (и мужчин) не останавливаться в своей карьере только потому что у тебя в ближайших планах намечено рождение ребенка (это так же не должно останавливать работодателей) – когда ребенок родится, карьера естественным образом на какое-то время приостановится, но до этого не нужно заранее себя во всем ограничивать.»

Интерсекс-люди рассказывают о жизни в невежестве — собственной, родителей и врачей, когда проще попасть в психиатрическую клинику, чем получить адекватное медицинское обслуживание, принятие близкими и возможность просто быть собой: «Меня тогда в первый раз повели к урологу. Он после беглого осмотра назначил мне инъекции тестостерона и стероидов из-за «недоразвитости и неправильного местонахождения яичек». Мне сложно вспоминать этот период, поскольку он ассоциируется только с одним словом — «насилие». Отец искренне верил, что, унижая, раздевая, чуть ли не отрывая у меня грудь, можно сделать меня мальчиком. Матери было как-то все равно. Она, большая любительница мистики и фантастики, считала меня реинкарнацией своего отца. Брат просто говорил: «Ты ничтожное, никому не нужное существо».»

Немного стремная статья о сексуальном просвещении детей и подростков с дурацкими комментариями сексолога, но с адекватными — психолога: «Для подростков главное не сексуальность, — считает Александр Шадура, — а чувство принадлежности к группе сверстников. Нужно помочь нашим детям не просто выработать свой взгляд на сексуальные проблемы, но и научиться отстаивать его в каждой конкретной ситуации. Это тоже надо воспитывать. Секс — это нормально, но для него нужны определенные ценностные установки, умение сделать ситуацию сексуально безопасной.»

Асексуалка рассказывает, каково это — жить без малейшего сексуального желания и при этом пытаться встроиться в жизнь, где все ждут от нее вполне конкретного поведения: «Я никогда не испытывала физического желания, а если что-то и случалось, то очень слабо выраженное. Это сродни необходимости почесаться, которое напоминает не столько желание, сколько некий биологический процесс — и мне не хочется привлекать к нему других, даже собственного мужа.»

Чтение на выходные

0

Датчанка Мари Хилд ведет инстаграм со своими фотографиями, в том числе там есть фотопроект под названием Lifeconstruction, где она снимает людей через полчаса после знакомства, и результат оказывается разным: ««Я думаю, нам сегодня не хватает общения в реальном мире. Мне кажется, ситуация становится только хуже и хуже, и в этом виноваты социальные сети. Ирония в том, что мой проект не мог существовать без Tinder», — рассказала Хилд.»

Дарья Радова о лондонском секс-клубе Killing Kittens, в который так просто не попасть: «Название клуба сложилось из мема „Каждый раз, когда вы маструбируете, бог убивает котенка“. Основательница Killing Kittens Эмма Сайл таким образом хотела дать понять, что на ее праздниках все происходит сознательно: хоть по несколько раз, хоть в группах, хоть по одиночке. Неважно, как далеко вы зайдете, главное, чтобы с гордо поднятой головой. Вроде как вы выходите из дома и по пути думаете: „Ох, сколько же котят сегодня пострадают!“»

Жизнеописание Александры Коллонтай, мифов, о ней ходивших, и чего она хотела на самом деле: «Не совсем верно считать её классической феминисткой хотя бы потому, что марксистские феминистки считали буржуазных феминисток, как они их называли, своими заклятыми врагами. Считалось, что феминистки уводят женщин от стоящих перед пролетариатом революционных задач, то есть требуют уравнивания мужчин и женщин в буржуазном обществе и желают добиться для женского пола всего лишь повышения статуса в уже существующем обществе, тогда как Коллонтай неизменно увязывала женский вопрос с революционным. Женщины не должны бороться за свой статус, они должны бороться за революцию и создание нового общества. И уже в рамках этого нового революционного общества права мужчин и женщин наконец будут уравнены. Буржуазных феминисток марксистские презрительно называли равноправками. В итоге Коллонтай так и не удалось соблюсти баланс и она всюду оказывалась чужой среди своих. Феминистки воспринимали её как радикальную большевичку, большевики — как феминистку и критиковали за „женский“ уклон в противовес пролетарскому.»

Натела Поцхверия объясняет, почему невозможно выглядеть как инстаграмные дивы — да они и сами так не выглядят, потому что над внешностью работают толпы народу (Ким Кардашьян тратит на команду стилистов $2,5 млн в год), и это очень хрупкая красота: «Если вы никогда-никогда не видели ни одной серии телешоу «Светская жизнь семейства Кардашьян» (как и я) и хотите восполнить (зачем-то) этот пробел, достаточно посмотреть ровно три эпизода: как Канье делает предложение Ким, как они собственно женятся и как Ким готовится к выходу на MET Gala — главному балу, который каждый год устраивает Анна Винтур в Метрополитен-музее. Первая и вторая серии впечатляют размахом церемоний, а третья — количеством усилий, вложенных в пятиминутную прогулку по красной дорожке. Несколько примерок платья Vivienne Westwood, долгие сборы, расчесывание каждой пряди. Кульминация серии — нет, не сама дорожка, а полулежащая в машине Ким, которая бесконечно сетует, что сейчас испачкает платье, и при этом протирает свои подмышки салфеткой. Сесть Кардашьян не может. Боится, что платье помнется и на нем останутся заломы, которые потом — о ужас! — появятся на всех-всех-всех фотографиях мира.»

Дарья Саркисян объясняет, что делать в случае болезненных месячных, какие заболевания могут их вызывать, и что у нас с диагностикой: «В России действительно довольно часто в заключении УЗИ можно увидеть такой диагноз, но это обычно не имеет отношения к действительности. Эндометриоз диагностируется лишь при лапароскопической операции и биопсии, на УЗИ его увидеть очень сложно. Исключение составляют лишь эндометриомы — кисты яичника, образованные такой тканью, и аденомиоз. По словам гинеколога Дениса Цепова, врачи часто не думают об эндометриозе, когда видят пациентку с болезненными месячными, и предлагают терпеть боль, если простые методы не помогают. Все это приводит к тому, что настоящий эндометриоз остается недиагностированным в среднем не меньше семи лет. И женщины все это время не получают нужного лечения.»

За последние двадцать лет женщины с магистерской степенью в США стали больше рожать, потому что имущественное неравенство выросло, и заработки позволяют делегировать часть обязанностей, но вывод тут не только экономический, — получается, что женщины все же могут и состояться как профессионалы, и иметь детей, но их необходимо разгружать: «И история на самом деле очень простая: высокообразованные женщины зарабатывают достаточно денег, чтобы нанять няню, бебиситтера, домработницу — таким образом, они делегируют рынку часть труда по воспитанию детей и отдают на аутсорс домашние дела. Иными словами они покупают свое время у рынка. Покупка и доступность услуг по бебиситтингу и помощи по хозяйству позволяет этим женщинам и заводить больше детей, и больше работать.»

Адриана Имж рассказывает о разнице между мужским и женским мозгом, которая существует, но описывается в терминах «скорее более или менее склонны» и не описывает ни одного конкретного человека (а жаль, потому что «женский» мозг выглядит более практичным и полезным): «За счет более эффективного кровоснабжения мозг женщин, как правило, позволяет меньше истощаться и лучше анализировать воспоминания, опыт и эмоции. Мужчины устают от этого процесса быстрее и предпочитают переходить к активным действиям. Именно поэтому их действия обычно менее продуманны, особенно в сферах, связанных с отношениями с другими людьми: мужчины хуже прогнозируют воздействие своих слов и поступков и последствия в виде изменения отношения других людей. У женщин выше социальная компетентность. Если просуммировать: женщины лучше справляются со стрессом, более обоснованно принимают решения в отношении других людей, легче переключаются с задачи на задачу, лучше анализируют и используют прошлый опыт, лучше строят отношения с другими людьми.»

Честный и очень трогательный анонимный рассказ об обнаружении собственной бисексуальности, путь к которому оказался долгим и удивительным даже для самой девушки: «Примерно в то же время мне остригли волосы, чтобы не сушить после бассейна. Мне тогда казалось, что без волос я перестала быть девочкой. Я наматывала на голову полотенце и делала вид, что у меня густые тяжёлые волосы. Полотенце падало. Тогда я сооружала из него принцессу. Я делала вид, что несу принцессу на руках, потому что я принц и мы только что поженились. Однажды мама увидела это и велела так больше не играть. Она не стала объяснять почему — просто запретила. Хотя ничего особенного в этом не было. Все же так играли, да? Мне не давала покоя мысль, что в моём опыте нет ничего особенного. Да, мне нравится актриса из сериала, но ведь виновата порнокультура. Женщины в кино, рекламе и интернете показаны как мясо — разве не это заставляет нас испытывать животное чувство? Разве не все его испытывают?»

Милана Левицкая перевела список из тридцати цисгендерных привилегий, о которых стоит помнить, потому что одна из главных примет привилегий — их невидимость для обладателей: «7. Люди, с которыми ты знакомишься, называют тебя тем именем, которым ты представляешься. Они не спрашивают, как тебя зовут «по-настоящему» (имея в виду имя, которое дали тебе при рождении) и не считают, что имеют право звать тебя именно так. 8. Ты справедливо полагаешь, что если завтра соберешься наниматься на работу, арендовать жилье или брать кредит, то там не будут принимать решение на основании того, как ты выражаешь свой гендер. 9. Ты можешь флиртовать, ухаживать за кем-то или заводить отношения и не бояться, что твой биологический статус станет причиной отказа, агрессии или сомнений твое_й партнер_ки в собственной сексуальной ориентации. 10. Если ты окажешься в приемном покое больницы, ты не опасаешься, что из-за своего гендера не получишь нужного лечения, или что твои проблемы со здоровьем будут рассматривать как «вытекающие из твоей гендерной идентичности».»

Гей из Минска рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются представители ЛГБТ в Беларуси, и это проблемы, которые всем бывает непросто решать, но отсутствие гетеронормативности усложняет в разы, лишая гражданских прав и ухудшая экономическое положение: «Однополые пары лишены всех льгот и преференций, которыми в нашей стране наделяются пары разнополые. Оно и понятно: нет возможности вступить в брак – нет и прав, полагающихся супругам. При распределении после университета однополых партнеров разлучат не задумываясь. К примеру, в то время как семейный статус их гетеросексуальных ровесников, живущих в браке, с высокой долей вероятности позволит им жить и далее, не расставаясь. Льготные банковские кредиты для строительства жилья или даже пустяковый льготный «семейный» тариф на мобильную связь – все это существует для кого угодно, но только не для ЛГБТ.»

Дарья Спасская рассказывает об исследованиях происхождения гомосексуальности, и понятно, что ничего не понятно — гипотез много, рассматривать можно генетически, эпигенетически и эволюционно, ни одна не описывает феномен полностью, изучают в основном геев, но не лесбиянок или бисексуальных людей, и даже определить гомосексуала невозможно инструментально, в исследованиях участвуют только те, кто сами себя так назовут: «В 1996 году психологи Рэй Бланчард (Ray Blanchard) и Энтони Богарт (Anthony Bogaert) обнаружили, что геи зачастую имеют больше старших братьев, чем гетеросексуальные мужчины. Этот феномен получил название fraternal birth order effect, что можно вольно перевести как «синдром младшего брата». За прошедшие годы статистика многократно подтверждалась, в том числе на популяциях незападного происхождения, что заставило ее авторов подавать гипотезу как основную, объясняющую феномен гомосексуальности. Тем не менее, критики гипотезы указывают, что в реальности она объясняет только один-два случая гомосексуальности из семи. Предполагается, что в основе «синдрома младшего брата» лежит иммунный ответ матери против белков, связанных с Y-хромосомой. Вероятно, это белки, которые синтезируются в мозге именно в отделах, связанных с формированием сексуальной ориентации и перечисленных выше. С каждой следующей беременностью в организме матери увеличивается количество антител против этих белков. Воздействие антител на мозг приводит к изменению соответствующих структур.»

Писательница Крис Мацца рассказывает о документальном фильме, снятом после публикации ее книги о ее же опыте аноргазмии, так что теперь вы знаете, что посмотреть, фильм называется «Anorgasmia: Faking It in a Sexualized World» и рассматривает вопрос, почему об этом вообще не говорят: «Наша культура крайне сексуализирована, так что человек приобретает авторитет будучи каким угодно – испытывающим сексуальный голод, жертвой секса или искателем приключений в сексе. Жизнь вне этой сексуализированной культуры не приносит совершенно никакой выгоды. В том ли дело, что женщин до сих пор в огромной степени оценивают прежде всего через сексуальность, а следовательно, аноргазмичная женщина ценности не имеет? Я действительно считаю, что в этом что-то есть. Я слышала об общем опыте от весьма немногих женщин, от тех, кого я ранее знала по какой-то другой сфере жизни (то есть у нас уже были отношения, которые позволяли бы подобное интимное признание). У меня была личная статья в xoJane об аноргазмии, и она получила десятки комментариев – большинство из них были предложениями насчёт того, что мне можно сделать, дабы починить себя. Не помню ни одного, в котором признавались бы в аналогичном опыте.»

Волонтеры, активисты и правозащитники рассказывают о своей работе и отношении к 23 февраля — проект делался именно под праздник, но я его только сейчас обнаружила, а прочитать полезно в любое время: «23 Февраля не мой праздник. Я не люблю все, что связано с милитаризмом, и мне не нравится, что в нашей стране этот праздник связан с культом войны и оружия. Если праздник 23 Февраля и должен существовать, то его стоит посвятить всем, независимо от пола. Защитой занимаются не только мужчины, но и женщины. И пусть это будут люди, которые занимаются защитой людей, но не с военной точки зрения: врачи, благотворители, волонтеры. Те, кто объединяет других людей и помогает им.»

Список книг, рассказывающих о пережитом насилии и помогающие его распознать — и художественные, и с советами, как поступать: «Самое пугающее следствие мировой популярности «Пятидесяти оттенков серого» — очередной виток романтизации мужской психопатологии. Отношения Анастейши и Кристиана токсичные и разрушительные, однако представлены как объект грёз. Психологический триллер «Где бы ты ни скрывалась» — это такая реалистичная версия «Пятидесяти оттенков», в которой казавшийся идеальным возлюбленный становится безжалостной машиной, желающей стереть героиню с лица земли. Обссесивно-компульсивное расстройство, посттравматический синдром и попытки женщины собрать себя заново после отношений с «мужчиной мечты» — очень своевременный сюжет для массовой литературы.»

Чтение на выходные

0

Перевод статьи Лейлы Маршан о роли велосипеда в эмансипации женщин в XIX веке — ввел брюки в женский гардероб, подарил подвижность и свободу передвижения: «В вышедшей в 1888 году «Гигиене велосипедиста» доктор Филипп Тиссье (Philippe Tissié) пишет, что велосипед может вызвать у женщины язвы, кровотечение, болезни и воспаление. Поэтому врач требует, чтобы она «оставила велосипед сильному полу». В 1903 году доктор Демени (Demeny) высказался еще категоричнее: «Для женщин велосипед навсегда останется нежелательным устройством, машиной бесплодия». Но чего же на самом деле боялись мужчины? Что женщины себе навредят? Или же наоборот получат удовольствие? Велосипед винили и в том, что он отталкивает женщин от исполнения супружеского долга: в результате трения о сидение женщина могла ощутить сексуальное удовольствие, «восторг», «перевозбуждение» и «припадок чувственного безумия», как писал доктор О’Фоллоуэл (Ludovic O’Followell) (в свое время похожие обвинения обрушились и на швейную машину): «На открытом воздухе и скорости женщина постепенно отдается охватывающему ее возбуждению, чувству особого наслаждения, которое может быть сродни тому, что она ощущает на качелях и американских горках, наслаждения, которое зачастую ведет к сладострастию».» Оригинал (фр.)

Екатерина Силаева рассказывает, как живут в России после удаления матки и других репродуктивных органов, — проблемы в основном не в болезни или лечении, а в низкой информированности о методах профилактики, позднем обнаружении новообразований и отношении близких: «Влагалище, которое уменьшилось на треть в результате операции, после лучевой терапии превратилось в ямку глубиной в два сантиметра, покрытую изнутри болезненными рубцами. Секс для Кристины перестал быть удовольствием, а одни мысли о нем стали вызывать страх. «Это сплошная адская боль, потому что рвутся ткани, и потом я просто заживляю все это. Один раз мы занимаемся сексом, а после — неделя на восстановление. А лучше две». Она говорит, что чувствует себя бесполым существом и порой мечтает, чтобы ее просто оставили в покое. Мужа это не устраивает. «Он мне сказал: я скучаю по тебе, а ты меня не хочешь и не любишь. Я не знаю, когда он мне скажет: у меня любовница. Я жду».»

Женщины из Чечни, Карачаево-Черкесии, Казахстана и Таджикистана, рассказывают, как их принуждали выйти замуж, и что из этого вышло (в основном ничего хорошего): «Мы приехали в село. Там меня ждали, собралось много народу. Вынесли сладости, завели в дом, надели на меня платок, и я разрыдалась. Женщины на коленях уговаривали меня, чтобы я осталась. Когда уговоры не подействовали, стали угрожать. Говорили, что если я вернусь, пойдут слухи, и после такого меня никто замуж не возьмет. Я только плакала и говорила, что не пойду замуж. Одна женщина даже решила, что во мне сидит джинн. Я видела, что ни один человек не переживал за мое душевное состояние, не думал о моих желаниях. Они думали только о своей шкуре: если бы полицейские узнали, что меня украли, пришлось бы платить огромный штраф.»

Как работает отвращение с точки зрения эволюции и нейропсихологии, как зарождается, как появилось в качестве полезной для выживания особенности, и почему иногда свое отвращение стоит игнорировать, чтобы принимать более справедливые решения: «В близких отношениях мы обычно менее чувствительны к тому, что вызывает у нас отвращение. Например, при уходе за ребенком родители преодолевают или даже не чувствуют отвращение к его продуктам жизнедеятельности, и это является характерной чертой безусловной родительской любви. Также временное снижение отвращения наблюдается в сексе, если он является результатом взаимного влечения. «Язык другого человека у вас во рту может быть признаком  близости, но он же может быть вызывающим отвращение оскорблением». Это взаимное нарушение границ, защищаемых чувством отвращения, подразумевающее обнаженность телесную и эмоциональную, и есть любовь, которая «дает другому человеку привилегию смотреть на нас таким образом, который заставил бы нас испытать стыд и вызвал бы отвращение у других людей, если бы не было этого вмешательства любви», отмечает П. Экман. Так, социальная функция отвращения – создание  условий близости. Его другая социальная роль – дистанцирование от всего отвратительного и отталкивающего.»

Алла Соломатина разбирается, что заставляет мужчин вести себя маскулинно, и что с этим делать, кому попытки «быть мужиком» откровенно мешают жить: «Если мужчины в какой-то момент выбирают путь самоотречения ради образа «настоящего мужчины», переставая прислушиваться к своим желаниям, радости, вдохновению или просто здравому смыслу, то на этом пути рано или поздно свое «Я» не выдерживает и ломается. Кто-то все чаще и чаще срывается в агрессию — либо на близких и родных, либо инициирует внешние конфликты. Кто-то выключается и проваливается в депрессию. Кто-то уходит в запои. Или вдруг начинает болеть.»

Подробное изложение, откуда взялась завезенная в Великобританию супергонорея — штамм, который не берут рекомендованные антибиотики, как ее вообще лечат, и что нас ждет, учитывая, что гонорея часто протекает бессимптомно: «Neisseria gonorrhoeae считается «смышленой» бактерией: в среднем на то, чтобы выработать устойчивость к антибиотику, у гонококка уходит 10—25 лет. Анализ данных из 77 стран, который ВОЗ представила в июле 2017 года, показал, что почти везде гонорея уже устойчива к ципрофлоксацину (это антибиотик, который используется против гонореи с 1980-х годов), все чаще встречается устойчивость и к азитромицину. Сейчас в большинстве регионов «антибиотики последнего резерва» для гонореи — то есть лекарства, которые нужно применять в крайнем случае, когда все остальное не сработало, — это два цефалоспорина широкого спектра, цефиксим и цефтриаксон. Но более чем в двух третях стран из отчета ВОЗ уже обнаружились бактерии, устойчивые и к ним.»

Социолог Элла Панеях объясняет, почему секс-скандал Леонида Слуцкого в России далеко не последний, и нас ждет целая череда — у нас серьезный межгендерный кризис: «Женщина, которая работает и зачастую единолично отвечает за детей, чувствует себя довольно самостоятельной единицей, поэтому удовлетворять консервативные запросы мужа не имеет ни времени, ни сил, ни в общем-то больших стимулов. Однако мужчина, который знает, что может в любой момент встать и уйти, оставив жену с детьми фактически нищей (потому что один работающий человек с двумя, скажем, детьми при типичных российских зарплатах это почти неизбежная нищета) считает себя вправе на очень многое — на неучастие в бытовой жизни, на хозяйское поведение, в конце концов на любовниц. Такая нестыковка, столкновение взаимных ожиданий, возможностей и связанные с ними страхи приводят к взаимному неудовольствию мужчин и женщин, к колоссальному уровню гендерного напряжения, который не свойственен ни семьям в развитом обществе (в том числе теперь уже и среди образованных людей в России), ни традиционным семьям. В России идет реальная подспудная война полов, и это низовой процесс, который никак не приостановить реакционными мерами вроде пропаганды скреп и запрета сексуального образования в школах.»

Денис Драгунский посчитал, сколько стоит неоплачиваемый домашний женский труд (раздел «а вот еще проститутка в часах» выглядит неуместным, зато остальные все по делу), и вывел, что женщины недополучают за обслуживание и создание психологического комфорта фантастические суммы: «Я отвечу: «Прекрасно. А вот то, что мы сейчас подсчитали — это стоимость ее любви. Но не в том смысле, что ее любовь куплена, боже упаси! А в смысле другом, куда более интересном: ее любовь создает эту стоимость. Немалую и вполне реальную. А семья в лице мужа ее изымает. Ну совсем как капиталист — прибавочную стоимость».»

Беременная девочкой женщина объясняет по пунктам, почему ей так страшно за свою еще не рожденную дочь, и она совершенно не знает, как помочь ей выжить и прожить эту жизнь хорошо: «И я боюсь за нее. Ей всегда будут платить меньше. Она будет чувствовать себя объектом. Ее будут подрезать на дороге, если она будет в дорогом автомобиле и в дешевом. Какой-то урод может увезти ее в лес и отрубить там руки. Когда она придет в офис с животом, на нее посмотрят как на больную, а подруги скажут, что совсем скоро жизнь превратится в тлен. Ей всегда надо будет стараться чуть больше. Короче, я в большом смятении.»

Юрист, гинеколог и психологи объяснят, как и когда стоит начинать разговаривать с детьми о сексе, что туда должно входить, и что случается, если информации не давать: «Нет каких-то конкретных границ, которые бы ограничивали возраст, когда нужно говорить с ребенком о сексе. Говорить нужно, когда у него проснется интерес, не получится один раз посадить ребенка перед собой на кухне и провести важный разговор. Эта тема деликатная, телесность и сексуальность развиваются с возрастом, поэтому вы будете возвращаться к этой теме из раза в раз, но с разных сторон. Кроме того, имеет смысл обращать внимание на чувственный мир ребенка, ведь секс связан не только с телом, но и с эмоциями.»

Российская порноактриса рассказывает о своей работе и уверена, что у мужчин в порно работа тяжелее, хотя травмы на самом деле у нее: «Во время фистинга на студии LegalPorno в Праге я сломала два пальца. Мне было очень страшно это делать. И режиссер заставил мальчиков двигать моими руками, пока он снимал. Они так жестко это делали, что, когда съемка закончилась, у меня были сломаны оба больших пальца. Потом поставили гипс, но это было очень забавно.»

Ксения Петрова сходила на мастер-класс по женскому доминированию и изложила показавшееся интересным, но самое веселое в таких статьях обычно происходит в комментариях к ним, например, там есть такой: «Да япона мать. БДСМ вообще ни при чём. Я писал про другое совсем. Как же сложно женщине доказать её неправоту...»

Жена заключенного рассказывает, как проходят трехдневные свидания в тюрьме, где больше отчаяния, чем любви: «В комнате страшно холодно, но руки у девушки тёплые, и она нежно залезает рукой под бельё и трогает мою грудь. Это, пожалуй, самое богатое событие моей сексуальной жизни за два года, что мой муж сидит в тюрьме. Убедившись, что я не спрятала в швы белья ничего вроде карт памяти и пакетиков с героином, девушка возвращает мне одежду. Пока я одеваюсь, она начинает доставать из моих сумок еду и вещи, перебирать их, встряхивать, обнюхивать и кидать в кучу на кровать. Голый матрас, на который летят все мои вещи и продукты, покрыт пятнами, о происхождении которых я до сих пор предпочитаю не думать. Я хочу, чтобы обыск поскорее закончился и можно было расстелить на кровати бельё, которое я привезла с собой, и протереть каждую поверхность дезинфицирующим средством — о нём я тоже позаботилась заранее. А ещё страшно хочется писать: я шесть часов торчала в очереди на длительное свидание у колонии. Туалетов для ожидающих предусмотрено не было.»

Подборка академических программ, занимающихся исследованиями ЛГБТ-проблематики и квир-исследованиями: «За право называться первым центром квир-исследований в Америке борются несколько учебных заведений, но историки Гарварда признали первопроходцами именно Городской университет Нью-Йорка, который открыл центр ЛГБТ-исследований в 1986 году. Главной его особенностью можно считать широкий просветительский профиль: наряду с исследовательской деятельностью, здесь устраивают невероятное количество мероприятий, выставок и перформансов.»