Дайджест | Nikonova.online
Главная Секс Дайджест

Дайджест

Чтение на выходные

0

Фотографии с лондонского гей-прайда, который в этом году собрал на улицах более миллиона человек, а открывал его мэр города: «Сопредседательница оргкомитета марша Элисон Кэмпс отметила, что парад происходит в такое время, когда Британия теряет свои прежние позиции в рейтингах «лучших мест, чтобы быть ЛГБТ».

Пересказ интереснейшей лекции политолога Екатерины Шульман о трендах демографии в России и мире: «Вернемся к нашим счастливо предохраняющимся женщинам. За счет каких стран происходит их рост? Латинская Америка, Африка и Азия — рост практически в три раза. То есть второй демографический переход приходит ко всем, и чем дальше — тем быстрее. Не надо думать, что существуют какие-то специальные социумы, в которых люди любят рожать без перерыва, а потреблять не любят. Не надо воображать себе загадочных экзотических дикарей — пирамида Маслоу работает для всех».

Кто такие российские сексологи, откуда они берутся, контролирует ли их кто-нибудь, и нужна ли такая специальность вообще – в обзоре Анны Родионовой: «Потому и психологи, которые занимаются с клиентами сексом под видом телесной терапии, терапии «раскрепощения» и тому подобного, чаще всего остаются безнаказанными, – считает Марина Травкова. – Но бывает, и от врачей приходят мужчины, которым доктор при проблеме отсутствующей эрекции посоветовал просто поменять партнершу. Причем озвучил рекомендацию при той самой партнерше. Этически это невообразимо».

Рассказ о работах фотографа, которого обвинили в домогательствах более двух десятков бывших учеников, позволяет оценить творчество, но не уходит от серьезных вопросов: «Этот скандал иллюстрирует: два диаметрально противоположных американских поколения — раскованные, любвеобильные «беби-бумеры», до сих пор проповедующие бесконечный Вудсток, и пуританские, строгие и раздраженные миллениалы — совершенно не понимают друг друга. Как узнать, кто из них прав?»

Три русскоговорящих участника лондонского прайда из России, Украины и Грузии о том, как они заговорили о своей ориентации и почему вышли на гей-парад: «Я прожил много интересных лет, но всегда себя стеснялся. Как-то раз один мой знакомый зло пошутил, что если бы не мой покровитель, то я бы спился во Львове и стал сантехником — это засело у меня в голове, и долгое время я считал все свои достижения пустым звуком. Для меня стало синонимом: ведешь себя как гей, значит, ты никто».

Пожилые люди в России, как правило, не способны поверить, что и они могут заразиться ВИЧ — в историях двух заболевших женщин все о шоке, стыде и страхе остаться в одиночестве: «Когда мы встречались, у него умерла первая жена. И он запил. Они расстались за четыре года до наших отношений и совсем не общались. Даже его друзья не понимали: что за трагедия? Тогда я посмотрела на это сквозь пальцы».

Пока не завершившаяся история сталкера из Новосибирска – мужчина заваливает бывшую коллегу письмами с угрозами, обливал женщину мочой, но найти юридический способ защититься от преследователя практически невозможно: «Вечером того же дня, когда мы с мамой сидели на лавочке и любовались горами, из ниоткуда появился господин К. <...> Я прошу его уйти, но в финале получаю зажженную сигарету в лицо <...> Напоследок он шепнул мне, что я еще хлебну горя. Например, когда получу своего кота по частям в пакете. Потом его и след простыл».

Пошаговое руководство Злой феминистки для тех, кто хочется разобраться в том, что такое согласие в сексе и ответственно подойти к вопросу: «Согласие — это позитивный подход к сексуальности и ко всему, что с ней связано, потому как вместо того, чтобы строить догадки и ждать, пока вам скажут НЕТ, вы спрашиваете согласие на всех маленьких этапах и таким образом постепенно и шаг за шагом узнаете о том хочет ли человек с вами сблизиться и каким именно он или она хочет это сделать».

Пять совсем несложных советов Александры Савиной, как перестать быть мерзким токсичным мужиком, которые для некоторых читателей, кажется, оказались неподъемными: ««А в армии дедовщина», «А мальчики становятся жертвами педофилов», «А любого мужчину могут остановить на улице и просто так избить. И вообще, у нас в стране всем плохо живется». Все это, конечно, правда, но оттого, что кто-то еще страдает, дискриминации женщин не становится меньше и она не исчезнет. Вместо того чтобы мериться, кого сильнее задевает дискриминация (очень грустное соревнование), лучше попробовать относиться друг к другу лучше — без гендерных стереотипов лучше будет всем».

О, где же ты было раньше — подробнейшее руководство по куннилингусу, подходящее, в принципе, всем, у кого есть вульва и вагина: «Женское удовольствие во многом зависит от ритма, в котором вы совершаете движения. И если на старте лучше не спешить, то по мере приближения оргазма чаще всего важно сохранять стабильный темп. Поэтому если женщина даёт вам знать, что оргазм приближается — словами, учащённым дыханием, сжимая бёдра, — просто сосредоточьтесь и продолжайте делать то же, что уже делаете. Не останавливайтесь, не меняйте технику».

Инстаграмм-блогерка Харриет Рен подходила к людям на улицах Мельбурна и спрашивала их, со сколькими они переспали и как к этому относятся: «В молодости я гордилась этим. Все мои друзья начинали курить, заниматься сексом. Теперь, когда мне 24 года, я думаю, что, возможно, речь шла не о гордости, однако я поняла, что благодаря этому я являюсь той, кем я являюсь».

Алекса Тим разбирает учебник обществоведения для седьмого класса: халтурно слепленный, местами бесполезный и щедро приправленный обвинением жертвы: «Последнюю задачу – научить подростков избегать опасности – учебник проваливает. Ну да, они, авторы, написали про то, что если вы видите пьяного неадекватного мужика в наколках, то лучше бежать. Это никак не помогло бы ни ученицам 57-ой школы, ни тем старшеклассницам из “Лиги школ”, которых звали на дачу в баню к преподавателю».

Антропологи с психологами нырнули в устройство российской свадьбы и выбрались с несколькими теориями о том, почему всем так мучительно стыдно: «В механизме «буллинга» участвуют обычно почти все гости, а роль жрецов на домашних праздниках выполняют самые активные представители старшего поколения — родители или бабушки с дедушками. Они говорят, что куда поставить, кому говорить, а кому молчать, кто что обязательно должен съесть. Иногда роль жреца переходит к ведущему, тамаде».

Базовая информация о гендерных исследованиях в хорошей статье – откуда они взялись, что изучают и куда двигаются: «Лиза Мейтнер. В берлинском Химическом институте ей выделили бывшую столярную мастерскую в подвале с отдельным входом, дабы нога женщины не ступала на запретную территорию научного центра; до 1912 года работала без зарплаты. Позже именно она продемонстрирует деление ядра атома урана, но покинет гитлеровскую Германию и откажется работать в ядерной программе США из-за пацифистских убеждений».

Чтение на выходные

0

Доброжелательный, подробный и иллюстрированный гид по женской мастурбации, с кратким введением об анатомии и разными полезными подсказками: «Если это самый первый раз, когда вы пробуете мастурбировать, можете выключить свет и залезть под одеяло. Так вам будет легче достичь оргазма. Но не торопитесь сразу задействовать клитор или влагалище. Продолжайте разогреваться».

Подборка историй о малоизвестных женщинах, вносивших свой вклад в развитие военных технологий, от леди Батарейки до строительницы боевых кораблей из Китая: «Мэри Шерман была единственной женщиной из 900 инженеров. Мало того — у нее не было высшего образования. Именно она создала топливо Hydyn (60% несимметричного диметилгидразина + 40% диэтилентриамина), которое позволило ракете «Юпитер-С» в 1958 году вывести первый американский спутник на орбиту».

Создательница проекта #ТихийПикет Дарья Серенко рассуждает о празднике токсичной маскулинности, в который превратился чемпионат мира по футболу для некоторых российских мужчин: «Но призраки неприкаянной маскулинности не приносят покоя и освобождения. Они заставляют сравнивать. Они выявляют, в каком тяжелом положении находятся наши граждане, насколько мало мы можем себе позволить. Они делают из мужчин нелепых и опасных постовых чужих вагин, а заодно генералов двойных стандартов».

Когда таких женщин, как ты, в искусстве изображают сплошь соблазнительными «дочерьми Востока» с горящими очами, диким нравом и трагической судьбой, можно, мягко говоря, утомиться – Хана Кочеткова рассказала проекту «Бодипозитив» о сомнительных прелестях ориентализма: «Но тем не менее, белый пропуск сыграл с нами злую шутку: ближний (или домашний) экзотизм создал псевдо-положительный образ «восточной женщины», ставший одним из самых долгоиграющих мужских сексуальных фетишей и впоследствии поглощенный белым Мифом о Красоте, оставив большинству из нас стойкое недовольство своей внешностью и массу проблем с самовосприятием».

Хеён, девушка из Южной Кореи, рассказывает о том, как проходят свидания в ее стране, почему молодежи сложно знакомиться без организатора и как правильно сообщать о своей личной жизни в соцсетях: «Пока молодой человек в армии, говорят, что девушка носит резиновую обувь. Резиновая обувь некрасивая и в ней неудобно долго гулять. Это обувь символ девушек, у которой есть молодой человек в армии».

Интервью с Русланой Панухник об организации «КиевПрайда», о том, какая это громадная, методичная, требующая большой смелости и терпения работа над повышением видимости ЛГБТ+ людей: «У нас нет законодательства и правоприменительной практики по преступлениям на почве ненависти. И даже те случаи, когда люди несли наказание и проходили суды ... Я помню Прайд 2015 года, когда на Оболонской набережной напали на колонну, то те люди, которые напали, которых приняли здесь же, их отвезли в участок, потом на суде судья рассматривал их гомофобию и то, что они ненавидят геев, как смягчающее обстоятельство, а не отягчающее. Так у нас происходит».

Meduza дает погрузиться в атмосферу времени, читая статью о рижском хирурге, который в начале 70х годов провел первую полностью завершенную процедуру коррекции пола в СССР и, возможно, в мире: «Калнберз помог Иннокентию сменить документы. Эту процедуру должна была одобрить комиссия, в которой были представители регионального МВД и Минздрава. Комиссия спросила пациента, как он себя чувствует. Тот сказал, что очень счастлив. Раздеваться его не просили: экспертам хватило подготовленных Калнберзом документов. Вскоре Иннокентию выдали новый паспорт, военный билет и другие документы. "Была офицером запаса Советской армии, а теперь стала мужчиной-офицером! — пошутил один из экспертов. — Укрепили Советскую армию, можно сказать"».

Сунита Кришнан уже 22 года руководит организацией Prajwala, которая занимается спасением детей из сексуального рабства, она дает им убежище, лечение, образование и работу, но усилия нередко оканчиваются ничем, пока в обществе сохраняется культура молчания: «Бордели чаще всего представляют из себя крохотные помещения с двойным полом или фальшивыми стенами, где прячут девочек. Все это приходится ломать, а времени при этом очень мало: кто-то может быть спрятан в таких местах, что протянуть там долго невозможно — есть вероятность умереть. Обычно освобождение занимает 30–45 минут».

Подборка анонимных историй о сексизме в российском IT, собранная Асей Колсановой, ведущей Телеграм-канала «Авторка негодует»: «Я работала в найме. Начальник IT-отдела пришёл ко мне с задачей нанять сисадмина. И вот я принесла ему пачку резюме. А он говорит: женщин я рассматривать не буду, женщина не может работать сисадмином. Потом ещё добавил в шутку: ну только если резюме с фото, посмотрим, что у неё за сиськи. Не стал смотреть эти резюме вообще. По образованию и опыту резюме были эквивалентны “мужским”».

У людей с ВИЧ рак груди чаще находят на более поздней стадии и протекать болезнь может более агрессивно, так что знать, как вовремя его выявить, критически важно, — напоминает «СПИД.ЦЕНТР»: «Не стоит забывать и о том, что пациенты с ВИЧ часто сталкиваются со стигмой в стенах медицинских учреждений, особенно в России. из-за предубеждений медицинского персонала некоторым пациентам могут отказать в лечении рака. Нужно помнить о том, что подобные отказы незаконны: ВИЧ-инфекция не является противопоказанием для лечения рака груди».

В статье из серии Health Gap журналистка BBC Дженнифер Биллок, которой 9 лет не могли поставить правильный диагноз, пытается разобраться, правда ли женщины чувствуют боль как-то иначе: «"Женщины рассказывают возмутительные вещи, которые им говорили врачи. «У вас проблемы в браке» или «бокал вина перед сексом поможет»... И этот список можно продолжать", — говорит Уэсли». Оригинал (англ.)

Давайте полюбуемся на конструкцию, нагроможденную психоаналитиком, пытающимся обосновать и разобрать надуманную идею женского счастия, и не дающим Фрейду, наконец, упокоиться в своей могиле: «…мужчина бог весть что о себе думает, когда воображает себя Пигмалионом, сотворителем женщины. На самом деле, являясь оселком, правилом, на котором женщина постоянно оттачивает наслаждение падения, он, даже временами чувствуя какое-то раздражение, очень слабо способен осознать, что именно здесь происходит и как благодаря этому удерживается от распада его брак».

Не тогда, не туда и не так — семь, к сожалению, очень распространенных способов сделать презерватив бесполезной и даже вредной штуковиной: «Исследование показало, что в среднем 74% людей вообще не смотрят, цел ли презерватив, который они надевают. 18%, то есть почти каждый пятый, надевали презерватив наизнанку и раскатывали, как могли».

Алекса Тим разбирает новость о том, что бельгийские ученые обнаружили отличия мозга трансгендерных детей и подростков от мозга их сверстников: «Я специально подчеркну дважды, что авторка назвала свой доклад именно “Гендерная дисфория и структура мозга” – это не то же самое, на чём заостряет внимание, скажем, статья в Telegraph. Возможно, гендерная дисфория тут вторична и мы видим именно “эффект трансгендерного мозга”, а, возможно, мы видим именно эффект дисфории».

Чтение на выходные

0

Рассуждения стилистки Александры Добрянской об одежде, как о языке, моде и психологической опоре, в сопровождении изумительной красоты иллюстраций: «Видя человека в белом халате, мы готовимся сказать «А-а» и стараемся не думать о плохом. Видя человека в деловом костюме, мы готовимся говорить о делах. Видя человека в леопардовом платье и красных туфлях, мы готовимся хорошо провести время, обсуждая интеграцию феминистских ценностей в современную культуру».

В шутке Make Tinder Great Again не оказалось ни доли шутки – трафик приложения подскочил, и девушки делятся с Zima Magazine историями о классных встречах и приятных впечатлениях: «Это правда. С ними в принципе легко разговаривать, у них нет вот какого-то надрыва, требований гарантий чего-то там и в принципе сложности. Им нравится просто болтать, гулять, кайфовать от атмосферы, флиртовать, а там — как пойдет. С россиянами я почему-то очень часто себя чувствую, как на собачьей выставке. Многие не стесняясь оценивают экстерьер и высоту в холке, а потом начинается допрос».

Британские биологи нашли хитро спрятанный «половой переключатель» в геноме млекопитающих, а редакция N+1 попыталась разобраться, что это значит для хромосомного и социального пола человека: «Удаление маленького кусочка размером 500 пар оснований в геноме мышиных эмбрионов с мужским генотипом XY заставило их развиться в самок. Этот эксперимент напоминает, что граница между мужским и женским полом вовсе не такая жесткая и предзаданная, как мы привыкли думать».

Статья о подходах к мужской контрацепции и о том, почему эти полезные и давно опробованные изобретения никак не выходят на рынок (разумеется, на феминисток тоже пытались валить): «Еще одна проблема заключается в том, что баланс между пользой от применения препарата и вредными побочными эффектами различается у мужчин и женщин. Во время беременности женский организм приспосабливается к значительным нагрузкам: сердце перекачивает больше крови, дополнительный вес ложится на кости и суставы, настроение скачет из-за гормональных колебаний. При незапланированной и нежеланной беременности все эти трудности оказываются на одной чаше весов, другую занимают побочные эффекты контрацептивов. У мужчин, по понятным причинам, соотношение пользы и риска иное, поэтому создатели идеального контрацептива должны учитывать малейшие неудобства применения препаратов».

После недавней жуткой истории с Анной Брэйн, люди справедливо задаются вопросом, может ли Uber гарантировать, что водитель не попытается совершить изнасилование; глава профсоюза таксистов, директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина и, в некоторой степени, представители Uber дают не слишком утешительные ответы: «Единственный действенный способ защитить водителя от пассажира и наоборот — американские машины-такси, разделяющие стеной две стороны. Правда, это сложно сделать, почти невозможно. А, по факту, только так и можно защитить и водителя и пассажира».

Bird in Flight о фотопроекте «Дорогая Ширли», письме-выставке длиной в тридцать лет, обращенной к подруге, которая отвернулась от художницы, узнав, что она влюблена в женщину: «Мой собственный каминг-аут означал многое: подняться в полный рост и открыто заявить о себе, отреагировать на происходящие революции, сказать о законном праве на исключительно «мое» — самоуважение. Стоит, конечно, иметь в виду, что я жила на восточном побережье США — в очень либеральном Вермонте и Филадельфии. Возможно, мы не чувствовали себя в безопасности, открыто целуясь на улице, но мы могли спокойно жить вместе».

Ветеран МВД с чувством поделился с «Аргументами и фактами» своими взглядами на работу полиции с домашним насилием и декриминализацию побоев: «Меня закон о декриминализации побоев возмущает. Считаю, что это должно отрицательно повлиять на ситуацию с домашним насилием. Потому что если раньше мужчина хоть чего-то мог бояться, то теперь опасаться нечего. Теперь вместо уголовной ответственности административная. Он заплатит штраф за издевательства над собственной женой, в итоге семья пострадает финансово».

Интервью с социологом Мариной Юсуповой, которая провела исследование российской мужественности и кое-что знает о трех поколениях российских мужчин, их отношении к себе, своим домашним обязанностям, семье и детям: «Идеи о том, что значит быть мужчиной, изменяются вместе с политическими режимами, глобальными рынками и социальными процессами. Многие идеалы из предшествующих эпох совершенно не актуальны сегодня. Самоотверженному строителю коммунизма, так же, как и Даниле Багрову из фильма «Брат» или Саше Белому из сериала «Бригада», будет довольно сложно реализовать свою мужчинность в путинской России. Изменились общественные структуры, изменились общественные нормы. Хотя прошло всего лишь 40 и 20 лет».

The Village взял интервью у Светы Уголек, модели с ожогами 45% поверхности тела, и получилась тяжелейшая история, в которой вопрос внешности оказался далеко на заднем плане: «Комсомольск-на-Амуре — это маленький, тяжелый город, я всегда хотела уехать. Там нет никакого выбора, некуда спрятаться, избавиться от ассоциаций. Даже после выписки мне приходилось мыться в той же ванне, где меня душили. Пить чай на кухне — у стенки, где меня резали. Ходить по улице, где я тащила мать пьяной, переходить дорогу, где меня изнасиловали».

Колонка Аиши-Галины Бабич на сайте «Даптар», посвященному положению женщин в северокавказском обществе, описывает всепоглощающий культ замужества, без мысли о котором нет жизни ни школьнице, ни престарелой вдове: «Дрессировать – это, конечно, перебор. Приказывать ей, запрещать, наказывать  — это понятно, но иногда надо и побаловать, и похвалить, в этом и есть мудрость. Пригодится известный хадис о том, что женщина сотворена из ребра, сильно будешь гнуть – сломаешь. А вот немного погнуть не помешает. Хотя оно и так кривое, что уж».

Истории пар, распавшихся из-за ухода к человеку своего пола, или, наоборот, противоположного, комментирует психолог Лилия Бормусова, которая объясняет, почему переживания в таких ситуациях оказываются тяжелее, и как быть: «Мы встретились у меня дома и словно вернулись туда, откуда начали. Но в тот же вечер я задала ей вопрос, собирается ли она расставаться с молодым человеком. Она сказала, что любит меня и очень скучает, но это огромная часть ее жизни, и она не хочет закрывать эту страницу. Больше мы с ней не виделись».

Печальная статистика всесторонней сегрегации женщин-ученых, начиная с возможности пристроить детей в садик, заканчивая шансом получить должность профессора — особенно печальная тем, что все это происходит в Германии: ««Мужчины-профессора имеют в среднем более чем вдвое больше детей, чем их коллеги-женщины, а образование и уход за детьми в значительной степени перехватываются их партнершами», — говорит Рождественская. Напротив, преподаватели-женщины в значительной степени полагаются на внешне организованный присмотр и уход за детьми. «Почти треть из них заботятся о детях-школьниках, нуждающихся в присмотре, что ослабляет их карьерный путь», — добавляет исследовательница».

Какие события, реакции, эмоции толкают здравомыслящих людей к ВИЧ-диссидентству, можно увидеть в опубликованном на сайте «СПИД.центра» рассказе женщины, чья маленькая дочь, в итоге, погибла из-за отказа родителей от терапии: «У меня к тому времени вокруг уже все были врагами, которые хотят убить моего ребенка. После того, как умерла Ксюша, я еще год не принимала антиретровирусную терапию. Потому что понимала, что если я сейчас выпью таблетку, то я должна буду принять тот факт, что сама свела свою дочь в могилу».

Wonderzine о волне акне-позитива, блогерах и знаменитостях, которые призывают не замазывать прыщи в ущерб здоровью, трезво оценивать состояние своего лица и не поддаваться на культ «идеальной» кожи: «Хотя акне одно из самых хорошо изученных состояний кожи, подбирать процедуры и препараты нужно индивидуально. Диета, ежедневное умывание и аптечная косметика могут как повлиять на ситуацию, так и быть бесполезны — а вот доброжелательное отношение других и критика стандартов красоты точно могут облегчить ситуацию».

Чтение на выходные

0

Во многих современных текстах говорится о том, что полное представление о клиторе ученые получили только в XXI веке, но это не совсем так, поскольку исторически клитор был известен во всей красе, но анатомия как область знаний – социальный конструкт, так что со временем знание о нем оказалось вытеснено на переферию: «Нельзя сказать, что про клитор совсем забыли – в Human sex anatomy: a topographical hand atlas Роберта Дикинсона, например, клиторов было нарисовано много. Автор даже утверждал, что оргазм от стимуляции клитора не отличается от вагинального: для 1949 года это прямо-таки крамола и подрыв доминировавшей тогда фрейдисткой идеи о несовершенстве клиторального оргазма в сравнению с “более глубоким” оргазмом от стимуляции влагалища при пенисовагинальном акте».

«Афиша Daily» рассказывает о жизни девушек, выросших в интернате, о том, как проходит жизнь вне семьи, чему учат в системе и с чем выпускницы сталкиваются за ее пределами: «...на воспитание девочек в системе очень влияют гендерные стереотипы и патриархальные взгляды, — говорит психолог. — Никто не рассказывает им, что можно иметь карьеру, не поощряет их стремления. Психика опирается на то, что им нужно строить семью и создавать отношения. После интерната девочки беременеют и рожают детей не только из-за отсутствия сексуального просвещения и страха аборта, а потому, что не знают и не верят, что у них есть выбор».

Расследование «Медиазоны» о том, почему так и не было возбуждено дело в отношении директора «Лиги школ» Сергея Бебчука, обвиненного в сексуальных домогательствах: в действиях Бебчука и его заместителя Изюмова нет состава преступления, об истечении сроков давности речи не идет, однако парадоксальным образом в рассказах девушек нет и признаков ложного доноса: «Другая девушка рассказала следователю, как на даче в Боброво директор водил ее в баню париться. «Они прошли в парилку, где он велел ей полностью раздеться. Ее смутило это требование, но поскольку до этого она никогда ранее не парилась, то подумала, что так и должно быть», — говорится в постановлении. Девушка отмечала, что знает о других случаях развратных действий со стороны Бебчука».

Статья Саши Сулим о том, как живут в России мужчины, испытывающие сексуальное влечение к детям, о том, возможно ли вылечиться, если относишься к своему состоянию критически, о том, что думают о педофилии врачи и психологи, а также – и это самая печальная часть – как живется жертвам тех, кто не стал ни воздерживаться, ни лечиться: «С некоторыми жертвами писатель впоследствии все-таки встречался. С одной из них они впервые познакомились 30 лет назад — этот эпизод описан в рассказе Локиса; он сообщил «Медузе», что большая часть изложенных в нем фактов произошла в реальной жизни. В 1980-х, отдыхая на турбазе на Карельском перешейке, Локис встретил десятилетнюю девочку — они с подружками часто играли с мужчиной в догонялки. Когда однажды во время обеда они оказались наедине в его домике, произошло то, что Локис называет «развивающей сексуальной игрой». Он утверждает, что девочка сама увлекла его на кровать и попросила заняться с ней оральным сексом».

Интервью Русской службы Би-би-си с журналисткой Эмили Уитт, написавшей книгу «Секс будущего» — дейтинг, вебкаминг, секс-роботы, теледилдоника, избавление от стигмы одиночества и исследование собственной личности: «Если быть открытым для новых идей, можно научиться многому. А секс — это как раз то, в чем можно совершенствоваться. Мы, бывает, воспринимаем его как нечто магическое, основанное на химии между двумя людьми».

Как проходят свингерские вечеринки русскоязычных граждан на Кипре и чем они отличаются от «простой групповухи», рассказывает организатор лимассольских свинг-вечеринок, Анатолий: «Еще одно заблуждение. В свингерстве возраст не важен, даже наоборот, молодой человек более закомплексованный, он не знает, как раскрепоститься. Сейчас на каждой вечеринке практически половина состава это ITшники с женами. Бывает до смешного доходит, программисты соберутся и начинают о своем беседовать, о женах совсем не думают. Тем самым нарушается одно из основных правил — разобраться в себе должны оба участника, а не один, пока второй описывает новые «фичи» и «баги». Насколько мне известно, скоро пройдет первый IT свингер-пати. Хочу пожелать им удачи, самое главное, чтобы все остались довольны».

Wonderzine собрал интересную статистику и результаты исследований, доказывающих, что женщин лечат хуже — серьезные заболевания списывают на «психосоматику» и общую «женскую эмоциональность», пациенток с инфарктом отправляют домой, диагностику затягивают, воздействие лекарств на женский организм не изучают, и от многих недомоганий рекомендуют универсальное средство – попросту забеременеть: «Синдром Йентл проявляется в самых разных ситуациях: например, у женщин ниже вероятность получить хорошее обезболивание при боли в животе. Опухоли мозга у женщин диагностируют позже, чем у мужчин — а при первом посещении врача списывают симптомы этих опаснейших заболеваний на усталость или даже желание привлечь внимание. Именно у женщин врачи чаще пропускают признаки надвигающегося инсульта, а диагностика лимфомы, рака мочевого пузыря, желудка и других органов у пациенток занимает более длительное время, чем у мужчин».

Анна Федоряк и епископ Мефодий поделились с «Правмиром» почти полностью противоположными мнениями о том, как говорить с подростками о ВИЧ, обсуждая решение Министерства образования РФ «избегать скользких тем» и «сосредоточиться на вопросах нравственности и целомудрия»: «Разговор же с молодыми людьми о методах контрацепции косвенно является «проповедью» половой распущенности. Ведь всякий раз это разговор о том, как безнаказанно совершать грех. Как безнаказанно грешить – не наша тема. Церковь этим не занимается».

Перевод статьи The New Yorker о японской практике «проката» родственников: в Японии можно нанять на время «внука» или «мать» или даже президента компании или рыдающего бывшего мужа: «Одна женщина вот уже семь лет притворяется женой клиента: его реальная жена набрала вес, и он стесняется брать ее на выходы в свет и встречи с друзьями. Та же актриса заменяет располневших мам на школьных собраниях (ее нанимают из-за опасений, что дети полных родителей могут стать мишенью для издевок одноклассников). Есть и более странные истории. Однажды хостес в кабаре наняла актера, чтобы тот сыграл ее клиента. Слепая женщина взяла напрокат зрячую подружку, чтобы она ходила с ней в ночные клубы и выискивала мужчин посимпатичнее. Беременная женщина наняла «мать», которая бы убедила ее бойфренда признать ребенка. Молодой человек нанял «отца», чтобы тот успокоил родителей беременной подружки». Оригинал (англ.)

Vice собрали более или менее убедительные 14 причин, почему паршиво быть одиноким (особенно мужчинам) — никто тебя не приласкает, ты сопьешься, станешь интернет-троллем и быстро умрешь: «Короче говоря, если у вас когда-нибудь случится операция на сердце или любая другая крупная операция, вы, скорее всего, умрете. С 2012 года толпа врачей в течение пяти лет следили за пациентами, которым сделали операцию на сердце и обнаружили, что одинокие люди почти в два раза чаще умирают чем те, которые состоят в браке».

Психологи об отношениях, которые похожи на любовь, но, на самом деле, ею не являются — аддиктивные, собственнические, манипулятивные и невротические связи и другие формы «псевдолюбви»: «Невротик заведомо предъявляет завышенные требования к своему партнеру, требует от него высоких, безупречных стандартов поведения, если этого не происходит, возникает подозрительность, недоверие, тревожность, ревность: в этом случае он со страстью окунается в этот процесс: следит за своим партнером, отыскивая малейшие детали недолжного поведения. Как правило, если невротик не находит разрядки в связи с теми людьми, которые должны были оправдать его надежды, он отчаянно стремится «цепляться» за другие «заменители счастья», т.е. найти утоление в обильном употреблении пищи, покупке материальных вещей, жадном поглощении информации и т.д. Невротик живет с мыслью, что мир должен позаботиться о его душевном комфорте, более того, сделать это безупречно».

Как обатян (тетеньки) выступают против засилья оссан (дядек) в политике – перевод статьи участницы японского движения «Всеяпонская партия тётенек» (All Japan Obachan Party): «Мы не остановились на этом и опубликовали в переводе на английский и другие языки высказывания мэра Хасимото, который предложил командованию американской армии на Окинаве «более интенсивно пользоваться сексуальной индустрией», а также заявил, что так называемая система «женщин для утешения», применявшаяся на оккупированных японской армией территориях в 1932—1945 годах, была «исторической необходимостью». Этот проект мы назвали «Хасимото-сан, подавись переводом»».

Zima Magazine собрал мнения русских девушек о том, какие их немецкие мужья и любовники дотошные зануды и педанты и почему это замечательно: «Светлана: «Когда мы поженились, сразу открыли в банке общий счет, куда каждый ежемесячно перечислял определенную сумму. Получалось примерно €2 тыс. в месяц. С этого счета мы платили за квартиру, делали крупные покупки, оплачивали бензин и продукты, ездили в отпуск. Но поскольку его зарплата была намного выше моей, взносы мы делали в процентном отношении. Он очень тщательно, до процента, высчитывал сумму, которую каждый должен перечислять. Но это не педантичность ради педантичности, просто он боялся обидеть меня и взять лишнего. В итоге соотношение взносов получилось примерно 70/30, и я считаю, что это справедливо. Сейчас, поскольку я в декрете, за все платит он».

В XIX веке женщины в России рвались в науку, а вот власти к этому были не вполне готовы, так что женские мозги начали утекать на Запад, где тоже были к этому не совсем готовы, но на родине учиться все равно получалось и дороже, и сложнее: «В дневнике Сусловой есть такая запись: «…Началось с того, что мне здесь категорически отказали… с такими словами: “Женщина-студентка – явление ещё небывалое…”. Господа профессора медицинского факультета создали специальную комиссию, чтобы решить вопрос обо мне. Профессор Бромер не без ехидства сообщил мне её решение: “Принять мадемуазель Суслову в число студентов потому только, что эта первая попытка женщины будет последней, явится исключением”. Ох, как они ошибаются… За мною придут тысячи!»»

Чтение на выходные

0

Интервью с доктором Эммой Бёрн, автором книги «Swearing Is Good for You», изучающей, зачем людям нужен мат, и что он дает, — по мнению Бёрн, ругаться надо все-таки поменьше, если хотим сохранить за «неприличными» словами их силу, которая даже помогает переживать боль: «Ну, например, выяснилось, что ругань, особенно в случае людей, страдавших от таких заболеваний, как рак или длительная хроническая боль, помогает им справляться с собственными отрицательными эмоциями, а также помогает их друзьям говорить с ними об их заболевании. Возможно, это связано с тем, что это – единственная разновидность эмоциональной лексики, которая, по сути, поощряется в целом для некоторых мужчин. Это как бы отдушина или предохранительный клапан, и она по-настоящему может спасти жизнь человеку, которому не предоставили социальных инструментов для того, чтобы говорить о своих эмоциях как-то иначе.»

Разбор переживаний во время влюбленности с точки зрения работы гормонов и нейромедиаторов, — короче, биохимия любви, и откуда эта романтическая любовь вообще в наших головах взялась: "В какой-то момент (то ли в позднем палеолите, то ли раннем неолите) продолжительность жизни женщин увеличилась, и пожилые дамы стали помогать заботиться о потомстве своим дочерям, что позволило последним иметь больше детей. Это, в свою очередь, закрепило долгожительство в человеческой популяции и вместе с тем привело к росту продолжительности жизни мужчин. И вот к чему это привело: старики уже были неспособны эффективно охотиться, а потому не покидали поселений, зато вполне еще могли иметь детей. В итоге из-за „эффекта бабушек“ количество фертильных женщин по отношению к числу способных к продолжению рода мужчин уменьшилось (модели демонстрируют, что пропорция могла достигать 156 мужчин на 100 женщин в детородном возрасте). Все это привело к резкому обострению конкуренции за женщин, усугубленной долговременным отсутствием молодых мужчин в селениях. Закономерным ответом стало чувство ревности, и движимые ей молодые мужья предпочитали вместо охоты сторожить своих жен от посягательств престарелых ловеласов. Такие общины быстро оставались без ресурсов, хирели и погибали. Выживали только те сообщества, где между мужчинами и женщинами устанавливались крепкие романтические отношения — любовь, взаимное доверие и верность, исключающие измены. Но эти чувства невозможны, если партнер не будет казаться особенным и единственно возможным из всех."

Тяжелый репортаж с историями самых разных людей из Иркутской области, где каждый пятидесятый имеет положительный ВИЧ статус, но даже там активисты с трудом занимаются профилактикой, потому что им не помогают, а идеолог ВИЧ-отрицателей Владимир Агеев именно там живет и работает в мединституте: "Каждый час в России 10 человек заражаются ВИЧ-инфекцией. Сегодня наша страна занимает третье место в мире по числу новых случаев заражения (после ЮАР и Нигерии). Миллион россиян ВИЧ-положительны. Лечение получают меньше половины из них. СПИД вошел в ТОП-10 причин преждевременных смертей в России. В среднем от СПИДа умирают 87 россиян ежедневно."

Список из девяти фильмов о женщинах в Китае, рассказывающих, как они жили в разные исторические периоды, — от немых черно-белых до снятых в этом веке: «Кино рассказывает об организованной революционной борьбе с эксплуататорами в 1930 году на острове Хайнань. В картине режиссёра Се Цзинь (谢晋) снялись Чжу Сицзюань (祝希娟), Ван Синьган (王心刚), Сян Мэй (向梅) и другие. По сюжету основную роль играют женщины, которые вступают в первый женский отряд Красной Армии и начинают сопротивление существующему порядку. В ноябре 1961 фильм получил сразу несколько серьёзных наград: за лучший сценарий, лучшую режиссуру и лучшую женскую роль, а на острове Хайнань построен одноимённый мемориал. Герои фильма стали широко известны в народе и вошли в китайский фольклор, а в 1964 году по мотивам фильма был поставлен революционный балет.»

Переживания о смерти флирта преждевременны — его пытались похоронить в античности, в XIX веке, в Советской России и в послевоенных США, а он все жив, курилка: ««Да вы, видно, теперь все с ума сошли, совсем сошли с ума! — воскликнула бабушка дрожащим голосом. — Господь дал вам любовь, единственную отраду жизни; человек добавил к ней флирт, единственное наше развлечение, а вы примешиваете сюда купорос и пистолет, ведь это все равно, что подлить помоев в бутылку старой мадеры». Это цитата из короткого рассказа Ги де Мопассана «Советы бабушки», где как раз сталкиваются два варианта понимания любви, брака и отношений. Старая логика XVIII века, где царствуют флирт и любовь, а брак служит исключительно общественным целям, и новая буржуазно-романтическая логика – где брак священен, а людей связывают узы великой, единственной и вечной любви (разумеется, результатом такой любви являются стрельба из пистолетов в ветреных возлюбленных, и отравление купоросом мужей).»

Перевод статьи Линды Напикоски о феминистских протестах 1960-х годов в США против конкурсов красоты с рассказом, что именно заставило протестовать, и что вообще не так с конкурсами (кстати, и до сих пор): «Робин Морган и другие активистки из «Радикальных женщин Нью-Йорка» утверждали, что «Мисс Америки» стремится «создать неизгладимый образ в нашем сознании, согласно которому женщины являются угнетаемыми, а мужчины — угнетателями». Женское освободительное общество обвиняло конкурс в поощрении самых распространенных стереотипов в отношении женщин. Конкурсы красоты стали весьма опасным способом заменить ценность таких личных качеств, как решимость, индивидуальность, целеустремленность и образованность, ложными надеждами, культом потребления и «ролью с низким статусом и на высоких каблуках».» Оригинал (англ).

Психолог объясняет, почему порой не получается влюбиться и завести отношения, — причины бывают самые разные, включая отсутствие времени и сил, идею, что отношения обязательно должны включать в себя секс, воображаемых интернет-друзей и давление общества: «Мы впитываем чужие идеи и мнения: сказанные кем-то когда-то слова начинают жить собственной жизнью внутри нас. В результате, сопротивляясь навязанным стереотипам, мы на самом деле ведем спор уже не с реальным человеком, а со своим внутренним голосом. Это он говорит нам перед сном: „Надо жениться. Надо влюбиться. Надо быть хоть с кем-то“. Поэтому исправить ситуацию способен не протест, направленный вовне (назло обществу не буду вступать в отношения), а желание разобраться, почему нам кажется, будто чьи-то слова могут оказать на нашу жизнь значительное воздействие».»

Как в России работает гей-френдли бизнес — тематический туроператор был вынужден отказаться от телефона, ЛГБТ-кинофестиваль постоянно сталкивается с попытками развалить работу, а пиарщица клуба для женщин говорит, что все отлично, правда, посетительницу на улице могут и избить: «Если честно, люди нетрадиционной ориентации довольно ограничены в плане отелей и клубов. У других есть выбор, а здесь приходится брать то, что есть. Директора отелей стараются по минимому вложиться в место, потому что понимают, что на безрыбье и рак — рыба. Часто гей-отели находятся не в самых красивых местах, стандартно оборудованы, а стоят порой дороже. Так, например, в Мексике на весь Канкун всего два таких отеля: один накручивает ценник просто потому, что он для геев, а второй — потому что работает по системе «всё включено». В Ситжесе и в Стамбуле гей-отель будет стоить в три раза дороже, если он расположен ближе к тематическому клубу.»

Отличная колонка, суммирующая вопли вокруг публичного кормления грудью, — гонителей на ГВ мучают чужие проявления беззаботности без чувства бесконечного стыда перед всеми вокруг, контролирующего общество: "Посмею утверждать, что исторически мы все плаваем в нечеловеческом количестве стыда буквально за все. И отказ стыдиться – чуть ли не смертный грех. Если ветром женщине задерет юбку, она застыдится и одернет ее, и ее простят. Если женщина посмеет выйти без юбки, то она становится бесстыдницей. То есть общество зорко блюдет эту круговую поруку стыда, и наказывает тех, кто смеет не стыдиться. И еще один интересный момент. Мужчины и женщины в патриархальном обществе реагируют на стыжение по-разному. Мужчины склонны чаще проявлять агрессию и нападать на то, что вызывает в них чувство стыда. Женщины пытаются от стыда спрятаться, скрыться, уменьшиться, избежать, быть всячески хорошей, удобной, покладистой. Поэтому настолько тяжело избавиться от “самадуравиновата” – эта конструкция поддерживается со всех сторон."

Как в России живут женщины, пострадавшие от порномести (это такое явление, когда личная переписка, фото и видео вываливаются в публичный доступ), с комментарием юриста, который поясняет, что в стране нет специального законодательства, но вообще-то обидчика засудить можно: «Если рассматривать «порноместь» как материалы интимного характера в отношении лица в связи с желанием ему за что-то отомстить, то такие действия злоумышленника подпадают под статью 137 УК РФ — нарушение личной неприкосновенности. Это распространение любых материалов и данных о лице, которые это лицо желает скрыть и не хочет разглашать ни при каких обстоятельствах. Это могут быть в том числе сведения о сексуальной (интимной) жизни. Предусмотренное наказание по такой статье —  до двух лет лишения свободы. Но реально посадить человека за подобное преступление шансов мало. Если же злоумышленник решил шантажировать жертву и грозит выложить имеющиеся у него интимные фото или видео, если жертва ему не заплатит или не совершит в отношении него какие-либо действия, то это уже вымогательство — статья 163 УК РФ.  Минимальная планка по части данной статьи уже до четырех лет лишения свободы. В последнее время возбуждается все больше дел о нарушении личной неприкосновенности. Взять хотя бы Калининградское дело, которое я вел. Неудавшийся ухажер подстроил секс девушки с его знакомым, заснял сцену на видео и выложил в интернет. Подсудимый получил наказание в виде 150 часов обязательных работ, он также заплатит по иску потерпевшей 200 тысяч рублей.»

Небольшое исследование, почему размерные линейки и лекала у разных одежных брендов так различаются, — опираются на разные демографические группы и собственное представление о прекрасном, а попытки когда-то построить размерные сетки по результатам массовых измерений страдали из-за ошибок в методологии: «Для исследования Шелтон и О’Брайн пригласили около 15 тысяч бедных женщин, которым платили за участие деньги; статистики не учли, что после экономических кризисов изменится качество жизни населения и люди наберут вес. В итоге был сформирован стандарт, который неофициально назывался «песочными часами», он лёг в основу лекал, под которые женщины подгоняли себя почти тридцать лет — с 50-х, когда он был принят, и до 80-х, когда был упразднён как неработающий. Несостоятельность подхода доказало исследование, которое провела частная Корпорация технологии текстильной одежды: среди их 11 тысяч респонденток в возрасте от 18 до 80 лет тем самым параметрам соответствовали 8 %, для подавляющего же большинства было выделено около семи типов фигуры.»

Грустная история о Елене Илларионовой, обвиненной в телефонном терроризме за ложное сообщение о заложенной в роддоме бомбе, — муж отправлял ее на аборт, и она пыталась отвертеться хотя бы таким образом, поскольку хотела четвертого ребенка, но многодетным семьям в России слишком тяжело выживать: «По словам Казьмина, «Лена какие-то действия всё-таки предпринимала, показывала мне бумажки. Делала вид, что была у врача, просила отвезти её». Илларионова понимала: надо прожить три недели, а дальше аборт уже будет делать нельзя. «Но я бы не потянул», — несколько раз повторяет Казьмин. Он говорит, что зарабатывает таксистом около пятидесяти тысяч рублей в месяц: половина уходит на аренду машины, половина на еду. «Я с удовольствием оставил бы ребёнка, но сегодня в Костроме есть работа, а завтра — нет. Вы знаете, сколько стоит каша? 130 рублей упаковка. А мелкой её на два дня хватает, — объясняет Казьмин. — Тяжело бы было, мы бы одним хлебом с водой питались, а так мы питаемся нормально». Он молчит почти минуту, а после добавляет: «Мясо каждый день у нас».»

Светлана Анохина о правах женщин на Северном Кавказе — их попросту нет, и когда говорят, что женщин там всерьез уважают, на самом деле речь о том, что заставляют жить по единственному шаблону, причем такие настроения только усиливаются: "Два года назад группа ученых из Института экономической политики им. Е. Гайдара под руководством кандидата экономических наук Ирины Стародубровской проводила исследование ценностей дагестанских мусульман. Оказалось, что в неспокойном Дагестане 60% опрошенных чувствуют себя защищенными, и 85% на вопрос о счастье ответили «счастливы» и «скорее счастливы». В анкету также были включены вопросы, касающиеся семьи и взаимоотношений с детьми. Выяснилось, что люди старшего поколения вполне лояльны к работающей женщине. 90% позволили ей работать, если есть, с кем оставить детей. А вот среди молодых процент оказался ниже. Всего 64%. И самый низкий, 59% – у последователей «нетрадиционного ислама», так называемых салафитов. Но они же оказались более терпимы к женской инициативе по поискам мужа – 33%, в то время как в группе «секуляризированных мусульман» лишь 9% сочли это допустимым. И наконец, вопрос, касающийся учебы. Были даны вводные – сын бездельник, дочка отличница и отец семейства, у которого денег хватит лишь на одного. Отправить учиться дочь предложили 59% опрошенных, но среди молодых цифра ниже – 49%. Предоставить выбор ей самой согласились 40% – и 19% ответили, что надо бы выдать ее замуж."

Рассказ о семнадцати женщинах в истории, не прятавших свои романы с женщинами, — писательницы, художницы, суфражистки, актрисы, военнослужащие, аристократки-садоводы и даже клоунесса, которую писал Тулуз-Лотрек: «Роберта Коуэлл была пилотом истребителя британских ВВС во времена Второй мировой войны. Также она была автогонщицей, участвовавшей в Гран-при. Она родилась мужчиной и стала одной из первых, кто перенес операцию по смене пола. Это произошло в далеком 1951 году. После операции ей больше нельзя было участвовать в автомобильных гонках Гран-при, но она продолжала активно тренироваться и победила в гонке Shelsley Walsh Speed Hill Climb в 1957 году.»

Чтение на выходные

0

Подробный разбор Риты Логиновой, кто противостоит секспросвету в Новосибирске, почему пропагандируют воздержание (цитата: «гидра секспросвета»), и чем на самом деле сеспросвет там занимается — не осуждает подростков, а помогает разобраться в жизни и навыках ее сохранить и улучшить: «Ни один родитель, участвующий в «Пятнашках» (а без них подростки в программу не входят), не обвинил «Гуманитарный проект» в растлении детей или в том, что после тренинга ребенок «вконец распоясался». Оценка влияния программы, проведенная социологами, показала позитивные изменения в семьях: подростки и родители стали больше общаться друг с другом, у них появились новые темы для разговоров. Это при том, что в программу часто набирают кризисные семьи, в которых уже проявились сложности в детско-родительских отношениях или дети находятся на учете полиции или наркологов.»

Полное полезных ссылок исследование явления «дикпик» (рассылки фото пениса) — женщины это ненавидят, мужчины считают, что делают комплимент, когда шлют, об этом пишутся научные работы и делаются арт-проекты, — но явно не освещен загадочный вариант, когда присылают не свой пенис (мне самой такое присылали: погуглишь, а оказывается, что это очень популярный член из интернетов): «Британское агентство исследования общественного мнения YouGov в начале 2018 года опросило около четырёх тысяч человек и выяснило, что примерно 40% женщин в возрасте от 18 до 36 лет когда-либо получали дикпики, о которых никого не просили. Каждый пятый мужчина признался, что отправлял такие фото по согласию женщины. И всего каждый двадцатый отметил, что делал это внезапно для адресата. Если говорить о женщинах, которые сами просили отправить им фото пениса, то таких оказалось всего 12%. В 94% случаев, то есть почти всегда, их желания были исполнены.»

Младшая жена, исламский психолог, проректор исламского университета и философ рассуждают о многоженстве в Татарстане — как себя при этом чувствуют первые жены, зачем это мужчинам, и действительно ли это форма благотворительности, как некоторые считают: «Тогда же встает серьезный вопрос о первой жене. Нужно получить ее добровольное согласие — настоящее добровольное согласие. А если она соглашается из-за боязни потерять большее? Скорее всего за время брака она родила больше двоих детей, практически все время не работала, и ей просто некуда идти. И она соглашается. Чаще всего это происходит именно так. Если вы берете замуж вторую жену, называйте вещи своими именами — значит, вам хочется не только делать доброе дело, но и разнообразить жизнь. А это уже религия не поддерживает. Зачем плодить ревность и терзания для любимого человека? Можно же сказать жене, что «вот, живет у нас соседка, бедная, несчастная. Давай будем ей помогать». Да жена первая соберет вещи, деньги и отнесет соседке.»

Список из девяти книг и книжных серий о гендерном неравенстве, которые стоит прочитать в России всем, — рекомендуют писательницы, издатели, критики, художницы и ученые: «Различные международные индексы показывают, что в Исландии наименьшая в мире разница в положении между полами. В «НЕ/СПРАВЕДЛИВОСТИ» есть история про «Длинную пятницу» — невероятно успешную демонстрации силы, которую в 1960-х провели исландские женщины и навсегда изменили гендерные порядки в стране. Они всего лишь на один день полностью прекратили работать и вышли на демонстрацию. Мамы оставили детей их отцам, бабушки не присматривали за внуками, перестали работать булочные и столовые, гостиницы и школы. Мужчины тоже не смогли выйти на работу — куда же деть детей? Им пришлось самим готовить себе завтрак, обед и ужин. А главное, они увидели, что означает таинственное словосочетание «невидимая работа.»»

Длинный и печальный отчет проекта «Правовая инициатива» о практике калечащих операций на половых органах девочек (КО), которое иногда называют женским обрезанием, — в основном делают аварцы в Дагестане, но и в других местах тоже, от КО страдают более 1200 девочек каждый год, мужчины рассматривают это как данность, делают всегда женщины, КО производится из страха перед женской сексуальностью: "В нашем первом отчете мы показали, что КО в Дагестане делают девочкам преимущественно в раннем детстве — до трех лет. В ходе КО частично или полностью удаляют клитор или повреждают его с помощью надреза или насечки. КО производят в антисанитарных условиях ножом, ножницами, лезвием, иглой или иными доступными инструментами. КО может иметь различные кратковременные и/или долговременные последствия для здоровья. Женщины-респондентки заявляли о сильных болях, инфицировании, шоке, психологических травмах, долговременных гинекологических проблемах и осложнениях при родах, которые в дальнейшем негативно сказываются на матери и ребенке. Известно, что КО может повлечь смерть потерпевшей."

Полина Аронсон про эмоциональный капитализм, в котором даже отношения должны подчиняться логике эффективности, а расставание — повод воспользоваться еще одним мобильным приложением, чтобы избежать непродуктивной боли: «Готовность в любой момент прервать отношения, которые больше «не удовлетворяют» или, как говорит мой мастер по маникюру, «приносят негатив», является ключевым навыком эмоционального капитализма. В способности к расставанию современный человек может проявить свою полноценность и свое соответствие самым фундаментальным неолиберальным ценностям: самооптимизации и самодостаточности. В поп-психологии окончание любви — это тренажер для отработки детских травм, отмаливание первородного греха зависимости. Неудивительно, что диктат «правильного расставания» едва ли не сильнее диктата «здоровых отношений». Расставание стало той лакмусовой бумажкой, которая выявила побочные эффекты эмансипации. Эстер Перель, психотерапевт и автор нашумевшей книги о супружеской неверности, пишет: «Если раньше постыдным считался развод, то теперь постыдным считается продолжать отношения, которые можно не продолжать. Вспомните Хиллари Клинтон, которую многие женщины осудили за мнимое отсутствие самоуважения. <…> Наличие нового билля о правах делает исполнение этого билля обязательным». Развод перестал быть стигмой — и это прекрасно. Однако в стигму превратилась привязанность — и об этом стоит задуматься.»

Что такое микроизмены в онлайн-мире, и насколько жизнь стала сложная, — лайки партнера под чужими фото порой рассматриваются как диалог, в который тебя не позвали: «Например, „общению с бывшим“ одного из партнёров судьи поставили 3/5, строительству „платонических отношений“ онлайн — 4/5, а поддержанию активности в Tinder и на прочих сайтах знакомств — рекордные 10/5. При этом за многочисленные „лайки“ фото третьих лиц эксперты поставили две оценки: 2 из 5 — днем и 5 из 5 — вечером. А вот фантазии о других людях не вызвали ни малейшего осуждения Коллинз, Ходжсон и Граффа: все три эксперта в один голос сказали, что это нормально и неизбежно для любого человека, такое невозможно запретить, а значит и состава „микро-“ и „макроизмены“ там нет.»

Мужчины рассказывают, где в 1990-х и начале 2000-х искали объекты для мастурбации — порно было доступно не всегда, зато газеты, видеоигры с квадратными героинями и фотографии Spice Girls помогали додумывать все остальное, и после прочтения становится ясно, что объектом способно стать вообще все, от самих персонажек это слабо зависит: «Уже не помню, как именно, но каким-то чудом подобная колода (только с барышнями) осела у меня — я точно ее не покупал и ни у кого осознанно не «зажимал». Среди мальчишек, окружавших меня тогда, ходило немало легенд об этих картах. Что-то в духе «если хочешь, чтобы такая баба дала тебе через три года, поссы на карту с ее фотографией и спрячь там, где никто не найдет». Как любой сексуально озабоченный подросток, я легко подвергался влиянию таких мифов, в результате чего припрятал целый горшок мочи, в котором булькали разъехавшиеся от влаги и соли карты.»

Рецензия на фильм «Не прикасайся» (Touch Me Not), режиссер - Адина Пинтилие, фильм получил «Золотого медведя» в Берлине, а российским зрителям не понравился, потому что герои пытаются разобраться со своей телесностью и сексуальностью, но не выглядят как модели и победители постельных соревнований: «Любовь к своему телу для многих по-прежнему возможна, только если это тело — красивое и физически полноценное. Эта точка зрения распространена и в России. Реакция отечественных критиков это подтверждает. Они пишут о желании «наконец увидеть фильм, посвященный проблемам не тех, кто только разбирается со своей сексуальностью, а тех, кто уже успел ее раскрыть» (Денис Рузаев в Lenta.Ru) и считают награждение «Не прикасайся» однозначной победой темы телесности в плохом смысле этого слова над духом (Светлана Хохрякова в «Московском комсомольце»).»

Судзуки Судзуми, написавшая книгу «Социология порноактрис», рассказывает о коммерциализации сексуальности, которая встроена в японскую жизнь, и о том, как порнобизнес формирует необходимость для актрис придумывать себе образ свободной и раскрепощенной женщины, иначе просто не добиться профессионального успеха, и все равно традиционное общество говорит о своих ценностях: «Если мы заглянем ещё дальше, то увидим, что сама эта система индустрии, которая порождает таких женщин, в очень большой степени отражает общественный запрос. Например, очень редко бывает, что популярность актрисы взлетает впоследствии, – обычно наибольшую ценность представляют собой дебютные съёмки, после чего цена на неё постепенно снижается. В этом проявляется распространённый среди аудитории «культ невинности», когда молодость актрисы, её новизна и отсутствие у неё опыта повышают её ценность в глазах зрителя. Как бы ни совершенствовала актриса свою технику (например, действовала согласованно с перемещениями камеры, научилась играть активную роль в лесбийских сценах, умела сексуально говорить в постели, быстро ухватывала режиссёрский замысел и могла играть возбуждение и т. п.) – гонорар почти никогда не растёт пропорционально навыкам. Скорее, наоборот – с каждой новой съёмкой, чем большее время проходит с момента дебюта, тем гонорары становятся ниже, а нагрузка, которой от неё требуют во время съёмок, возрастает. Это объясняется тем, что для зрителя ценность актрисы заключается не в её технике или опытности, а в смущении, которое она испытывает, участвуя в съёмках впервые, в её юной невинности.»

Анна Родина выяснила, чем занимаются сексологи в России, почему так много шарлатанов, как понять, попался ли тебе адекватный специалист, и почему этические комиссии у нас не работают — например, местное профессиональное объединение врачей-сексологом считает нормой парность и гетеросексуальность: «Контакты сексолога он нашел в интернете, прочел несколько его статей и записался на консультацию. То, что прием был назначен у специалиста дома, его не смутило — не с чем было сравнивать. «Мы сели друг напротив друга, я представился и сказал, что идентифицирую себя как бисексуальную женщину — тогда ощущал себя именно так». Он вспоминает, что сексолог сразу в этом усомнился. Врач заявил, что бисексуальные женщины непременно хотят заниматься с партнершами проникающим сексом — с помощью рук. Такого желания у Райана не было. Он вспоминает, что специалист называл его уменьшительной формой его женского имени, а в качестве решения проблемы «с разрядкой в сексе» предложил сделать массаж.»

Саша Казанцева о том, что миотонический оргазм — отличная штука, если вас все с ним устраивает, а вот российскисе сексологи придумали, что это вредно, потому что не готовит женщину к пенисовагинальному контакту: "«„Дезадаптивной“ мужской мастурбацией называют то, что мешает самому мужчине — например, когда он предпочитает заменять мастурбацией значимые дела. В то же время женской „дезадаптивной“ мастурбацией считается то, что, условно говоря, „отучает“ женщину испытывать оргазм от проникающего вагинального секса», — комментирует Мария Давоян. Для мировой сексологии разделение оргазмов по типам лишь условность, однако в российской традиции любая невагинальная стимуляция считается «дезадаптивной» — и самостимуляция струёй воды из душа, и трение о поверхности, и анальная стимуляция. «К счастью, — говорит Давоян, — не все сексологи в России используют понятие дезадаптивной мастурбации. Те, кто читает релевантные статьи на английском и постоянно повышают свой уровень знаний, оставаясь „на волне“, не склонны оперировать этими терминами»."

Мари Жюли о женщинах Сирии, противостоящих насилию и угнетению все годы войны и думающих не только о выживании, но и о том, зачем оно нужно: "Одной из первых женских инициатив стало создание Местных координационных комитетов — сети низовых объединений, с 2011 года проводивших мирные демонстрации по всей стране и первыми сообщавших международному сообществу о преступлениях — как со стороны правительства, так и со стороны оппозиционных вооруженных групп. У истоков сети стояли женщины: Разан Зейтунех и Самира Халил. Они практически в одиночку запустили первый в стране независимый Центр документирования нарушений прав человека и вели поименные списки заключенных, убитых и подвергнутых насильственным исчезновениям."

Геи и лесбиянки рассказывают об обстоятельствах, вынудивших их на фиктивный брак в России — давление родственников, собственное желание детей и невозможность открыться обществу, — причем некоторые обманывают не только окружающих, но и супругов: «Вначале все было нормально, я тщательно скрывал от жены своих знакомых «по теме», но потом стал часто задерживаться, секс у нас пропал, и жена начала подозревать, что я ей изменяю. Как-то она увидела меня на тематическом сайте, а потом прочла СМС от парня. А недавно узнала, с кем я ездил отдыхать. Но я ей все равно не признаюсь, говорю, что она все выдумывает. Я бы сказал правду, но у жены очень длинный язык: может рассказать об этом родственникам и друзьям. От меня не только родные отвернутся, это и на моей карьере скажется. И мой парень — личность публичная, ему такая реклама боком выйдет, да и девушка у него есть. Мне большинство моих парней говорили: «Да плюнь ты на все и живи своей жизнью, не скрываясь!» Но я так не могу, детей бросать не хочу. Живем с женой как кошка с собакой, но при детях не ругаемся. Я ей уже предлагал завести отношения на стороне, а она в ответ: «На фиг мне такая семья!» Жена постоянно старается сделать мне больно. Дома мы почти не общаемся, но, как только я выхожу за порог, она пишет мне эсэмэски типа «На свидание собрался?», хотя я просто в магазин пошел.»

Чтение на выходные

0
Мари-Од Мюрай «Oh, boy!»

Список из девяти книг, которые помогут подросткам справляться с пониманием ужасов жизни — травля, смерть, тюрьма, зависимости, развод и нападки на гомосексуальность: «В книге «Не/Справедливость» Ники Дубровской собраны истории и мнения людей, которые не считали сложившийся вокруг них порядок правильным. Суфражистки, школьники из Сан-Паулу, Махатма Ганди, Анджела Дэвис, декабристы, Эдвард Сноуден и другие герои выбрали путь борьбы против разных, но одинаково несправедливых вещей. Кроме вдохновляющих историй, здесь есть и необычные домашние задания: написать нобелевскую речь о справедливости, нарисовать плакат для суфражисток, подумать, какой могла бы стать наша страна, если бы к власти в 1917 году пришли женщины.»

Олеся Герасименко о ситуации в Белгородской области, где губернатор воцерковился и прикладывает усилия, чтобы заставить женщин рожать — сроки допуска до аборта затягиваются, женщин запугивают и уговаривают, заставляют ходить к священникам, а еще происходит то, о чем я писала в декабре, когда разделили общую гинекологическую лицензию и лицензию на прерывание беременности — бюджетная областная клиническая больница от последней отказалась, и аборт там сделать просто нельзя: «Аборт в Осколе стоит 8-10 тысяч рублей. Сначала Галина с мужем думали взять кредит, потом отложили покупку формы и тетрадей к первому классу для старшей дочери. Уже в день операции Галину снова начали отговаривать. Она забыла принести с собой расшифровку УЗИ, и медсестра стала говорить ей, что это ей знак, „чтобы шла рожать“. Когда пациентка легла в кресло, врач напомнила, что „все проблемы решаемы“ и предложила уехать домой. После операции Галина лежала в палате перед плакатом с надписью „Мамочка, оставь мне жизнь“. Несмотря на то, что подруги и знакомые ее с мужем поддержали, семья задумалась о переезде в Москву или Петербург: „В нашей области слишком давит атмосфера. Скоро вообще выбора никакого не будет“. „Никто женщину ни к чему обязать не может“, — говорит председатель антикризисного центра для женщин в Старом Осколе Юлия Углянская. К психологам „Ангела“ приходят на прием перед абортом. „Наша задача — помочь женщине в трудной ситуации. Мы не давим, никого не уговариваем. Мы пытаемся помочь принять сложное, но верное для женщины решение. Потому что уничтожать наших детей — бесчеловечно“, — рассказывает Углянская.»

Перевод для телеграм-канала like adults видеообзора секс-блогерши Эрики Лайней об игрушках для людей с особыми потребностями — сниженная чувствительность, затруднения при удерживании девайса, слабая эрекция, низкая мобильность и другие проблемы можно решить при помощи устройств из секс-шопов, плюс подборка ссылок с полезными советами: «Хочу отметить: я ни в коем смысле не специалистка по ограниченным возможностям. Да, у меня есть неврологическое заболевание, которое влияет на мою жизнь во многих её сферах, но секс никогда к ним не относился. В этом видео я соединила свои обширные знания индустрии секс-игрушек с огромным количеством исследований по теме ограниченных возможностей и со вкладом моих подруг с инвалидностями — и составила список из 30 продуктов с функциями, небесполезными при целом перечне физических ограничений.» Оригинал (англ).

Про свадьбу принца Гарри почти все уже забыли, но вот вам список несчастий, случившихся на европейских королевских свадьбах, до и после — от незастегнувшегося платья до заключения обещаний жениться на еще не родившемся ребенке, а некоторых так и вовсе могло вырвать прямо на свекровь (так что у Гарри с Меган еще нормально все прошло): «Несмотря на выбор Георга II, Августу трудно было назвать подходящей кандидатурой на роль принцессы Уэльской. Принцессе было 16 лет, и она не знала ни английского, ни французского. Ей советовали пройти языковый курс по ускоренной программе, но Магдалена Августа Ангальт-Цербстская, ее мать, сочла это лишним, потому что британская королевская семья была родом из Германии и все ее представители прекрасно знали немецкий язык. Она оказалась права. Во время свадебной церемонии невесте все переводила королева Каролина. Волнение юной принцессы было вполне объяснимо. Будущего мужа, который был старше ее на 13 лет, она впервые увидела 25 апреля 1736 года в Гринвиче, куда прибыла на королевской яхте «Уильям и Мария». Времени получше узнать будущего супруга не было — свадьба состоялась 8 мая в Королевской часовне Сент-Джеймсского дворца в Лондоне.»

Список вопросов, поднимаемых женским секс-туризмом — почему женщины предпочитают думать, что едут за романами, а не за сексом, как это связано с колониализмом, и почему женщины порой занимаются самообманом: «Подобный «обман зрения» нередко приводит к разочарованиям. «Эти парни часто говорят о белых женщинах так, словно мы старые и отвратительные. Я думала, что Деррек меня уважает и действительно любит, пока я не услышала, как он смеётся надо мной с другими парнями», — рассказывает Дун об издержках своего курортного «романа». Пока некоторые женщины не понимают или не хотят понимать, что толкает к ним местных молодых мужчин, последние прекрасно осознают свои мотивы и между собой называют секс-туристок «бутылками с молоком».»

Интервью с Алексеем Гусевым, секретарем координационного совета «Национальной родительской ассоциации», протащившей в школы уроки семьи, — занятия начнутся в новом учебном году, учить планируют воображаемому старорежимному укладу, но как, не очень понятно, у спикера каша в голове: «По исследованию, которое мы проводили, молодежь выступает категорически против каких-либо сексуальных измен в браке. Мы стали копаться глубже, узнавать — почему, и выяснили ключевой пример: банальность (то есть, десакрализация) и доступность секса, и этот принцип «мы уже нагулялись до брака, зачем портить что-то в браке»… Вот оно, понимаете, из некоего такого сакрального, подсознательного и тайного, таинственного, перешло в стадию банально-повседневных категорий.»

Как сталкинг (преследование) влияет на переживших — расстройства психики и меняющаяся жизнь, даже когда все закончилось: «Мерсер встретилась с психологом и получила диагноз – посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), депрессия и тревожность. «ПТСР характеризуется четырьмя комплексами симптомов, – говорит Квандра Чефферс, дипломированный соцработник. – Один из них связан с ощущением повторения травмы или опасного для жизни события. В него могут входить ночные кошмары, флешбэки и переживание эпизодов сталкинга». Другой комплекс, объясняет Чефферс, связан с отрицательными убеждениями, например, «я больше не могу никому доверять» и «мир небезопасен». Люди, пережившие сталкинг, также могут быть «беспокойными и легко заводиться».»

Объяснение, почему так называемый гей-радар (уверенность, что можешь определить квир-человека) одним помогает чувствовать себя увереннее («вижу таких же, как я, мы не одиноки»), но других только укрепляет в стереотипном мышлении: «Концепция «гей-радара» строится на том, что некоторые стереотипы в отношении ЛГБТК+ — правда, и по этим стереотипам можно определить идентичность людей. Думаю, вы со мной согласитесь, что стереотипы — это, в принципе, не очень хорошая вещь. Стереотипизация означает обобщение, и в большинстве случаев она приводит только к новым предубеждениям. «Бисексуальные люди просто еще не определились», «все транс*люди гетеросексуальны», «все геи интересуются модой и шопингом», «все лесбиянки выглядят маскулинно», а ещё «женщина, которая коротко постриглась, точно не гетеросексуалка», — все эти утверждения не соответствуют действительности. Они исходят из гомофобии, как внешней, так и внутренней, и приводят к ней же.»

Феминизм на пальцах — глянцевый журнал рассказывает, почему окружающее нас общество работает как-то не очень, и почему высказывания женщин о женщинах тоже надо фильтровать: «Советы, которые они дают, поражают и возмущают одновременно. Ольга Валяева, например, рассказывает о том, как копить мифическую «женскую энергию» (спойлер: носить юбки и вести дневник «благодарности мужу»). Гуру межличностных отношений Денис Байгужин учит женщин, как правильно «разводить» мужчину на дорогие подарки и что делать, если ваш объект охоты схватят «нищебродские судороги». Чтобы было понятно всем, свои рекомендации коуч щедро сдабривает сочным матом. Дальше всех пошла некто Мила Левчук. На ее сайте, который помпезно именуется «институтом женского достоинства», подробно описываются три женских типажа: женщина-плюс, женщина-ноль и женщина-минус. «Плюс» успешна в личной жизни, она «та самая гадина, которой дарят подарки»; «ноль» — это жена алкоголика, а «минус» — карьеристка, конкурирующая с мужчиной «на его территории». Все эти курсы, какими бы полезными они ни казались, не имеют никакого отношения к реальности: их цель — относительно честное выкачивание денег из ваших карманов.»

Как в Швеции решают проблему ВИЧ — от профилактики и раннего выявления до формирования общественного мнения и повсеместного внедрения терапии: «90% людей с ВИЧ в стране знают, что они больны. Из этих 90% 95% получают лечение. И из 95% пациентов в 95% случаев люди живут с подавленным вирусом. А с подавленным — это как? А вот как. В 2016 году в престижном медицинском журнале JAMA опубликовали результаты большого исследования, где на тысяче с лишним пар из 14 стран Европы было показано: за четыре года при незащищенном сексе с ВИЧ-положительным партнером, принимающим необходимые лекарства, не было выявлено ни одного случая заражения. А это значит, что у семи из десяти всех ВИЧ-положительных людей в Швеции совершенно обычная жизнь. Они работают, отдыхают, создают семьи, растят детей, доживают до старости — и все это практически без риска передать вирус или быстро получить СПИД, последнюю, трагическую стадию развития болезни.»

Австралийская фотохудожница Морганна Мэги поехала в Мексику снимать в приюте детей женщин, занимающихся проституцией, и подружилась с ними, пока делала большой фотопроект: «Я провела много времени с Мануэлем — мальчиком с синдромом Дауна. Его мать родила его слишком рано, он стал для неё непосильной ношей, и в четыре года она сдала его в приют, чтобы он учился и социализировался. Когда я встретила его, ему было девять и в нём не осталось ничего, что говорило бы о его первых четырёх годах жизни. Он смешной, милый и невероятно непослушный. Я была мгновенно им очарована. Надеюсь, когда люди смотрят на эти фотографии, они немного влюбляются в этих ребят, как и я. Я не хотела сосредотачиваться на том, как они здесь оказались. Эти дети счастливы и любимы, и для меня было важно показать то, что я видела, а не то, что должна была увидеть.»

Перевод для телеграм-канала «Ведьмина чаша» рассказов о менструации, когда ты не женщина, и проблемах, с которым сталкиваются трансгендерные и небинарные люди — сложности обсуждения явления, усиление давления и увеличивающееся неприятие собственного тела: «Они считаются вещью «только для женщин». Но это не так. У некоторых мужчин бывают месячные. Если ты мужчина и ты ничего не можешь поделать с месячными, смирись и поработай над своим эмоциональным комфортом. Это естественный процесс и тут нечего стесняться.» Оригинал (англ).

Как рожают в Норвегии — что говорят врачи, как устроены роддома, почему для них не существует «тонус матки», и как традиционно участвуют отцы: «Лучше декрета, чем в Норвегии, не придумаешь. Оба родителя получают право на перерыв общей продолжительностью в 49 недель, во время которых выплачивается 100% заработной платы. Эти 49 недель родители могут поделить между собой как угодно, но отцам отводится жесткая квота в 10 недель, которые нельзя передать матери. Плюс к этому – еще по 5 недель отпуска на каждого из родителей. Оплачиваемого. Есть еще вариант растянуть декрет на 59 недель с 80% зарплатой. При желании в декрет можно выйти за три месяца до родов, но я не знаю никого, кто бы так поступил. Логика такая: гораздо лучше провести это время с ребенком. Но за три недели до предполагаемой даты родов, хочешь не хочешь, в декрет выйти придется, таков местный закон.»

Уже середина 2018 года, но это не повод не оглянуться назад, чтобы посмотреть на подборку материалов «Теорий и практик» за 2017 год о проблемах женщин в историческом контексте, эти тексты еще долго не устареют: «Когда женщин в парламенте становится на 5% больше, вероятность того, что страна будет применять силу в международном конфликте, снижается в пять раз, утверждает профессор политологии Миннесотского университета в Дулуте Мэри Каприоли. С другой стороны, исторические исследования показывают, что государства, которыми управляла королева, чаще воевали (правда, обычно они не нападали, а оборонялись). «Теории и практики» опубликовали материал о том, станет ли в мире меньше войн, если у власти будут женщины.»

Чтение на выходные

0
Нан Голдин, «Джимми Палетт и Табу в ванной»

Наталья Горожанцева рассказывает о Нан Голдин — знаменитой фотохудожнице, сильно повлиявшей на современную визуальную культуру, и цикле ее работ «Баллада о сексуальной зависимости»: «В своих работах Голдин часто обращается к теме гендера, размывая грань между мужским и женским полом. Она фиксирует перевоплощения мужчин в женщин, подчеркивая абсолютную естественность и самодостаточность этой травести-культуры. Сама Голдин пишет: «Совершенный мир был для меня местом абсолютной андрогинности, где человек не мог знать ничего о поле своего партнера до тех пор, пока не окажется с ним или с ней в постели».»

Как Дарвин, Фрейд, Фромм и Энгельс высказывались о любви, и как она проявлялась в их собственных жизнях, а не только в декларации: «Фридрих Энгельс и сам придерживался философии свободы выбора. В 40-х годах XIX века он познакомился с сестрами Мэри и Лиззи Бернс. Мэри стала его гражданской партнершей: Энгельс жил с ней примерно 20 лет, а официально они поженились всего лишь за несколько часов до ее смерти. Отношения со второй сестрой Бернс развивались по схожему сценарию: 15 лет совместной жизни и регистрация брака перед смертью возлюбленной.»

Список благотворительной отработки свадьбы Меган Маркл и принца Гарри, или как провернуть все красиво, а кофеварку себе сами купим, — вместо подарков пожертвования на благотворительность, цветы в хоспис, на свадьбу сотрудников благотворительных организаций тоже пригласили: «Композицию, а также букет невесты для свадьбы составляла флорист из Лондона Филиппа Крэддок. В итоге все цветы, которые использовались для оформления свадебной церемонии, Филиппа лично собрала в отдельные букеты для пациентов хосписа. Это были букеты из белых садовых роз, пионов, наперстянки, веточек березы, бука и граба.»

Ксюша Петрова о музах и почему это большое надувательство — музе достается или ее идеализированный образ, ничего общего не имеющий с реальным человеком, или гора работы: «Собственные таланты и желания женщин, живших рядом с великими, часто стираются из их биографии: ведь стереотипная муза — это воплощение пассивной женственности, зеркало, в котором мужчина может видеть и исследовать разные стороны самого себя. Предполагается, что «влиять на великие умы» она должна как бы незаметно, с помощью «мягкой силы»: поддерживать творца в его начинаниях, восхищаться им, подпитывать его самооценку, благосклонно относиться к причудам (например, алкогольной зависимости) и мелким шалостям (изменам или привычке поколотить спутницу жизни при очередном творческом кризисе).»

Юлия Дудкина рассказывает, что именно затягивает женщин в обучение «ведической женственности», и почему на курсах учат и правильным вещам, если научишься их фильтровать (правда, удается это в основном специалистам): «Но, как объясняет психотерапевт Марина Травкова, важно помнить, что любая игра в «хорошую девочку» — это игра по чужим правилам, поэтому заведомо проигрышная. «Идея о том, что можно быть более или менее женственной, придумана патриархальным миром, — говорит Травкова. — Если мужчина заявляет: „Ты носишь кроссовки, а не каблуки, ты не женственная“, — на самом деле это значит „Ты не хочешь быть такой, как нравится мне“». По словам психотерапевта, любое предписывание человеку какой-то «правильной» модели поведения — это способ управлять им, сделать его удобным. Пока женщина учится быть «женственной», она лишь учится быть удобной для мужчин, то есть она управляема мужчинами.»

Нелепые подкаты от знаменитых писателей — поцелуи по ошибке, физическое насилие, запугивания и оскорбления, — но, что характерно для того времени, срабатывало: «Но мужчина настаивал, и было бы неправильно полагать, зная его, что он мог бы так легко сдаться. Звезда, которые он хотел ей показать, были вполне реальными. Он хотел взять ее, ровно как и писателя Бенжамена Кремье, который ее сопровождал, и пианиста-виртуоза Рикардо Виньеса, чтобы продемонстрировать им ночное небо Буэнос-Айреса. И его сила настойчивости наконец победила. И вот они поехали на аэродром. Консуэло села в кресло второго пилота, чтобы ничего не пропустить в этом представлении. После серии акробатических трюков, жестковатых для начинающих, он попросил его поцеловать. Видя, что его подход не приносит результатов, он, как избалованный ребенок, занялся шантажом и угрозами их утопить. Будучи убеждена, что имеет дело с психом, она подчинилась. Самолет наконец выровнялся.»

Рассказ о новом документальном фильме о жизни и смерти Уитни Хьюстон — в процессе съемок выяснилось, что и она, и ее брат подвергались сексуальному насилию в детстве, и это делает историю певицы еще более трагичной: «Ассистентка и подруга певицы Мэри Джонс в интервью для фильма подтвердила это — и назвала имя насильницы. По словам Джонс, это была Ди Ди Уорвик — соул-певица и двоюродная сестра Уитни Хьюстон. Независимо от Джонс Гэри Хьюстон тоже назвал имя Уорвик; об этом режиссеру рассказала и невестка Уитни Хьюстон. Уорвик была старше Хьюстон на 18 лет; она умерла в 2008 году. «Уитни говорила: „Может быть, я сделала что-то не то, и она подумала, что я ее хочу?“» — вспоминает Джонс. Она считает, что пережитое насилие сильно повлияло на жизнь Уитни Хьюстон и заставило ее бояться своего сексуального влечения к женщинам. Джонс предположила, что именно это заставило Хьюстон выбрать традиционную семью — выйти замуж за Брауна и родить дочь.»

Рассказ о восьми женщинах с ограниченными возможностями или особенностями развития, которые меняют мир, — художница, ученая, правозащитница, актриса, спортсменка и другие девушки, демонстрирующие, чего могут добиться ненормативные люди, если им немного помочь или хотя бы не мешать: «Лейсан стала первым в России сертифицированным инструктором с синдромом Дауна по программе Zumba Fitness. Она преподает в Казани как детям, так и взрослым, а ее квалификация позволяет ей проводить занятия и в международных группах. Лейсан ходит в школу танцев, вяжет, понемногу учит английский, принимает участие в концертах и конкурсах талантов — например, в фестивале Inclusive Dance.»

Пользователи отвечают на вопрос «Почему российские гинекологи и акушеры так часто относятся к женщинам плохо?», наблюдается характерный разброс мнений — женщина рассказывают об устройстве системы здравоохранения и личном опыте, мужчины уверены, что женщины сами виноваты: «Российские гинекологи и акушеры так часто относятся к женщинам плохо по той простой причине, что эти и другие женщины на своих рабочих местах и в быту так же часто относятся плохо к акушерам и гинекологам. Мужчины, надо сказать тоже не чествуют российских акушеров и гинекологов, а те платят им взаимностью.»

Сокращенный перевод статьи о трех женщинах, у которых по разным причинам растут волосы на лице, — как они пришли к выводу, что не надо с этим бороться, как с этим живут, и почему вариант нормы так пугает окружающих: «Я оставила в покое усы, и думаю, что имею право не только игнорировать чье-то мнение по этому поводу, но и требовать принятия меня такой, какая я есть. Я не ношу усы в знак протеста, но понимаю, что это — вызов. Людям некомфортно, когда кто-то, кого считают несовершенным, чувствует себя, наоборот, уверенно. Я надеюсь, что давление общества по поводу «канонов красоты» ослабнет. Женщина имеет право чувствовать себя красивой с волосами на лице или без, а общество не должно заставлять нас стыдиться и страдать.» Оригинал (англ).

Писательница Екатерина Шерга объясняет, почему в России не приживается так называемая жанр переживания травмы, а на тех, кто в нем выступает, нападают, — поводом послужила книга Анны Старобинец «Посмотри на него» о потере ребенка, и разбор очень точный: «Единственный выход — максимально обесценить каждое индивидуальное переживание. Чего орешь? Тебе плохо? Тут у всех так! Это делается инстинктивно, чтобы сохранить душевное равновесие. Есть общественный договор: молчи и терпи — так же, как терпят другие. Тот, кто этот договор не соблюдает, воспринимается не просто как нарушитель табу, а как изменник общей идеи, почти дезертир. Вершина такого отношения — высказывание одного моего знакомого, известного политического журналиста, о Солженицыне: «Не понимаю, что в нем хорошего. Миллионы человек сидели в лагерях, но они же это пережили. А ему понадобилось написать».»

Обзор проблем, связанных с анорексией во время беременности — забеременеть может и женщина с уже имеющимся расстройством пищевого поведения, и женщина, у которой оно вроде прошло, но беременность способна вызвать РПП заново, причем окружающие точно так же долго не будут замечать проблем: «Женщины, страдающие анорексией, часто отрицают, что у них расстройство пищевого поведения. «Им очень трудно признать, что у них есть проблема. Они боятся стать мишенью для отрицательных стереотипов, а также потерять контроль, – утверждает де Йонг. – А если их окружение в ответ говорит что-нибудь вроде «просто начни снова нормально есть, придёшь в норму», они чувствуют себя неправильно понятыми. Люди из ближайшего окружения больного с анорексией часто видят проблему только тогда, когда она становится [заметной], а к тому моменту всё уже идёт наперекосяк».»

Психолог Екатерина Петрова объясняет, почему ЛБТ-женщины на Северном Кавказе вдвойне бесправны — они не только уязвимы по всем позициям, но их еще и не замечают российские СМИ: «Некоторые правозащитники считают, что лесбиянкам и бисексуальным женщинам живется легче, чем геям — в том числе, в северокавказских республиках. Тот, кто понимает, как действует пересечение дискриминаций, догадается, что все наоборот. Проблемы людей, относящихся одновременно к нескольким уязвимым группам, гораздо более «невидимы». Это создает впечатление, что проблем нет. Речь о тех, кто относится к трем группам: 1. они негетеросексуальны; 2. они женщины; 3. они принадлежат к культуре, где права женщин ограничены и где при несоответствии шаблону «правильной девушки» ее жизни грозит опасность.»

Список из 16 женщин-режиссеров, который нужен не для того, чтобы парировать нападки вида «а хороших-то режиссерок и нет!»,а чтобы знать, где смотреть отличные фильмы, — как новые, так и снятые не одно десятилетие назад: «Самая известная женщина-режиссер из Латинской Америки прошла долгий путь от коротких метров после учебы в киношколе Буэнос-Айреса до прославившего ее дебюта «Болото» об отношениях внутри одной не слишком счастливой семьи тети и племянницы, вынужденных вместе проводить лето в болотистой местности в окружении шумных детей и нерасторопных слуг. Следующий фильм Мартель «Святая девушка» исследует отношения молодых девушек с собственным телом, церковью и богом, а «Женщина без головы» ставит вопрос о природе памяти, чувстве вины и преступлении без наказания.»

Чтение на выходные

0

Биография Флоренс Найтингейл, знаменитой викторианской медсестры, которая изменила представление о профессиональном сестринском уходе, произвела санитарную революцию, что помогло снизить смертность раненых во время Крымской войны, а еще изобрела круговую диаграмму: «На волне популярности ее книг об уходе за больными были переизданы и другие сочинения медсестры, в том числе раннее эссе «Кассандра», написанное Флоренс во времена ее борьбы за право учиться на медсестру. В «Кассандре» Флоренс негодует, что «положение женщины искажено. Ей дают прекрасное образование, но не дают возможности это образование использовать». Спустя 70 лет Вирджиния Вулф назовет эссе «скорее криком отчаяния, чем литературным произведением».»

В The Village вышел анонимный текст о походе на свидание с секс-куклой (предоставляющий их отель запустил череду материалов), причем автор попутно в деталях рассказал о сексе с бывшей девушкой. Почти сразу оказалось, что аноним весьма условный — автором был сотрудник редакции, все вокруг распознали девушку тоже и обсуждали, поэтому Нина Абросимова раскрыла и себя, и автора текста Кирилла Рукова, чтобы не терпеть это молча. Главред издания Таня Симакова объяснила, что именно хотели этим текстом сказать, но подтвердила, что про «анонима» знали несколько человек в редакции. А Дарья Сова подробно разъясняет, почему разбалтывания подробностей о сексуальной жизни с бывшими сродни такому явлению, как порноместь, и ужасно болезненны, особенно когда происходят публично.

17 мая — Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией, беларуские активисты рассказывают, что они ждали от этого дня в этом году, и спектр чувств, по понятным причинм, широк — от гордости до грусти: «Но, в то же время, для меня понятно, почему многие ЛГБТ±люди не присоединяются ни к кампаниям, ни к публичному проговариванию этого опыта. Потому что от этого опыта больно и холодно: хочется отойти от него, хотя бы ненадолго пожить вне его. Поэтому для меня идеальное 17 мая — это не 17 мая в том формате политического высказывания, в котором оно есть сейчас. Может быть, мне хотелось бы день, когда никому ничего не нужно доказывать и не нужно писать статей о том, почему транс*фобия и гомофобия — практики насилия, а можно просто порадоваться за себя и других. День, когда можно было бы без долгих дебатов и дискуссий признать за собой и другими право быть и отпраздновать, что мы есть.»

Истории людей, пытавшихся лечиться от гомосексуальности — самостоятельно или родители постарались: «Первые три знахарки, видимо, оказались шарлатанками или просто не увидели проблему, с которой к ним пришли. Одна укладывала меня на кушетку под какую-то музыку и водила надо мной руками, что-то нашептывая. Это было забавно. Другая предлагала задать вопрос Богу. Помню, меня это очень насмешило, я так и не смогла придумать, что у него спросить. Я пила заговоренную воду, «волшебные» пилюли, но ничего не помогало. Тогда мы пошли к психотерапевту. К счастью, нам встретилась женщина, которая, выслушав меня, спросила: «Ну и что? А проблема-то в чем?» Она сказала моей маме, что я — совершенно нормальный ребенок, что таких людей много, просто большинство скрывается, чтобы их не осудили. Она рассказала маме о счастливых семейных лесбийских парах и попросила оставить меня в покое.»

Истории трансгендерных людей в России, которым отказывают в базовой медицинской помощи (к вопросу о «да кто ж им жить мешает» — да практически все): «Администратор возмутилась, когда длинноволосая девушка протянула паспорт, в котором было фото мужчины с короткой стрижкой: «Я, конечно, предупредила, что я трансгендерная персона и давно живу в комфортной мне женской гендерной роли, выгляжу и веду себя соответствующе. Но они думали, что я притворяюсь». Даше было плохо, в регистратуре тянули время, и только когда она выругалась матом, ее пустили к врачу. «Я зашла, отдала карту доктору и начала описывать свое состояние. Доктор недоумевал: чья карта, почему на приеме я, если в карте указан совершенно другой человек? Я снова объяснила, что я транссексуальная женщина, специально выразилась этим медицинским термином, думала, врачам так понятнее». И тут врач начал оскорблять Дашу: «Он вел себя как гопник на улице — в каждой фразе звучало слово “п***р”. Говорил, что я — извращенец, что таких убивать надо».»

Список мифов об асексуальности (не влюбляются, отношений не заводят, сексом не занимаются, а если занимаются, то без удовольствия) с разбором, развенчиванием, картинками (нет, не о том), графиком и полезными ссылками: «Отсутствие сексуального влечения вовсе не означает отсутствие интереса к сексу, так же как и того, что персоне секс неприятен. Асексуал_ки — разные, как это ни удивительно. Действительно, есть асексуал_ки, которые испытывают отвращение к сексу, и для них в англоязычном сообществе есть термин “sex-repulsive” — но он не является специфичным для асексуал_ок, люди других ориентаций также могут негативно относиться к идее занятий сексом, по разным причинам. Есть секс-позитивные асексуал_ки — “sex-positive”. Они позитивно относятся к сексу вообще, не применительно к ним. Есть асексуал_ки, которым  _нравится_ секс. Они называются “sex-favourable”. Они наслаждаются процессом физически, они любуются реакцией их партнер_ок, получают какое-либо иное удовольствие от секса.»

Шесть коротких историй о флирте в эпоху соцсетей и дейтинг-приложений, в каждой присутствует обязательный третий — онлайн-сервис: «Все это продолжалось пока один мой старший друг после очередной порции виски не возомнил себя Tinder-коучем (хотя я почти уверен, что он ни разу его не открывал). «Итак, — начал он. — Tinder устроен предельно просто. Девушки не ищут секса, они ищут принца. А поскольку принц из тебя хреновый, то ты будешь датским художником. Эффект тот же, а расходов никаких». Через час у меня была новая страница на фейсбук и готовая легенда. А через неделю началась новая Tinder-жизнь. Полная радости, любви, живого общения и секса.»

Олимпийская чемпионка Ольга Корбут обвинила своего бывшего тренера Ренальда Кныша в изнасиловании, и оказалось, что многие занимавшиеся у него гимнастки сталкивались с домогательствами, причем описывают похожие вещи — приставания, давление, подсовывание порнографии, и секретом это не было, просто все молчали: ««Стыдно про такое рассказывать, — Галина Петровна объясняет, почему не рассказывали об этом взрослым. — Я как-то старшему брату сказала, что пристает. Он просто пришел в зал, посидел. Я привыкла, что у меня защита есть всегда. А потом, ты уже столько лет гимнастике посвятил, тебе нравится. А что ребенку надо? А поехать на соревнования! В Минск впервые поехала, на поезде. Это же интересно! Стоит потерпеть! Москва, Лужники, ЦСКА, тренировки в одном зале с Латыниной (Лариса Латынина — советская гимнастка, девятикратная олимпийская чемпионка. — РС). Как это бросить? Просто в школу ходить? Поэтому сидишь как на крючке». Несмотря на все слухи, Галина Карчевская полагает, что для руководства «медали были важнее». Тогда Ренальд Кныш уже тренирует Елену Волчецкую (олимпийскую чемпионку 1964 года) и Тамару Алексееву. Алексеева позже станет женой Ренальда Кныша, у них родится дочь. О неординарных отношениях в группе Кныша и ревности к Елене Волчецкой Алексеева пишет в своей книге «Как создавалась знаменитость».»

Интервью с Санни Джейкобс и Питером Принглом — они оба были несправедливо осуждены за убийство полицейских в разных странах, освобождены (он через 15 лет, она через 17), потом встретились, поженились и организовали центр помощи невинно осужденным, и главное, о чем они говорят, когда рассказывают о счастье, это о способности присвоить свою собственную жизнь и больше никому не отдавать: "Одной из самых больших проблем, с которыми мы сталкиваемся, является то, что люди чувствуют, что у них нет личности, за исключением той, которая была незаконно осуждена. Мы проводим с ними беседы, и спрашиваем куда их приведёт такой ход мысли? Особой пользы для исцеления не приносит то, что если вы постоянно идентифицируете себя с наихудшим, что произошло в вашей жизни. Мы стараемся помочь им увидеть, что можно найти новую личность: художника, музыканта, ювелирного мастера, тренера для собак, дояра коз."

Лилит Мазикина о викторианках, отказавшихся от замужества и живших полной жизнью — этнограф, историк, доктор, ботаник и знаменитая медсестра: «В Африке Мэри путешествовала, во-первых, в одиночку, в том числе по джунглям (она специально взяла у местных жителей уроки выживания), во-вторых, исключительно в пристойном для викторианской старой девы виде — в наглухо застёгнутом длинном платье. Она познакомилась с другой путешествующей старой девой, Мэри Слиссор, миссионером из Шотландии; собрала в горах образцы неизвестных науке рыб; нашла новый маршрут на вершину вулкана Камерун; изучила и подробно описала быт и нравы западноафриканских племён, кстати, практикующих людоедство. Не раз Кингсли попадала в приключения, в основном — с местной фауной. Она сваливалась в ловушку для зверей — по счастью, спасли пышные юбки того самого слишком застёгнутого платья. Вызволяла из ловушки леопарда. Ошалевший зверь, вместо того чтобы убежать, начал её обнюхивать, и Мэри пришлось прикрикнуть на хищника. Незнакомые охотники использовали её как приманку для обезьян. Когда она два часа пересекала болото по горло в грязи, пиявки так облепили её руки и шею, что от потери крови Мэри чуть не потеряла сознание. Она колотила крокодилов и бегемотов зонтиком по голове и, конечно, подхватила в какой-то хижине вшей.»

Список из девяти детских книг, которые помогут родителям объяснить детям сложные вопросы — смерть, развод, любовь, травля, феминизм, политика, многообразие мира и права человека: «Дети из Японии, Перу, Ирана, России, Индии, Италии и Уганды рассказывают, где и с кем они живут, во что играют, что едят на завтрак, обед и ужин. Несмотря на то что одни из них добираются до школы среди зарослей бананов, а другие проходят мимо офисов, в конце дня все они видят одно звездное небо над головой. Простая мысль о единстве в общечеловеческом смысле при разнице деталей в этом сюжете главная. Сравнительная форма выступает лишь благодатной почвой, которая одновременно может и удивить, и дать понять, насколько все мы похожи. Кстати, в реальности изложенного сомневаться не стоит. Каждый из семи героев Ламота — реально существующий ребенок.»

Отличный материал о рынке донорских яйцеклеток в России — этические вопросы не решены, доноры расчеловечиваются, клиники и клиенты друг другу не доверяют, черный рынок полон мошенничеств, долговременные риски для здоровья доноров не изучены и с донорами не обсуждаются, идут в доноры обычно от безденежья, и это неприятная и даже болезненная деятельность: «Контракт действительно может быть составлен так, что донор оказывается абсолютно незащищён. Доказать, что клиника не предупредила о рисках, будет очень сложно. Операция может закончиться массивным кровоизлиянием в брюшную полость, ампутацией яичника и утратой репродуктивных функций. И клиника не будет нести за это дополнительной ответственности. Вообще Минздрав не уточняет, сколько раз в жизни женщина имеет право сдавать яйцеклетки. Какие-то клиники берут доноров в программу только три раза, какие-то — шесть. Доноры должны выдерживать перерыв в несколько месяцев. Олеся считала, что она может сдавать яйцеклетки постоянно. За первый год она успела вступить в программу четыре раза, но потом у неё образовались кисты, поэтому в клинике сказали, что с донорством придётся повременить. Олеся не понимала, как ей прожить это время: гонорара хватало ровно от программы до программы. Через несколько месяцев она поняла, что «нужно продать себя подороже, потому что ещё пару раз — и здоровье кончится». Женщина назначила цену в сто тысяч и смогла вступить ещё в две программы. Но последние покупатели сообщили, что качество её яйцеклеток серьёзно упало и они больше не годятся для оплодотворения.»

Истории женщин из разных стран, признающихся, что с любовью к детям как-то не складывается, и если бы они знали заранее, что любовь не приходит автоматически, возможно, и не рожали бы, а сейчас не с кем это обсудить: «Молодая женщина признается, что даже удовольствие от общения с детьми она сейчас воспринимает как „немножечко стокгольмский синдром“: „Я не могу ничего сделать, я уже просто окончательно потеряла себя, не понимаю, что я хочу, что происходит вокруг, у меня единственное желание куда-то забиться и посидеть пять минут, чтобы меня никто не трогал руками. Но зато они же замечательные, зато это же счастье“. При этом, по словам Елены, до недавнего времени она даже себе не могла признаться в таких чувствах, так как „внутри стоит огромное табу“. Культура, в которой Елена была воспитана, подразумевает, что „дети — это автоматически счастье, это главное, что есть у нас в жизни, самое важное“.»

Интервью с Ивонн Эверхарц, психологом и руководительницей отдела политики по делам девочек и женщин и гендерным вопросам в Союзе католической молодежи Германии, о том, как в стране обстоят дела: «Однажды на вечеринке одна женщина старше меня спросила: «Я слышала, что ты феминистка. Тебя что, в детстве часто дискриминировали? Или почему ты стала феминисткой?» Этот вопрос произвел на меня неприятное впечатление, потому что феминизм для меня связан не с дискриминацией, а с солидарностью. Я вполне могу быть солидарной с женщинами, которые столкнулись с насилием, ни разу не испытав ничего подобного сама.»

 

Чтение на выходные

0

Интервью с Элисон Роули, профессором социальной истории России из Университета Конкордия, которая погрузилась в мир эротических сувениров с изображением Путина и Трампа, а еще начиталась слэш-фанфиков с участием сразу обоих персонажей, а теперь пишет книгу и об этом народном творчестве, и о том, как оно проникает в мейнстримную культуру, и откуда вообще взялась мемификация власти, а пока пытается прекратить покупать сувениры, но получается с трудом: "Меня интересует разнообразие. Есть ароматические свечи. Есть шоколадки. На этой неделе я борюсь с соблазном, который представляет садовый гном в образе Владимира Путина. Я совершенно отчаянно хочу этого гнома. Это голый по пояс Путин, сидящий на танке, зажав между ног орудие танка. Оно похоже на эрегированный пенис. Это настолько ужасно, что даже потрясающе. Кто додумывается сделать садового гнома? Я очень хочу секс-куклу Дональда Трампа с эрегированным пенисом, через который вдувается воздух. Мне безумно нравится видеть, насколько творчески люди подходят к образу этих двоих. А мой банковский счёт пострадал. [...] Некоторые вещи, например, стринги, не занимают много места. Я говорила о том, что станет с этими вещами, с одним архивистом из США. Некоторых футболок, которые я купила в прошлом году, уже нет в продаже. Я хочу, чтобы они сохранились. Думаю, в итоге они окажутся в каком-то университетском архиве."

Что должен будет делать шафер принца Гарри на его свадьбе (а это будет принц Уильям), и откуда вообще взялась потребность в шаферах: «В английском языке шафер называется „best man“, то есть лучший мужчина. Но если вы думаете, что определение „лучший“ относится к дружеским связям с женихом, то вы ошибаетесь. Гарантировать источники традиции сложно, но согласно одной из теорий, обычай зародился среди древних германских племен, в частности готов. Считалось, что лучше всего выбирать себе жену из своей же деревни. Если же по какой-то причине невест не хватало, то за ними следовало отправляться в соседнее поселение. Но и там их могло не быть в избытке. Добровольно отдавать дефицитных невест никто не хотел, и единственным способом заполучить жену — было похищение. Идти на это дело в одиночестве было глупо, как минимум, был нужен помощник. Из чисто практических соображений этот помощник должен был быть сильным и умелым воином, отсюда и слово „best“ — лучший. Умение быстро бегать и ловко махать мечом или топором были гораздо важнее, нежели личная дружба с женихом.»

Кристина Вазовски рассказывает об опыте посещения групп поддержки сексоголиков — люди собираются и пытаются решить свои проблемы, получить помощь, почувствовать, что они не одни такие, а еще пережить опыт принятия, без которого трудно начать изменения: «Я не хочу ассоциировать себя с этими историями, с этими людьми. Чувствую острый нарциссический стыд, схожий спектр ощущений вызывают русские туристы на тайских курортах. Потом меня прорывает. Начав со слов «буду краткой», я проговорила положенные пять минут и с легкостью могла бы продолжить ещё на пять. Я напоминала себе мужчину в шапке, от которого недоумевала десять минут назад: мне было что сказать, более того, я чувствовала в этом дикую потребность. Принять эту потребность оказалось сложнее, чем избавится от оценочных суждений по отношению к другим. Говорить — значит перестать наделять секреты сакральным значением, избавиться от стыда. В комментариях к статье о сексоголиках я наткнулась на сравнение анонимных сообществ с кружками по интересам: «людям нечего делать, вот и собираются». На самом деле, из-за специфики группы, среди её членов редко выстраиваются дружеские отношения в привычном понимании: ни коктейлей по пятницам, ни приглашений на дни рождения. Зато «подходящее» окружение даёт ответ на, наверное, самый насущный вопрос: «Я такой один?»»

Перевод статьи Dangerous Lilly о стеклянных секс-игрушках, современных методах их производства и способах определить безопасный девайс со списком брендов, прошедших проверку, — пишу это с болью, потому что Icicles от Pipedream проверку не прошел, а я их обожаю, к тому же в уважаемом магазине Babeland мне при покупке Icicles рекомендовали кипятить, то есть были уверены в безопасности девайса и в его способности не развалиться от нагрузок, и надо еще понимать, что Dangerous Lilly в принципе ненавидит Pipedream, но в любом случае полезное чтение, к тому же при желании сможете самостоятельно раздобыть полярископ и проверить свой девайс на прочность: «Всё же шанс, что дешёвые стеклянные секс-игрушки лопнут прямо внутри вас, очень невелик. Если у дешёвой игрушки есть точка напряжений (узкие элементы — вроде ножки анальной пробки или ручки дилдо), вероятнее всего, она сломается именно в этом месте. Как вы прочтёте ниже, я столкнулась лишь с одним случае, когда игрушка из стекла треснула в чьём-то теле. Гораздо более вероятно, что ваша игрушка просто легко сломается/треснет даже при бережном уходе. Со временем напряжения в стекле растут, до тех пор, пока однажды игрушка не скатится с постели на ковёр и не развалится пополам. Или от основания вашей пробки не отколется кусочек. Пока вы тщательно обследуете свою игрушку перед каждым использованием и после каждого мытья, в большинстве случаев, думаю, особого риска навредить кому-то нет. Хотя я слышала от многих, что их дешёвые секс-игрушки из стекла уже приезжали к ним разбитыми, поцарапанными и т.д.» Оригинал (англ).

Смешное интервью с владельцем открывающегося московского борделя с секс-куклами — признают, что они просто отель, который предоставляет и кукол, считают, что женщины еще более грязные, чем куклы, ведь кукол моют с чистящими средствами, стесняются называть имена партнеров, отрицают, что сами куклами пользовались, зато считают, что куклу можно удовлетворить, а еще оказалось, что устройства очень хрупкие: «Нам важно, чтобы кукла не сломалась. Нельзя, например, дёргать её за запястья — они могут оторваться. Но в принципе, можно всё — только на лицо не кончайте. Волосы не поддаются чистке — их придётся заменять. В таких ситуациях расходы оплачивает клиент. Если сломаете нашу актрису, возмещаете полную стоимость — 200 000 рублей. Не хотелось бы такого, конечно. У нас их всего 30, а новую из Китая ждать целый месяц.»

Социолог Анна Шадрина объясняет, почему не стоит копировать западные стандарты старения — в России у пожилых людей попросту нет денег, чтобы активно потреблять, но при этом им тоже необходимо придумать «новую старость»: «Бабушки сильно помогают молодым матерям, особенно когда отцы от этого уклоняются. Но также бабушка — это важная и одобряемая идентичность в поздней жизни. Если у вас нет внуков, социальное устройство не предлагает вам ни ролевых моделей, ни сценариев. Грубо говоря, если у вас нет внуков, вам придется изобрести самостоятельно, чем заниматься, как поддерживать чувство собственного достоинства, найти способ быть нужной. И часто — под пристальным вниманием окружающих. По аналогии с материнством, когда подходит возраст иметь внуков, вас будут так же спрашивать: «Ну когда уже, когда?». Несоответствие жизненного уклада стандартному «женскому» календарю вызывает много беспокойств в таких условиях. Поэтому старшие женщины так активно в России «давят» на молодых, чтобы те дали им внуков. Но не только поэтому. Роль бабушки — это еще и возможность определенного семейного обмена, который подразумевает инвестиции в глубокую старость.»

Дарья Радова разобралась с калькулятором, можно ли в Великобритании выжить на пособие матери-одиночки, и из чего складываются пособия для работающих и неработающих родителей (а еще давайте сравним это с Россией): «Пример: Лидия, 42 года, одна воспитывает 9-летнего сына и 13-летнюю дочь, работает 40 часов в неделю. Зарабатывает £23 700 до вычета налогов, а на детей получает еще £24 366 в год. Если вы работаете больше 16 часов в неделю, многие из выплат автоматически отпадают, другие — сокращаются. Тем не менее на социальную поддержку вы можете рассчитывать, в частности — на помощь с жильем. К примеру, если дети разнополые, то по закону у них должны быть отдельные спальни.»

Студентка Департамента психологии НИУ ВШЭ Александра Янченко провела опрос родителей, чтобы выяснить, почему они против сексуального образования, и выяснилось, что люди попросту не знают, что это такое, а когда получают развернутое определение, в большинстве (88,8%) голосуют за него, причем многие согласны на преподавание в школах: «Остальные темы, такие как «Безопасность», «Уважение к человеку и основы равенства», «Анатомия и процесс созревания половой системы», «Эмоциональный аспект в отношениях», «Методы контрацепции», «Беременность. Основы ухода за детьми» и т.д., были приняты большинством. Исходя из проведенного опроса, можно заключить, что основной проблемой является низкая информированность самих родителей, в связи с чем, на мой взгляд, необходимо проводить для них семинары на родительских собраниях. Таким образом, сформировав на основе преподнесенных данных более критически осмысленное мнение, родители смогут осознать необходимость введения обязательного сексуального образования для их детей и будут всячески способствовать этому.»

Екатерина Хрипко сходила на тренинг по вумбилдингу и с врачами проанализировала запугивания тренером, в итоге получается, что угрозы здоровью и отношениям, если не начнешь качать междуножье, довольно сомнительны: ««Он крикнул ей прямо в холле: „А ну-ка пошла качать своё ведро!“ Вы, девочки, конечно, можете сказать, что он плохой и унизил её при всех, но разве в этом нет и её вины? Она должна понимать, что он мужчина и хочет хорошего секса», — подытожила ведущая. Если сначала нам внушали, что за сексуальное мастерство нас будут больше ценить, то дальше пошли намёки, что без этого мастерства мы рискуем быть менее любимыми. И наконец, ещё один комплекс аргументов: здоровье. На нас посыпалось бесконечное количество псевдофактов из женской анатомии, после которых всем нестерпимо захотелось «заняться собой». Нам объясняли, что «гинекологическое старение начинается» в двадцать один год, после чего мышцы резко дрябнут и становятся рыхлыми. «Не обижайтесь, девочки, но если вам больше двадцати одного года — у вас там ведро».»

Мужчины и женщины делятся мыслями об использовании презервативов, и даже не знаешь, лучше бы им было промолчать, или все же хорошо, что высказались, — понятно, как партнеров отфильтровывать: «Вадим, 35 лет «Лично не люблю секс с презервативом. Основная причина — противоестественность. Я предпочитаю доверять той, с кем сплю. Пусть один раз по-настоящему, чем много раз в „защите“. Считаю, что защитить от инфекций может правильный подход к гигиене. А что касается „нежелательной беременности“ — я это называю нежеланием принимать ответственность за свои действия».»

Главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев отвечает на распространенные аргументы против гендерного равенства — с цифрами, данными накопленного мирового опыта и объяснениями имеющихся предрассудков, которые только предрассудки, и ничего более: «Некоторые мужчины задают вопрос: «Почему, если мы претендуем на одно и тоже рабочее место, женщины получают это место, а у меня нет шансов?». Мужчины часто не понимают, что женщины, которые находятся с ними рядом на карьерной лестнице, проделали гораздо больший путь, чем они. Мне кажется, об этом нужно говорить публично и честно. Мужчинам нужно объяснять то, насколько до сих пор возможности не являются равными, насколько это несправедливо. Если говорить об экономических последствиях равенства возможностей для женщин, то женщина, которая может выбрать карьеру, соответствующую ее талантам, создает для всей экономики больше добавленной стоимости. От этого выигрывают все. За права женщин должны бороться не только женщины, но и мужчины. Я — экономист и могу рассказать вам много, в том числе и почему равные права женщин — это экономический двигатель прогресса. Но равные права для женщин, как равные права для этнических меньшинств, так и для расовых меньшинств — это ведь еще и то, что определяет нас, как порядочных людей. Если вы готовы смотреть в зеркало каждый день и уважать себя, то вам нужно приготовиться и к тому, что вы должны принять равные права и для других. Это гораздо более важный аргумент, чем экономический аргумент. Это аргумент о том, кем вы хотите быть. Хотите ли вы уважать себя, хотите ли вы рассказать своим детям о том, что вы добились успеха только потому, что вы белый мужчина, или все-таки про то, что вы жили в стране, где у всех были равные права.»

Наглядное и с графиками объяснение, как работает нейросексизм — искажение в представлениях о людях, заставляющее неверно и не в пользу женщин оценивать реальность: «Другое передергивание, которое я тоже нежно люблю, заключается в следующем. Берем, например, мелкую моторику, в которой женщины – в среднем* – несколько лучше мужчин. Этот факт сексисты часто используют, доказывая, что именно женщины должны пришивать пуговицы и выполнять прочие мелкие, нудные и низкооплачиваемые работы. Но вообще-то, если уж заклиниваться на гендерной разнице в мелкой моторике, нам придется заключить, что мужчинам не место в нейрохирургии. Почему все эти чудесные люди, которые кричат про пуговицы, не требуют изгнать мужчин из настолько не подходящей им профессии? Ах да. Речь же идет о престиже и высокой оплате труда. И – о чудо – статистическая гендерная разница мгновенно перестает волновать их.»

Перевод интервью с бывшим специалистом по анализу данных в Google Сетом Стивенс-Давидовичем, который написал книгу «Все лгут», основываясь на том, что люди говорят, какие запросы вводят, и что на самом деле делают — три большие разницы: "В ходе общего соцопроса людей спрашивают, как часто они занимаются сексом (и с кем: с представителем противоположного пола или своего) и используют ли презервативы. Остается сделать расчеты. Женщины говорят, что используют 1,1 миллиарда презервативов в год во время секса с мужчинами. Мужчины говорят, что у них на секс с женщинами уходит 1,6 миллиарда презервативов, но вы-то понимаете, что кто-то врет. И кто же? Ежегодно в США продается всего 600 миллионов презервативов. Некоторые из них используют геи, другие выбрасываются неиспользованными. Люди преувеличивают то, как часто предохраняются. Это не значит, что они врут о частоте занятий сексом. Возможно, они врут лишь о частоте безопасного секса, но тут стоит обратить внимание на число американок детородного возраста, которые говорят, что занимаются сексом без контрацептивов. Если бы они действительно так часто не предохранялись, в США ежегодно было бы больше беременных. Я думаю, в ходе опросов все люди приукрашивают свою половую жизнь, потому что сегодня на нас постоянно давит представление о том, что нужно часто заниматься сексом и не признавать, если на деле выходит не так уж часто." Оригинал (англ).

Мария Смирнова поговорила с психологом Аллой Соломатиной об изменах, и оказалось, что механизм принятия решений сложен, регулируется самыми разными факторами, поэтому разбираться в себе стоит как следует, чтобы случайно не наломать дров: «В 2013 году британо-американская группа ученых опубликовала результаты исследования, в ходе которого выяснилось, что люди изменяют еще и потому, что получают удовольствие даже не от секса или флирта с другим человеком, а от нарушения норм морали. Многим из нас нравится чувствовать себя «неправильными», и измена — лишь один из способов продемонстрировать окружающим свою силу и дерзость.​»