Жизнь | Nikonova.online
Главная Жизнь

Жизнь

Outlander/«Чужестранка»

0

Кто-нибудь смотрит Outlander? Я досмотрела четвертый сезон, и меня распирает (кто-нибудь, прибейте Роджера, так же нельзя). История там такая: сразу после Второй мировой войны британская военная медсестра Клэр воссоединяется с мужем и едет в Шотландию восстанавливать отношения. Там ее через друидские камни заносит в середину XVIII века прямо накануне якобитского восстания и окончательного падения шотландских кланов, зато она встречает любовь всей своей жизни, и все сложно. В каждой серии кто-то мучается, умирает, рожает или запугивает всем вышеперечисленным, попутно Клэр всех лечит.

Сериал, конечно, удивительный (книги не читала).

1.Чрезвычайно похож на фанфик: стоит любой героине перебраться из одной эпохи в другую, у нее сразу волосы нужным образом укладываются, все вокруг складываются штабелями, даже если ей под полтинник, и у нее ни разу, похоже, не было дизентерии, зубы не болят, и всегда находятся могущественные покровители.

2. Ко второму сезону понимаешь, что сцены любви и нежности вставляются исключительно затем, чтобы напихать затем жестокости полную панамку. Насилие умопомрачительное, я финал первого сезона едва вынесла и так и не поняла, что это был за torture porn.

3. Местами начинается натуральная «Анжелика и король», я, помню, глаза протирала и все ждала, что Клэр в гарем угонят, но нет, почти пронесло.

4. Удивительный опыт регулярного наблюдения обнаженного мужского тела — в сериалах обычно, наоборот, заголяют только женщин. Хотя есть и претензия — Джейми ходит голым недостаточно.

5. Несмотря на то, что Клэр попадает в эпоху еще хуже ее собственной, у нее с Джейми образцово равноправные отношения. Причем она из будущего, что дает ей массу преимуществ, но Клэр ими не пользуется, как и Джейми не пользуется своим тогдашним правом заткнуть женщине рот. И их секс — на редкость хот. И снова его недостаточно.

6. Раздражает история сексуального насилия. С одной стороны, все персонажи, его пережившие в разных формах, сходятся, что насилие отвратительно, а также в состоянии признать вслух, что это было насилие, и они пострадали — даже мужчины. Горцы! Словами через рот! Но это никак не касается самой Клэр, которой пришлось лечь под неприятного человека ради спасения Джейми, а потом еще и с мужем какое-то время спать. В романах, как мне рассказывали, она к мужу вернулась с условием, что секса не будет, но сериал намекает, что все было, просто ей быстро надоело. И вот страданий Клэр из-за всех этих историй не видно вообще, я недовольна.

7. Нисколько не исторический сериал, а все равно я в итоге тест на «Постнауке» «Какой из меня якобит» прошла с результатом «Похоже, вы из якобитского подполья 1740—1750-х годов». В качестве учебника истории не рекомендую, но если путаете, кто за что воевал, на места все расставляет.

И все равно, кто-нибудь, прибейте Роджера!

Girl/«Девочка» (Лукас Донт, 2018)

0

Ходила вчера на предпоказ бельгийского фильма Girl Лукаса Донта, завтра выйдет в прокат, очень рекомендую сходить, если у вас есть непонимание природы трансгендерности и чего же эти люди хотят. Ответы там найдутся не для всех, но очень помогает прокачке эмпатии и сочувствия людям, запертым в чужом теле.

Главная героиня Лара — 15-летняя балерина, которая поздно встала на пуанты, поэтому у нее не до конца сформировалась стопа нужной формы, и ей танцевать сложнее, чем остальным. Прочие части тела тоже выглядят не так, как ей хотелось бы — живет на ингибиторах полового созревания и с нетерпением ждет 16-летия, чтобы начать гормональную терапию, а затем 18-летия — чтобы сделать вагинопластику.

У Лары относительно дружественная среда — отец волнуется из-за проколотых ушей, но не из-за трансгендерности дочери, врачи и психологи, используя все имеющиеся в их распоряжении средства, преподаватели в балетной школе помогают и не придираются лишний раз, никто не пристает на улицах, нет физического насилия и т.п., — но это все не отменяет сильнейшего внутреннего конфликта, из-за которого она не может просто сидеть и ждать 18-летия, потому что каждый день видит в зеркале не того человека, кем хотелось бы быть.

На все это накладывается собственно половое созревание (в 16 Лара начинает принимать гормоны), подростковая сумятица в голове и балет, в котором ненависть к собственному телу, постоянно тебя подводящему на пути к почти несбыточному идеалу, — самое обычное явление. Короче, Лару ужасно колбасит, она сильно вредит себе, проваливает многие важнейшие для нее вещи, и ожидание операции кажется ей бесконечным, а сама операция — событием, после которого все изменится.

В этом смысле ее опыт образцово женский, и у нее общего с цис-женщинами (теми, кто родился уже с вагиной) больше, чем кажется на первый взгляд. Когда психолог говорит Ларе, что видит перед собой прекрасную девушку, и неважно, как выглядит ее тело, главное то, кем она является, Лара вежливо улыбается, но не верит ему ни на грамм.

Это типично женский опыт, через который проходит большинство — ощущение, что твое тело недостаточно хорошо, чтобы просто жить и наслаждаться жизнью, и оно заслуживает страданий, что бы там ни говорили взрослые. Лара даже не знает, кто ей нравится — мальчики или девочки — потому что откладывает свои желания до момента, когда «будет можно», и не чувствует себя достойной внимания, пока не доведет тело до нужной формы.

Все это подпитывается атакующей ее со всех сторон трансфобией — по мелочам, но постоянно и болезненно. После фильма проходило обсуждение фильма с кинокритиком Антоном Долиным, и я быстро сбежала, не вынеся общей тональности, в частности, проявлений трансфобии в фильме многие просто не заметили. Хотя учитель в классе просит Лару закрыть глаза, чтобы подняли руки девочки, кто не хочет, чтобы Лара переодевалась вместе с ними. Когда Лара приезжает к однокласснице с ночевкой, мама той стелит ей в отдельной комнате и говорит, что «девочки будут спать в другой». Одноклассницы Лару травят — не то чтобы сильно, но регулярно, заставляя ее чувствовать себя тотально изолированной ото всех, неправильной и абсолютно одинокой.

Кстати, по поводу трансфобии — интересно, как гетеронормативность незаметно пролезала в обсуждении фильма. К примеру, Долин зачем-то начал рассказывать, что геи и лесбиянки часто ведут себя ужасно трансфобно и не желают общаться с трансгендерными людьми, но в фильме этого не показали, то есть у девочки дружелюбная бесконфликтная среда.

Во-первых, как я уже говорила, на самом деле среда не такая, во-вторых, кто сказал, что среди девочек, издевающихся над Ларой, нет лесбиянок или бисексуалок? Об их ориентации нам ничего не известно, но в таком описании они по умолчанию гетеросексуальны.

Я сначала было взбесилась от такого заявления, а потом шла домой и думала, что, на самом деле, спасибо, что кто-то другой это вслух сказал, а не я, и помог мне увидеть бессмысленность такого утверждения, а еще пример, как даже люди, искренне желающие всем добра, все равно записывают ЛГБТ+ в «другие и не такие», причем требующие обязательной конкретной отметки. И если транс-девушку рассмотреть легко, потому что она главная героиня, геи и лесбиянки в балетной академии оказываются невидимыми и несуществующими, потому что никак о своей ориентации не заявили.

Я думаю, что снятие стигмы происходит через поиск общего и схожести человеческого опыта, а еще через принятие описания опыта, который с тобой никогда не случится. Не «они», а «те из нас». «Мы» может оставаться отдельной группой, когда описываются нужды, возможности и проблематика, и требуется защита интересов. Но когда речь идет о других, это не «они» (Другой — всегда не совсем человек), а «одни из нас, со своими особенностями». Тогда можно будет начинать жить, а не бесконечно ждать, когда, как Пиноккио, превратишься в человека.

«Хорошее место»/The Good Place

0

Ситком «Хорошее место» — сплошной ржач с перерывами на размышления об этике. На Элинор (Кристен Белл) на стоянке у супермаркета наезжает тележка, Элинор умирает и попадает в Хорошее место, которое вроде рая, хотя на самом деле жизнь после смерти устроена несколько иначе, и герои выясняют, что все гораздо сложнее, чем кажется.

Первой проблемой становится то, что Элинор — совсем не хороший человек, прекрасно знает, что в Хорошее место попала по ошибке, и затруднения начинаются практически сразу.

Но, поскольку девушка не дура, она пытается заработать себе билет в Хорошее место и научиться хорошим поступкам, посадив профессора морали и философии Чиди обучать ее этике. Звучит скучновато, но на самом деле это три сезона угара, приключений и попыток выяснить, как же правильно себя вести, не скатываясь в моральный релятивизм.

А скатиться легко, когда осознаешь, насколько сложно сейчас стало делать правильный выбор и совершать правильные поступки. Мир стал настолько сложным и запутанным, а последствия наших действий порой настолько непредсказуемы, что даже когда пытаешься поступать хорошо, все может стать еще хуже.

Простой пример: покупать теплую одежду из меха или что-то искусственное? В первом случае умирают животные, во втором страдает экология, то есть экосистемы, опять же животные, возможно, и люди. Причем, чтобы быть совсем честными, придется посчитать и количество рабочих мест, которые создает каждая индустрия (рабочие места — хорошо), и углеродный след, которые она оставляет (большой — плохо), и износостойкость вещей (высокая — это редкая заменяемость, то есть хорошо), и количество нелегальных мигрантов, занятых в деле (высокое — это коррупция, злоупотребления и низкий уровень жизни, то есть плохо).

Чтобы посчитать все корректно, придется не только вникнуть во все аспекты чужой деятельности, но еще и рассчитать коэффициенты для каждого хорошего и плохого воздействия и попытаться экстраполировать воздействие на будущее, которое тоже непредсказуемо.

Например, убивать животных ради одежды плохо, но если их специально разводят, то сохраняют видовое разнообразие, что хорошо, и если они по какой-то причине исчезнут в дикой природе, производство меховых изделий помогает сохранить целый вид, несмотря на массовые убийства. Однако невозможно догадаться, что нас ждет впереди, и в большинстве случаев нереально оценивать каждый свой шаг, разбирая его на детали.

Во-первых, жить-то когда? Теплую куртку можно купить онлайн часа за два, а выяснять про индустрии придется месяцами, если не годами, ведь информация часто недоступна. Во-вторых, внезапно выясняется, что не существует абсолютно хороших поступков. Даже если расстараться и правильно оценить абсолютно все аспекты и последствия, удастся найти действия, где плюсы перевешивают минусы, но минусы-то все равно никуда не исчезнут.

Кажется логичным, что лучше тогда вообще ничего не делать — обойдешься и без новой куртки. Но, если ты будешь мерзнуть и болеть, не сможешь обеспечивать себя и свою семью, станешь увеличивать нагрузку на систему социальной помощи и здравоохранения (то есть ничего хорошего), а закончится все тем, что друзья или добрые люди все равно купят тебе теплую куртку — с мехом или без него.

Отказ от действий ничего не решает, и выбор все равно приходится делать. Поэтому вопросы этики — это вопросы собственных приоритетов и определения, что для тебя важно, каковы твои ценности, что тебя волнует и к чему ты готова прислушиваться.

Собственно, три сезона сериал выясняет, а что для каждой из нас вообще важно, как это важное определять, почему несущественно, хороший ли ты человек, зато критично, чем ты руководствуешься в своем выборе и как берешь на себя ответственность за него, а не руководствуешься отвлеченной моралью. И все это в приключениях в загробном мире в духе Дугласа Адамса.

Снова играю в престолы

0

Села пересматривать Game of Thrones перед последним сезоном, чтобы вспомнить, кто на ком стоял, а то уже забыла все. Наверное, многое позабыла, но первый эпизод сразу столько воспоминаний вызвал — уже видишь, кто в чем категорически не прав, где начался чей самоубийственный путь, а где дернули за ниточки, чтобы привести все в итоге к кровавой войне.

И все такие молодые! Помню, когда читала Мартина, поразилась, насколько все моложе по сравнению с сериалом, но сейчас смотришь первый сезон, и все равно все кажутся беспомощно юными (кроме, разве что, Неда, но он все равно не жилец).

Романы я читала в основном в Таиланде. Мы тогда поехали с подругами на пару недель, и это был мой первый в жизни реально овощной отдых. Утром на пляж, потом обедать и на массаж, затем спать, вечером бассейн и ужин, потом снова спать. Чисто санаторий, надо еще как-нибудь себе устроить. И пока остальные изучали ночную жизнь Пхукета, я втыкала в свой Киндл и выясняла, сколько там до зимы осталось. С манго ящиками под боком заходило особенно хорошо.

Смотреть продолжение сериала потом было тяжеловато — в голове путались разные сюжетные линии вроде убийства в первом же сезоне персонажа, которому по книге надо было сыграть важную роль не раньше четвертого. Проще стало, когда в сериале пошла полная отсебятина, и можно было уже расслабиться и просто смотреть.

Никогда не любила фэнтези, и сейчас полностью равнодушна, но “Игра престолов”, по-моему, захватывает тем, что ставит современные вопросы, от фэнтези там только оболочка. Можно ли любить того, кто тебя насилует? Что должно произойти, чтобы ты обрела собственный голос? Во что обходится взросление? Достоин ли власти тот, кто в состоянии ее добиться любыми методами? Имеет ли все это значение, если все равно снег закружится над вашими могилами?

Буду смотреть по одной серии в день и вешать каждый что-нибудь в сториз моего Инстаграма. Присоединяйтесь, вместе пересмотрим перед гранд-финалом.

YOU/«Ты», 1 сезон

0

YOU (“Ты”) — сериал, после которого хочется удалить все свои соцсети, на оставшиеся поставить двухфакторную аутентификацию, телефон залочить отпечатком пальца и очень хитрым паролем, а каждого восхищенного поклонника проверять на детекторе лжи.

История такая: искренний любитель чтения простой бруклинский парень Джо с первого взгляда влюбляется в прекрасную блондинку Гвиневру, которая тусуется только с богатыми и спит с кем попало, когда ей грустно, соцсети и мессенджеры играют большую роль в ее жизни, а самого Джо играет Пенн Бэджли (Дэн Хамфри из Gossip Girl), что наводит на мысли о повторении истории, особенно учитывая, что мы из последнего эпизода “Сплетницы” знаем.

На самом деле оказывается, что Джо, который выглядит своим в доску и при этом самым романтичным и идеально хорошим парнем во Вселенной, — сталкер, абьюзер, манипулятор, лгун, вор и распоследняя тварь. В жизни, впрочем, тоже нередко так и случается: когда что-то слишком хорошо, чтобы быть правдой, может, оно и не правда вовсе.

При этом большая часть события озвучивается голосом Джо, и его глазами это все скорее похоже на романтическую комедию. Он влипает в дурацкие ситуации, допускает идиотские ошибки на свиданиях, издалека мечтает о своей прекрасной возлюбленной, страстно желает быть ею замеченным, стесняется невозможности предложить ей то же, что и ее богатые друзья, готов на все ради своей любви, как будто бы не очень надеется, что его однажды оценят, ведет себя очень скромно, а еще заботится о близких и помогает даже незнакомцам.

И это очень показательно, потому что он правда не видит, что же делает не так. В его представлении его преследование на самом деле — невинное желание быть поближе, его попытки контролировать поведение любимой — забота о ней, насилие — да жертвы сами напросились и практически заставили, он следит и тайком вмешивается в жизни — чтобы сделать все как будто бы как лучше.

Удивительной силы погружение в мир искаженной реальности, которая навязывается и той, кому не посчастливилось стать объектом страсти.

Первая половина сезона очень бодрая, вторая поскучнее и напоминает типичный триллер 1990-х годов, а еще мне не понравились редкие намеки, что Джо творит насилие из-за какого-то помутнения в голове, потому что история вовсе не про помешательство, а про насилие в отношениях и уверенность в своем праве на него.

Зато очень понравилась демонстрация, как идея права на насилие вновь и вновь передается в каждое новое поколение. Владелец книжного магазина Муни, когда-то заменивший Джо отца, жестко его наказывал, считая, что действует только на пользу, в итоге и Джо делает то же самое, заодно передавая объяснения, что иногда можно, маленькому мальчику. Что-то похожее было в “Большой маленькой лжи”, где насилие в детском саду оказывалось калькой с происходящего в семье.

Отличный сериал, очень рекомендую всем, кто пытается нащупать границы допустимого в отношениях и старается разобраться, где там партнерская забота, а где манипуляции и попытки контроля.

Продлили на второй сезон, не уверена, что буду его смотреть, мне нравится история, рассказанная в первом.

Еще интересный момент: Хари Неф (играет Блайт) — трансгендерная женщина, и у нее просто роль без какого-либо указания на ее трансгендерность, это необычно и обнадеживающе, потому что актеры должны играть, а не сидеть в своем углу в связи с жизненными обстоятельствами. Неф — модель, первая открытая трансгендерная персона в ее агентстве IMG Models. Я о ней раньше не слышала (не очень интересуюсь модой), и все узнала только потому, что понравилась актриса, нашла ее страницу в Вики.

«Project Woman», Дмитрий Лубнин

0

«Project Woman» — это книга известного гинеколога Дмитрия Лубнина о функционировании цис-женской репродуктивной системы, ее реакции на секс, беременности и способности заниматься сексом и производить потомство.

В ней довольно доходчиво объяснены все основные процессы, и Лубнин совершенно справедливо в самом начале замечает, что даже взрослые люди зачастую представления не имеют, как на самом деле все работает.

В результате женщины бесконечно лечат то, что лечить не надо, либо наоборот, не знают, с какими признаками стоит мчать к врачу, чтобы вовремя все пофиксить.

Книга очень внятная по фактологии и простая по изложению, но в ней есть как очевидные плюсы, так и минусы.

Плюсы:

  • Лубнин искренне хочет помочь женщинам. Предостерегает от ненужных анализов и никак не помогающих врачебных манипуляций. Подробно описывает, почему эрозия — это нормально и не нуждается в лечении, загиб матки — не диагноз, половые губы могут быть любой формы и размеров, и это ок, сдавать анализы на гормоны перед назначением гормональной контрацепции не надо, и так далее.
  • Дает понятные рекомендации и объясняет, почему это работает именно так (например, какой должна быть схема приема обезболивающих при менструальной боли, и почему начинать надо заранее).
  • Довольно реалистично смотрит на вещи, например, прямо говорит, что женщин не готовят к сексу и тому, как это протекает, поэтому у тех мысли о чем угодно, но только не о собственном удовольствии, и радости от секса получается маловато в том числе и из-за неверного заложенного настроя.
  • Объясняет неочевидные многим вещи. Скажем, самым безопасным средством при менструации называет менструальную чашу, а цвет и густоту месячных связывает с их возрастом, а не составом. Или рассказывает про йони-массаж (хотя так его и не называет) и поясняет, чем помогают секс-игрушки для улучшения реакции на сексуальные действия.

Минусы:

  • Сильно раздражающий сексизм в куче мелких замечаний вроде «прекрасные дамы», «особо чувствительные барышни» и прочие «женщины всегда найдут, к чему придраться». Конечно, такой подход понятен широким народным массам, но если все эти выражения из книги выкинуть, вряд ли она ширнармассам начнет нравиться меньше.
  • Несколько устаревшие сведения местами. К примеру, лучшим вибратором для йони-массажа называет Hitachi Magic Wand, хотя сейчас полно более удобных девайсов, чем этот культовый, но все же монструозный агрегат. Или сообщает, что вагинальные презервативы (которые помещаются внутрь, а не надеваются на пенис) созданы для комфортного занятия сексом во время менструации. Или что в России не продают губки, с которым можно заниматься пенисовагинальным сексом во время месячных.
  • Фейспалмовые представления о сексологии. Полноценным половым актом называет только пенисовагинальный контакт, мать объявляется причиной появляющейся настороженности по отношению к мужчинам, уход отца из семьи — причиной отсутствия оргазма. Девственность рассматривается как объективное явление с однозначным к нему отношением, например, заявляется, что если плева сплошная и с небольшим отверстием, то пользоваться тампонами нельзя.

Так что я то бросала книгу на пол и вопила, то вчитывалась и загибала уголки, чтобы потом найти нужную страницу с полезными фактами.

Если вы не феминистка, смело читайте и просвещайтесь, там правда много важного и способного сохранить ваши нервы, здоровье и деньги. Если же вы феминистка, или у вас просто подгорает от таких описаний, берите карандаш и вычеркивайте бессмысленные оценки, на выходе у вас получится вполне читабельный текст.

«Она же Грейс» (Alias Grace)

0

Смотреть сериал «Она же Грейс» по роману Маргарет Этвуд было лень, но я случайно открыла книгу, провалилась в нее, а затем сразу же посмотрела все серии за сутки, благо их там всего ничего.

Этвуд написала роман по мотивам реальных событий — знаменитого убийства джентльмена и его молодой беременной экономки в Канаде в середине XIX века.

В убийстве обвинили слугу и служанку, которые сбежали, прихватив гору добра. Слугу повесили, и он до последнего утверждал, что его уговорила на убийство служанка — 16-летняя Грейс Маркс. Причем уверял, что экономку они убивали вместе.

Версия Грейс — слуга ее принудил в этом участвовать, но она никого пальцем не тронула и не помнит, что происходило. Попала в психиатрическую лечебницу, откуда ее переместили в тюрьму (предположительно, беременную), а через почти 30 лет после суда помиловали.

Этвуд на основе имеющихся документов написала свою историю, в которой молодой психиатр из южных штатов приезжает в Канаду исследовать загадки памяти Грейс. И хотя сначала кажется, что вот-вот мы разберемся, убийца ли она, оказывается, что гораздо важнее не то, что объективно происходило, а какими путями знание ищется.

Пути эти неправедные, как сказала бы Грейс, поэтому в романе так и нет уверенности, действительно ли ее объяснение — правда.

К тому же Джеремайя в начале обещал ее научить, как изображать транс и что говорить, а перед сеансом гипноза, где все и выясняется, оставался с ней наедине, поэтому героиня — типичная ненадежная свидетельница.

Книга произвела большее впечатление (ну это как водится), но в сериале дан несколько другой ракурс. Если в книге мы следуем за доктором Джорданом в попытках прорваться через завесу умолчаний Грейс, которая сама признается, что сама решает, что рассказывать, а что нет, то в сериале она активная и сопротивляющаяся сторона.

Всю свою жизнь она сопротивляется бесконечному насилию со стороны мужчин, которые хотят ее тело, ее внимание, душу и право оценивать, викторианский ангел она или дьяволица. Адвокат сравнивает ее рассказ со сказками Шахерезады — неважно, правда они или ложь, истории рассказывались, чтобы наутро ее не убили.

«Убивая Еву»/Killing Eve

0

«Убивая Еву» — потрясающий сериал. Две героини: кабинетная сотрудница МИ5 Ева Поластри и наемная убийца Вилланель, она же Оксана — психопатка, пытающаяся скопировать себе нормальную жизнь, но представления не имеющая, как это на самом деле устроено.

Ева гоняется за Вилланель, Вилланель подбирается поближе к Еве, вокруг горы трупов и атмосфера европейских стран, по которым мотается действие, будто на дворе до сих пор 1986 год и холодная война (в России заметно особенно).

У Евы проблема — пока она бегает за Вилланель как настоящий агент, ее брак разваливается. Там, где жена терпеливо бы ждала мужа-шпиона из странствий, даже очень покладистый муж ждать отказывается, потому что какого черта.

У Вилланель проблем вообще нет, кроме тех, которые она сама себе по непониманию, как люди чувствуют, создает.

Еще мне очень понравилось, что ее сексуальная ориентация никак не обсуждается и не становится темой сериала. Хотя романы Вилланель заводит только с женщинами, накидывается она, кажется, на все, что движется, поэтому вряд ли для нее вообще стоит вопрос ориентации, и она как-то себя определяет.

Но главное — однополые отношения не становятся ни для кого источником сложностей и волнений, сюжет развивается независимо от того, кого хочет героиня, и это освежающее чувство, потому что давайте уже героини сериалов начнут просто жить со своей ориентацией, а не вся история будет вокруг этого вертеться. Негетеросексуальным персонажам хорошо бы иметь еще какую-то мотивацию, а то их как людей плохо видно.

Главный мотив и Евы, и Вилланель — одержимость. Из-за нее лгут с непроницаемыми лицами, идут на немыслимые поступки и не думают о последствиях, которые ужасны, и чем это все закончится, совершенно непонятно. Поэтому и буду ждать второй сезон!

«Рассказ Служанки» для меня закончился

0

Пересмотрела «Рассказ Служанки», следующие сезоны, наверное, смотреть не стану: настолько они упиваются страданиями героинь, что это уже порно какое-то, а не суровая дистопия. Хотя пересмотр первого сезона на фоне воспоминаний об унылом втором вполне бодренько пошел.

Роман ощущения скуки и издевательства над читателем не вызывал: и Этвуд не стремилась нарисовать убедительное общество, и лишенная информации из внешнего мира героиня выглядела ненадежной рассказчицей с собственными целями, поэтому ее история — такой же мираж, как и идея Галаада в целом. Похожий на правду, но по краям расползается.

В сериале же подробно описывается мир Галаада, и постоянно фейспалмишь.

  • Почему они так разбрасываются людьми, хотя у них их так мало? Куда ни плюнь, казни, страна уже не очень большая (мы видим Новую Англию, в Калифорнии бои, где-то радиоактивные Колонии), там с таким вжик-вжик скоро никого не останется.
  • Кто работает, тоже неясно, с таким-то количество охраны на каждом углу.
  • Как Марфы, Жены и особенно Эконожены ведут хозяйство без записей? Узелки завязывают? Как они планируют детей хоть даже рецептам обучать, если письменное знание доступно только мальчикам?
  • Как Рита в одно лицо ведет весь этот дом?
  • Служанки шатаются по дому и кухне, где ножи и прочее, хотя все боятся, что они самоубьются.
  • Гуляют где попало, особенно во втором сезоне, открыто болтают стайками, никто их не останавливает.
  • Ритуалы эти дурацкие — все знают, что делать, даже если это не тренированные Служанки, как будто с детства видели, что и как делать, а они сталкиваются с таким впервые за несколько лет Гилеада.

Зато заметила, что Эмили все время завязывает шарф как шейный платок — она и носила шейный платок, когда преподавала. Это просто ее привычка из старого мира, которую она пронесла как кусочек себя и собственной индивидуальности, которую ничем не сотрешь.

Или Командор Прайс, у которого так много власти — он до переворота всего лишь трудоустраивал людей, очередь к нему была в основном из мужчин, и он главный рекрутер, судя по всему, его власть держалась еще и за счет личной лояльности рекрутов.

За такие детали я сериал простила, но смотреть — пожалуй, нет.

Покупки на non/fiction: динозавры и книжки с картинками

0

На non/fiction я покупала в основном книжки с картинками, и от них трудно отказаться, тем более, что почти все остальное вполне можно найти онлайн, то есть дешевле и без перевода леса. С картинками этот номер не пройдет.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

1. Антон Нелихов, Андрей Атучин, «Древние чудовища России». Это не про «Песню года», а сборник палеонтологических историй об ископаемых животных, когда-то живших на территории современной России, — с указанием региона и рассказом, где кого выкопали. По морю на месте Москвы плавают протоакулы, завроподы бродят по будущему Кемерово, Россия — родина слонов (жили в районе Ростова). Мой племянник обожает динозавров и всех знает по именам, так что книжка ему, и еще, наверное, карту России надо будет найти.

2. Шон Рубин, «Боливар». Графический роман про маленькую девочку Сибиллу в Нью-Йорке, которой никто не верит, что в соседней квартире живет динозавр, — его никто не замечает, потому что все очень торопятся. Тоже уйдет племяннику и племяннице.

3. Ари Фольман, Дэвид Полонски, «Дневник Анны Франк» — пересказ в виде графического романа, сделано отлично. Рекомендовано 12+, моим немного рановато, но пусть будет.

4. Маржан Сатрапи, «Персеполис». Графический роман о жизни в Иране во время Исламской революции и после — автобиографический, автриса подростком училась в Австрии, потом вернулась в Иран, и знает ситуацию изнутри, но сохраняет еще и оценивающий взгляд. Давно хотела, но не люблю затариваться толстыми книгами (а графические романы почти все толстенные), а тут не удержалась.

5. «История тела. Том 1. От Ренессанса до эпохи Просвещения». Трехтомник написан антропологами и историками культуры, у меня есть второй и третий тома, а первого нигде не могла найти, так что, когда увидела, сразу схватила. Наконец сяду и прочитаю, как тело воспринималось в разные эпохи, о телесных практиках, как они оценивались и к каким целям вели. Потому что идея, что тело всегда одинаково, в целом верна, а вот то, что люди о телах думали и как использовали, в каждый период времени сильно отличалось.

6. Николь Шнаккенберг, «Мнимые тела, подлинные сущности. Преодоление конфликтов идентичности с внешностью и возвращение к подлинному Я». О том, как перестать разрушать себя и свое тело, и почему люди вообще это делают.

7. Марава Ибрагим, Синем Эркас, «Твое личное тело. 50 советов от девчонки, которая повзрослела». На стенде МИФ меня узнали и книжку подарили, она взросление и изменения в теле и желаниях. Прочитаю, переедет к племяннице (повезло ей).

Про прочее, что на ярмарке углядела, есть в сториз моего Инстаграма, смотрите две подборки в Актуальном.