Теория и практика | Nikonova.online
Главная Секс Теория и практика

Теория и практика

Интервью для журнала Zima

0
Фото: Марина Иванова

С Катей Никитиной, главредом журнала Zima, мы встретились в апреле в лондонском Сохо: я жаждала чаю со сконами, получила их при встрече в лучшем виде, а заодно рассказала, что думаю о происходящем в России, почему у мужчин так возгорается при попытках объяснить, что такое гендерное равенство, когда мы наконец до него доживем, и — тадам! — объяснила, что лично мне нужно от партнерских отношений и вообще для счастья.

Читайте в Zima.

«Сначала справка, потом секс: как говорить с партнером на неловкие темы»

0
Фото: Максим Копосов/Афиша

Встретились на круглом столе командой суперспециалистов и обсудили, почему люди не разговаривают друг с другом о главном (сееекс!), и что с этим делать. Слева направо: Таня Дмитриева (конференция Sexprosvet 18+), Татьяна Понкратова (медицинский эксперт «Инвитро»), Дмитрий Храпунов («Инвитро»), я (а то вдруг не узнали), Марина Травкова (семейный психолог) и Маша Арзамасова (секс-блогер).

К чему пришли в итоге:

  • Пока не поговоришь с партнером о сексе, не узнаешь, что ему действительно надо.
  • Он, что характерно, тоже не узнает ничего о вас, партнер не телепат.
  • При этом рассказать о своих желаниях — не равно сразу получить их реализацию. Но с чего-то все же надо начинать.
  • Разговаривать о себе требуется учить с раннего возраста, а секспросвет в школах необходим.
  • ВИЧ в России — инфекция благополучных людей.
  • Справка не гарантирует незаразности партнера, но ее наличие показывает, что человек заботится о своем здоровье, а значит с ним можно иметь дело.
  • Требовать безопасного поведения (презервативы) и справки проще, если сами регулярно проверяетесь и вообще следите за здоровьем.
  • Гендерные стереотипы и неравенство давят даже в этой сфере (у женщин нет возможности требовать от партнера правильного поведения, у мужчин нет пространства для проявления человечности), поэтому нам необходимо стремиться к гендерному равенству — здоровее будем.

Как прийти на стажировку в блог

0

Объявление повышенной привлекательности: ищу обозревателей товаров для взрослых и интернов для работы над блогом.

Общие требования:

  • возраст 18+
  • жить или учиться/работать в Москве
  • отличный русский язык
  • английский на уровне чтения
  • наличие ~4 свободных часов в неделю для работы
  • умение внятно выражать свои мысли
  • желание поучаствовать в деле секспросвета

Что делают интерны: контент-менеджмент, SMM, аналитика метрик, работа с текстами и картинками. Главная забота — чтобы все материалы доходили до читателей в наиболее удобном виде, вовремя и там, где до читателей это дойдет. Если для этого понадобится вести аккаунт на «Одноклассниках», — вести его, радоваться тому, как люди просвещаются, и не обращать внимания на поливающих помоями.

Что делают обозреватели: тест-драйвы раз-два в месяц, листинги и обзоры, которые хочется читать, потому что они увлекательные и по делу. Это для вас, если вы готовы делать вдумчивые исследования, чем отличаются друг от друга десять лубрикантов на водной основе без спецэффектов и ароматизаторов, и возможно приобрести узкую специализацию по одной из тем.

Продуктами обеспечу, всему необходимому обучу, по карьерным вопросам, если захотите в любую сторону развиваться, сориентирую и помогу, а также буду рада, если начнете делать все лучше, чем я.

Совмещать обе позиции можно, но непросто, поэтому рекомендую хорошо подумать, если захотите подаваться на обе.

Чтобы попасть в отбор на стажировку, пришлите на sextoysrocknroll@gmail.com с темой письма «Интерн»:

  • несколько предложений о себе,
  • несколько предложений, зачем вам это надо,
  • указание, на какой платформе читаете мой блог и почему,
  • если работали в СМИ/блогах/вели паблики — несколько предложений об опыте работы,
  • ссылки на свои аккаунты в соцсетях,
  • все, что захотите к этому добавить.

Чтобы попасть в отбор на обозревателей, пришлите на sextoysrocknroll@gmail.com с темой письма «Обзоры»:

  • несколько предложений о себе,
  • несколько предложений, зачем вам это надо,
  • рассказ о товарах для взрослых, которые у вас есть, — откуда взялись, что о них думаете и чего хотелось бы,
  • тест-драйв одной имеющейся у вас секс-игрушки приложенным файлом или ссылкой на гуглдок: 4000+ знаков с пробелами каждый, правдивый, не выкладываясь полностью (вам еще 50 таких написать), структуру при необходимости можете взять из моих материалов,
  • ссылки на свои аккаунты в соцсетях.

Пожалуйста, не пишите в личные сообщения в соцсети, я буду их игнорировать. Пишите только на почту.

АлисоЛекторий2018: семь коротких полезных видеолекции

0

19-20 мая Алиса Кузнецова проводила свой ежегодный «АлисоЛекторий» с десятиминутными лекциями и пятиминутками ответов на вопросы. Прекрасный формат, и вот что вам надо посмотреть и послушать (напоминаю — всего 15 минут на каждую лекцию).

Алекса Тим, независимая гендерная исследовательница, научная журналистка и гендерквир: «Нейросексизм: чем мозг мужчины НЕ отличается от женского»

Олеся Авраменко, искусствоведка, гендерная исследовательница: «Жена художника или художница? Гендерная история советского искусства за 10 минут»

Дмитрий Толкачёв, политолог: «Когда в России легализуют гей-браки?»

Сергей Марков, специалист по ИИ и машинному обучению, основатель портала XX2 век: «Altered Carbon: реально ли перенести сознание на другой носитель?»

Жанна Галиева, литературовед, старший преподаватель Института филологии и истории РГГУ, культур-тренер: «Не человек для культуры, а культура для человека»

Маша Шульчева, авторка телеграм-канала про бодипозитив и принятие себя «Отличное тело»: «Чем бодипозитив отличается от любви к себе»

И посмотрите мою лекцию из прошлогоднего лектория: «Методы экстренной посткоитальной профилактики» (то есть, что делать, если угораздило заняться небезопасным сексом)

Как вести публичные дискуссии, когда тебя можно затоптать

0
Moscow FemFest 2017
Я довольно активно участвую в публичных дискуссиях, и у меня набралось много лайфхаков по их ведению в неблагоприятной среде, делюсь. Изначально этот текст я опубликовала в своем Фейсбуке, но решила, что имеет смысл поместить и тут.
Неблагоприятной я называю среду, в которой оппонент придерживается кардинально отличного мнения и стремится победить. Например, круглый стол «Как защищаться от ЗППП?» скорее всего будет благоприятной средой, если туда не пригласят кого-то религиозного, и собственно спор будет в основном о технических деталях, но все участники стремятся примерно к одному результату — безопасному сексу. А вот радиоэфир «Как нам сократить количество абортов?» почти всегда будет проходить в среде неблагоприятной, потому что в этой теме больше социальных аспектов, по которым мнения расходятся.
 
Когда вещаешь про секс, секспросвет и феминизм, среда будет неблагоприятной почти всегда, потому что это непопулярные, но обсуждаемые вопросы, поэтому на них легко построить конфликт, и вас чаще будут звать туда, где позиция собеседника радикально отличается от вашей.
 
Более того, ходить по публичным дискуссиям в благоприятную по умолчанию среду стоит пореже, потому что это ничего не дает навыкам дискуссии, даже в тайминг скорее всего не научитесь укладываться, потому что в благоприятной среде обычно непрофессиональные модераторы из-за отсутствия опыта работы с конфликтующими сторонами.
 
Итак, что вам поможет продуктивно вести публичную дискуссию? Сразу оговорюсь, что под дискуссией подразумеваю нередактированный разговор (то есть не порезанный телеэфир) двух-пяти участников, разговаривающих на аудиторию (теле, радио, интернет-трансляция, присутствующая зале и тп). Если вас больше, задача превращается в презентацию своего мнения, а не в обсуждение как таковое, и делается иначе.
 
Четко знайте, зачем идете на дискуссию, у вас должны быть определены и цель, и круг тем, которые планируете затронуть. Если вы не селебрити, всем на вас плевать, вы — носитель идей, а не уникальная личность, которой есть что сказать. Поэтому решите, что именно вы транслируете и зачем, это ваша единственная в данный момент роль.
 
Готовьтесь к дискуссии. Освежите данные и цифры, продумайте ответы на привычные аргументы, придумайте шутки и кэтч-фразы, все запишите, разбив по смысловым блокам, чтобы не искать во время разговора, проговорите все важное вслух по несколько раз с разными интонациями. Если какая-то цепочка рассуждений длиннее двух-трех фраз, редактируйте, пока не сократите максимально, после этого уже заучивайте. Блестяще выступить без бумажек и подготовки возможно только в одном случае — если вы уже двадцать раз проговорили одно и то же и вам уже дико надоело. Во время разговора вычеркивайте из списка все, что уже обсудили.
 
Если есть возможность узнать, кто противник, погуглите его и прикиньте формат его позиций. Пример про те же аборты: священник будет говорить про убийство младенца, политик упирать на демографические проблемы, а неграмотный активист — на ложную информацию о вреде абортов. Вам надо быть готовой ко всему, но если знаете, кто перед вами, готовиться проще.
 
Не пытайтесь переубедить противника, это бесполезно — он пришел публично защищать свою картину мира, вам через это не пробиться. Ваша цель — аудитория. Ваша задача — заронить что-то в головы слушателей, подвинуть их на сантиметр в нужную сторону. Им, возможно, будет интереснее послушать, как два человека в эфире срутся, но вы только зря потратите время и не добьетесь ничего. Лучше остаться дома и посмотреть сериал.
 
Игнорируйте личные подколки, вас ими пытаются вывести из себя, но вы защитить вы себя все равно не сможете. Вы проигрываете каждый раз, когда начинаете парировать личные наезды, потому что это уводит вас от содержательной дискуссии. Сфокусируйтесь на том, что вы хотите сказать, во время реплик оппонента слушайте не его, а его аргументацию, продумывайте, как вести разговор дальше, записывайте. Записи, кстати, часто выводят людей из себя, будьте к этому готовы. Первое время вы будете ощущать себя растерянной и совершенно беззащитной, потому что вас будут обижать, и ничего с этим поделать нельзя, поэтому так важно придерживаться стратегии и осмысливать ее заранее, а еще не позволять переходить разговору на обсуждение конкретно вас. Если не удается игнорировать, прямо скажите, что разговор задумывался на другую тему, давайте вернемся к ней.
 
Если вы женщина и тем более если вы говорите про феминизм, с вами всегда будут говорить из позиции сверху. Бесконечные «милые девушки» и прочие способы прибить тебя к плинтусу, плюс институциональное неравенство, когда даже модератор по умолчанию считает тебя говорящей бабочкой, а не человеком. Это болезненно, когда осознаешь, что все это наблюдают двадцать человек или пять тысяч. При этом, напомню, невозможно объяснить неправоту, и не позволяйте себе пойти на поводу у гнева, — в этой схеме вас сразу идентифицируют как неуправляемую истеричку, как и все эти бабы. Мне помогает представлять, что я в белом халате в лаборатории и смотрю в прошлое, где происходит этот разговор, с сожалением отмечая, что не все развиваются с одинаковой скоростью.
 
— Вообще очень важно помнить, что тебя пригласили, потому что ты эксперт, а не милая девушка. Остальное может идти лесом.
 
Любой прямой эфир — это ужасный стресс. У вас ограниченное время, большая аудитория, необходимость быстро реагировать, не успеваешь ответить на важное, нет времени, чтобы отрефлексировать, когда бьют по больным местам, и справиться с этим. Я иногда выхожу из студии, сваливаю куда-нибудь подальше от людей и плачу. Потом иду домой пешком — ходьба снимает стресс. Но с каждым разом становится немного проще, потому что обдумываешь произошедшее, ищешь ошибки, прикидываешь, как их решать, хвалишь себя за удачные моменты (хвалить себя очень важно). И надо принять, что ты всегда будешь собой недовольна, даже если все вокруг восхищаются, как круто ты выступила. Но не переставайте себя хвалить.
 
Сосредоточьтесь на списке тем, которые хотите затронуть и всегда к ним возвращайтесь. Вам в дискуссии про гендерное неравенство говорят, что феминистки совсем озверели, а вы возвращаетесь к данным о неравной оплате труда. Вам говорят, что с домогательствами какая-то истерика и перегибы, а вы напоминаете, что только 10% заявлений об изнасилованиях доходят до следствия и еще меньше — до суда. И так далее. В первое время я вообще рекомендую выписать список того, что вы хотите сказать, и говорить строго в его рамках. Вас пытаются увести в сторону, сообщив, что у феминисток ноги небритые, а вы тупо фигачите по списку и не обращаете внимания на слова собеседника. Когда научитесь держать в голове схему и гнуть свое из любой точки разговора, можно будет начать вести себя посвободнее. Но главное — если вы реагируете на все, что вам говорят, вы не скажете того, с чем пришли, то есть не выполните свою задачу.
 
Не возвращайтесь к тому, что оппонент сказал 15 минут назад, вы не смогли ответить, а сейчас вдруг вспомнили отличный аргумент против. Никто этого уже не помнит, не тратьте силы. Это нормально, если вы не смогли ответить на половину заяв, собеседник скорее всего еще меньше исходящего от вас обработал и озвучил, а выглядит ок. Сконцентрируйтесь на том, что происходит прямо сейчас.
 
Оппоненты часто врут или заблуждаются, не вступайте в длинные дискуссии, когда это случается. Просто отметьте, очень коротко, и переходите к собственному топику. Например, вам говорят, что известно же, что женский мозг работает иначе, чем мужской, поэтому то-то и то-то. Неправильно: начать приводить примеры, почему это неправда, что такое набор черт, и увести дискуссию в сторону обсуждения нейрофизиологии, в которой вы оба не специалисты, и у вас под рукой нет нужных данных, поэтому чувствуете себя беспомощно. Правильно: сказать «На самом деле не существует исследований, подтверждающих, что женский мозг отличается от мужского, а вот обратное часто подтверждалось. Так вот к вопросу об переносе Нобелевской премии по литературе...»
 
— Попытайтесь вспомнить аргументы из любой радиопередачи или круглого стола на конференции, которые вам понравились за последний месяц. Может, вспомните один-два. Люди, слушающие вполуха или слабо знакомые с предметом концептуально, запомнят еще меньше (и хорошая новость — даже если скажете херню, в половине случаев этого никто даже не заметит). Поэтому: 1) аргументы должны быть короткими, никаких длинных телег, слушатель к концу забудет, о чем была речь, 2) аргументы должны быть накрепко приколочены к тезисам, например, «Согласно данным Росстата, женщины получают примерно на треть меньше, и это только белые зарплаты, вот и Росстат подтверждает наличие гендерного неравенства» — не давайте аргументу повиснуть в воздухе, прибейте его к своему тезису, иначе оппонент прибьет его к своему, 3) каждый тезис повторяйте раза по два хотя бы, иначе слушатель не запомнит. Он и два-то не запомнит скорее всего, но когда в следующий раз услышит, уже не от вас, тезис уже покажется более знакомым и потому понятным. Напомню, что тезисы должны быть готовы заранее и коротко сформулированы. И да, прибивать чужие аргументы к своим тезисам тоже можно, не стесняйтесь.
 
Не ждите реальной содержательной дискуссии — вас не воспринимают всерьез, поэтому и не говорят всерьез. А если и говорят, стереотипы и патерналистское отношение собеседника не позволяют вас услышать. При этом ведите себя так, будто действительно находитесь в ней. Будьте корректны, излагайте факты, не орите, не используйте лишний раз сарказм, троллинг и локальные мемы, шутите по-доброму. Может показаться, что вы зря тратите время, но на самом деле нет. Во-первых, вы производите хорошее впечатление даже на тех, кто с вами не согласен. Во-вторых, вы производите прекрасное впечатление на тех, кто почти согласен или уже. В-третьих, вы сохраняете чувство собственного достоинства, и сможете уснуть этим вечером спокойно. В-четвертых, вы можете случайно попасть на более или менее содержательную дискуссию, и вам не придется быстро переориентироваться.
 
Не идите на поводу у оппонента, и тут помогает прием от Дона нашего Дрейпера «не можешь выиграть в разговоре, поменяй тему». Например, говорят, что феминистки пытаются разрушить институт брака. Неправильный вариант — рассказывать, что вообще-то существует много замужних феминисток и прочее бла-бла. Правильный: спросить в ответ, а что хорошего в таком браке, если половина из них распадается, может, пора что-то менять? В первом случае вы оправдываетесь и одновременно признаете оппонента защитником чего-то ценного. Во втором — ставите под сомнение ценность того, что он защищает, и его позиции становятся несколько более шаткими, потому что вы оказываетесь на равных.
 
Не пытайтесь обосновывать все только рационально. Люди не рациональны, они пытаются рационализировать свои предрассудки, а это разные вещи. Рациональные выкладки хороши в текстах, где можно подробно разобрать какой-то предмет, и возможно это кому-то что-то объяснит, потому что цепочка рассуждений будет ясна. Но в режиме довольно короткого разговора это нереально, к тому же никто не запоминает, что было сказано даже пару минут назад. Соответственно, чтобы хоть что-то в головах задержалось, по возможности каждое положение должно быть объяснено 1) рационально, 2) эмоционально, 3) как элемент более широкой картины мира и 4) как-нибудь возвышенно — с точки зрения гуманизма или других настолько высокодуховных позиций, что крыть нечем. Например, вам говорят, что однополые браки не нужны, пусть живут вместе и не отсвечивают. Ответ: 1) женатые люди стабильнее работают и чаще берут ипотеку, это хорошо для экономики страны, 2) неважно, какого пола люди, открыто говорить о своей любви и наслаждаться счастьем имеет право каждый, 3) коррупция распространена, а гей-браки кому-то мешают, может, нам стоит сменить приоритеты? 4) у женщин в однополых союзах часто бывают дети, детям нужны стабильные семьи и возможность остаться со вторым взрослым, если с первым что-то случится, интересы детей надо защищать, вы что, не хотите защитить детей, вы че ваще?!
 
Не стесняйтесь апеллировать к авторитетам. «Патриарх Кирилл/Стивен Хокинг/премьер-министр Медведев сказал, что — — вы не верите премьер-министру, что ли, серьезно?» Нарыть нужное можно много у кого, и это никогда не неправда и не передергивание. Кроме того, врать ради победы добра и справедливости не надо.
 
Интерпретируйте слова оппонента в свою пользу, например «Я рада, что вы тоже согласны, что нам надо позаботиться о здоровье еще нерожденных детей». Во-первых, так вы выглядите вменяемым, здравомыслящим и способным к сотрудничеству человеком. Тем, кто с вами не согласен, на это насрать, но тем, кто более или менее согласен, нравится соглашаться с кем-то, за кого не стыдно. Во-вторых, при некотором везении вы можете присвоить себе тему, например: «И поэтому нам надо рассказывать про ВИЧ и средства безопасности еще в школе». В-третьих, вы демонстрируете, что вы не враг, и кому-то может стать некомфортно на вас и дальше нападать. Но я с таким еще не сталкивалась, лол.
 
Говорите коротко и по существу, потому что люди, начинающие растекаться мыслью и минут десять отвечать на один вопрос, всех дико бесят сами по себе. Когда о чем-то рассказываешь, всегда хочется затронуть дополнительные и ужасно важные моменты, но вы это в интервью себе позволяйте, а не в дискуссии. При этом не говорите слишком коротко, потому что на фоне активно разговаривающего оппонента будет выглядеть так, будто вам сказать нечего. Лучший выход: планировать речь и говорить блоками. Так вам будет проще прерваться, если понадобится, и не появится ощущения, что вас и правда оборвали.
 
Поменьше говорите о себе и о личном опыте, лучше не больше пары раз в час. Личный опыт всегда должен выступать не аргументом ваших посылок, а иллюстрацией. Например, не «ко мне на работе приставали, ко всем пристают», а «к женщинам часто пристают на работе, это очень неприятно, сама через такое проходила, подтверждаю». Первый вариант легко перебивается, + могут перевести стрелки на вас, рассматривая как частную историю, а не систему, во втором это нормальная эмоциональная нотка, один голос из толпы.
 
Ничего не бойтесь. Вашему собеседнику на вас в худшем случае наплевать, он пришел свои задачи решать, а не конкретно с вами пикироваться. Не удивляйтесь, если он будет повышать голос и потрясать перстом в процессе, но окажется милым и дружелюбным вне дискуссии. Любая сцена — театр.
 
Не пытайтесь выглядеть непробиваемо. Показно обижаться или искать защиты у аудитории не стоит, но вообще нормально, если человек растеряется, услышав что-то хамское. Многие склонны себя за это винить, потому что предполагают эталонным выглядеть как нечто абсолютно стабильное, неспособное негативно отреагировать во время дискуссии, но так не бывает, если вы не психопат. Надо держать удар, надо не принимать близко к сердцу хренотень, надо работать с аудиторией, но проявлений человечности совершенно нормальны, хоть в битве и сталкиваются в первую очередь идеи.
 
Надевайте удобную одежду и обувь, вам и так будет дискомфортно. На радиоэфирах забудьте про невербалику, никто этого не заметит. Зато все слышат, если вы улыбаетесь, когда говорите, это способ донести что-то еще, кроме голоса. Там, где вас видно, просто сядьте поудобнее и выберите точку, на которую комфортно смотреть. Если разговариваете с мужчинами на сцене, смотрите им в лоб, а не в глаза, — будет создаваться видимость визуального контакта, при этом им будет сложнее надавить на вас невербаликой. В телеке можно вообще на ухо смотреть, помогает абстрагироваться.
 
Не бойтесь призывать на помощь модератора. Плохой модератор — горе в семье, но знаки понимают почти все и могут вмешаться. Нормально обсудить заранее, что какой знак означает.
 
Ходите на дискуссии по скучным темам, готовьтесь к ним так же ответственно, как и к прочему. Во-первых, вы меньше вовлекаетесь эмоционально, и получается проще пережить стресс, накапливается позитивный опыт стрессовых разговоров, на который потом можно опираться, когда будет страшно и противно. Во-вторых, накапливается сам по себе опыт ведения дискуссий. В-третьих, чем чаще где-то мелькаете, тем чаще о вас вспоминают, когда делают что-то реально важное и интересное, вам туда не попасть без накопленного портфеля участия. В-четвертых, даже скучные темы помогают нам быть услышанными, а это главная цель любой подобной работы.

Меган Маркл вышла замуж

0
Твиттер Букингемского дворца и королевской семьи, https://twitter.com/RoyalFamily/status/997820095350132736

Американская актриса Меган Маркл вышла замуж за принца Гарри, стала герцогиней Сассекской, мы это наблюдали сегодня в прямом эфире и обсуждали, и всем тоже рекомендую посмотреть запись, если трансляцию пропустили. Не удивлюсь, если однажды эту свадьбу переснимут как кино, в ней оказалось все, что нужно для многоуровневого разговора о современном обществе: самостоятельная успешная женщина отказалась от независимости и возможности строить жизнь по собственному усмотрению ради любви, которую без брака принимать нельзя, а в нагрузку с мужчиной идет пачка рабочих обязанностей.

Зачем ей это, понять невозможно, но выглядит счастливой, а развод в этой семье вполне реален, как мы знаем, так что, думаю, не пропадет. Впрочем, то, что Гарри с Меган протащили через протокольную службу выступление на церемонии главы Епископальной церкви США Майкла Кэрри, многое говорит об их способности убеждать и добиваться желаемого вместе, что хороший знак для любого брака.

Кэрри не только выступает в духе эмоционального американского евангелизма (а затем вступает госпел), не только первый чернокожий глава Епископальной церкви (на месте присутствовала темнокожая мать невесты, тоже мне проблема) и не только проповедь читает с планшета и цитирует Мартина Лютера Кинга («Мы должны найти силу любви — силу, спасительную силу любви. И когда мы найдем ее, мы сможем превратить этот мир в новый».).

Епископальную церковь США в 2016 на три года отстранили от англиканской, частью которой она является, потому что англиканская отказывается признавать однополые браки (хотя законом в Великобритании они разрешены), а Епископальная с Кэрри во главе венчает пары, не приглядываясь к их полу, а еще рукополагает женщин-священников. Неудивительно, что у гостей-аристократов были такие кислые физиономии, когда они пришли на формальное светское мероприятие, а услышали обращение к чувствам и просьбу прислушаться к сердцам.

От монархии в привычном виде остается все меньше, и дело не ограничивается матерью невесты с пирсингом в носу. Монархия все больше зависит от прессы и общественного мнения («Королева»/The Queen Стивена Фрирза), процесс начался еще 65 лет назад, когда отменили представление ко двору, королева стала напрямую обращаться к подданным по телевидению и начала проводить встречи с рядовыми жителями (сериал «Корона»/The Crown), и в ней не осталось ничего надмирного (на Netflix есть комедийный сериал The Windsors, где вся королевская семья представлена сборищем завистливых, недалеких и бесполезных людей, и местами сюжеты выглядят сводками с полей).

Так что когда мы смотрим трансляции королевских свадеб, наблюдаем последние всплески всего, что привыкли считать королевским: мощь, влиятельность, династическая торговля женщинами. Сейчас больше обращаем внимание на то, что невеста нисколько не нервничает и развлекается всю дорогу, жених готов разрыдаться, оба держатся за руки, пока их женят, а брак, как и монархия, держатся только до тех пор, пока все присутствующие на это согласны.

Радиоэфир «Существует ли реальная проблема сексуальных домогательств, или это медийный шум?»

0

Ходила сегодня на радио «Говорит Москва» в программу «Своя правда» поговорить о сексуальных домогательствах — поводом послужила новость о переносе на следующий год присуждения Нобелевской премии по литературе из-за скандала с домогательствами и разглашением имен нобелевских лауреатов. Поэтому собрались мы обсудить, действительно ли перегибают палку в дискуссиях о приставаниях (мне лично кажется, это мы еще недостаточно выступаем), но разговор привычно свернул в русло обсуждения, насколько ужасен и истеричен феминизм с его небритыми ногами. Одна из дозвонившихся даже сообщила, что я настолько антисекс, что слушать противно.

В итоге за меня выступили 25% проголосовавших, и я это считаю серьезным успехом. Вот когда за нас будут голосовать 75%, на радио можно будет уже и не ходить.

Запись слушайте на сайте радиостанции. Оппонент — кандидат психологических наук Александр Невеев.

Универсальность сексуальной привлекательности и Британский музей

0

Я сейчас в Лондоне, вчера полдня убила на Британский музей (будь моя воля, я бы каждый день так, если честно), и хочу сказать, что когда столько разных культур и эпох в одном помещении собраны, с одной стороны наблюдается некоторая инфляция культурных ценностей — перестаешь воспринимать все в должном объеме, спокойно проходишь мимо реальных шедевров. Но с другой — очень прочищается сознание, видишь и наличие паттернов, и их разрушение.

Возьмем, к примеру, идею, что привлекательность обусловлена биологически, и то, что мы считаем красотой и сексуальной привлекательностью — не культурный конструкт, актуальный в это время и в этом месте, а нечто незыблемое и базирующееся на неизменной человеческой сущности.

Так вот проходишь по залам с искусством древнего Египта и Кипра, античности и Северной Америки, Индии и ассирийцев с их изображениями идеализированно прекрасного, как они тогда видели, и что-то не замечаешь в них ничего общего: ни тебе огромной груди, ни длинных ног, ни точеных подбородков. Разве что женщины порой выглядят настолько плечистыми, что сегодня бы их или засмеяли, или предложили спортивную секцию.

Так что идеи об универсальности сексуальной привлекательности проверки таким образом не выдерживают, и если вам кто-то начнет втирать, что фото инстаграмной звезды так привлекательно, потому что «природа», засмейтесь ему в лицо. Скажите, я разрешила.

Кто должен говорить с детьми о сексе — школа или родители?

0

Дала комментарий СПИД.Центру для материала о том, когда надо начинать рассказывать детям о ВИЧ, и я считаю, что секспросветом в первую очередь должна заниматься школа, потому что на родителей надеяться в этом смысле бесполезно — им самим никто ничего не объяснял, и многие попросту не умеют обсуждать подобные темы ни с детьми, ни со взрослыми. При этом секспросвет должен давать жизненно важные знания, это существеннее, чем число Авогадро, поскольку с Авогадро-то можно ознакомиться в любом возрасте, а сексуальное образование надо получить еще до того, как вырастешь, чтобы дров не наломать.

Соответственно, правильнее переложить эту функцию на обученный персонал в системе, которую детям избежать не удается практически никогда. Кроме того, школа — это контролируемая институция, в которой можно проследить, какие знания детям выдаются (а что именно говорят о сексе родители в каждой конкретной семье, не знает никто).

Но другие эксперты в статье возражают и считают именно семью главным проводником знаний о сексе, потому что школа — обитель зла, неспособная принести ничего хорошего. И я думаю, все дело в том, что мы рассматриваем разные ситуации. Отказывающие школе рассматривают то, как она сейчас устроена (и прямо сейчас там действительно никакие уроки секспросвета не помогут, потому что нет ни учителей, ни системы, поддерживающей положения сексуального образования — свободу, уважение человеческой личности, заботу о себе), а я говорю о том, как должно быть, а не как есть. Так вот за школьной программой уследить гораздо проще, чем за миллионами семей. И построить очень хорошую школьную программу проще, чем объяснить миллионам взрослых, как разговаривать с детьми.

Более того, именно реформирование школьный как системы, а также изменение школьной программы в сторону реально необходимых знаний поможет вырастить тех самых взрослых, которые в случае чего сами все ребенку объяснят. А до того надеяться только на родителей нереально и даже жестоко, потому что им в таком случае сначала себя надо перевоспитать, но дети-то уже есть, и разговаривать с ними надо прямо сейчас.

Tatiana Nikonova, the feminist advocate

0

Дала комментарий к статье о ситуации с харассментом в России на The Globe Post (англ.), от него остался только маленький абзац, но важный:

«Tatyana Nikonova, the feminist advocate, thinks unity might be an answer to the society’s ills. „Women need to make sure, that they will find support and not be ashamed to share their stories. What we need right now is to unite against the problems.“»

Я тут важный момент хотела бы отметить: нам действительно пора объединяться, а не разводить срачи, кто более тру феминистка, а кто не тру.

А еще пора придумать, как себя называть тем, кто в публичном поле работает: the feminist advocate звучит отлично, но по-русски очень странно, а просто «феминистка» довольно бессмысленно, когда интервью берут, потому что сразу возникает вопрос, а что ты еще умеешь делать. Болтать о феминизме — это не профессия.