Кино и сериалы | Nikonova.online | Страница 3

Кино и сериалы

«Диета из Санта-Клариты»/Santa Clarita Diet

0

«Диета из Санта-Клариты»/Santa Clarita Diet — комедийный сериал Netflix (я, кажется, только его и смотрю сейчас), который можно описать просто: Дрю Бэрримор превратилась в зомби и пытается спасти свой брак.

Санта-Кларита — реальный город в Калифорнии, в котором живет стандартно унылое семейство из двух риэлторов Джоэла и Шейлы и их дочери-подростка Эбби. Однажды Шейла выплевывает часть себя и обнаруживает, что она умерла, а есть может только человеческую плоть, желательно еще живую. Джоэл не в восторге, но жену любит и пытается организовать все так, чтобы жена не съела близких, была сыта, цела и не попалась полицейским.

То, как пара пытается договориться, самое главное и трогательное в сериале. Больше всего это похоже на историю о семье, в которой один из супругов обнаруживает у себя хроническое расстройство психики, и сначала другой делает вид, что ничего не изменилось, а потом вынужден подстраивать свою жизнь под новые обстоятельства, потому что ему еще остается делать, да и любимый человек с расстройством — это все тот же любимый человек, но с новыми особенностями.

На психическое расстройство это похоже еще и потому, что поведение героини сразу после превращения меняется: она становится более жизнерадостной, импульсивной и сексуально активной. С одной стороны, это позволяет ей лучше находить общий язык с юной дочерью, потому что сама ведет себя как не думающий о завтра подросток. С другой, Шейла все равно остается матерью и вместе с мужем пытается спрятать пугающие подробности от Эбби, а возникающие странности объясняет чем угодно, но только не правдой, что одновременно трогательно и разрушительно, потому что девочка, конечно, чует неладное и идет вразнос. Все как во всех семьях. И зомби.

Еще впечатляет, как по-разному воспринимаются персонажи в разных контекстах. Тот же Джоэл — работящий размазня, пасующий перед более нахрапистыми соседями и Натаном Филлионом в роли красавца. Но стоит ему оказаться в компании нердов, он тут же на их фоне и привлекательный, и благополучный, и видно, какое у него тело отличное, разве что стрижка ужасная, но у них у всех все равно еще хуже. Так что то, как мы себя видим, и как видят нас другие люди, действительно очень зависит от того, что это за люди, и что у них принято за норму. Чтобы посмотреть на себя иначе и увидеть себя другими глазами, надо или получить жизненными обстоятельствами по голове, или попробовать переформулировать свой жизненный нарратив. Например, продавец марихуаны описывает жизнь Джоэла как мечту, а тот ее считает не слишком-то веселой. Какую версию жизни принимать и как вписать в нее жену-зомби — личный выбор.

У сериала разные веселые каналы — Tumblr и Инстаграм, там есть, например, смешное видео «Как говорить с подростком о сексе», и чтобы понять юмор, даже английский знать не требуется. Продлили на второй сезон, узнаем больше о том, как жить в браке, когда сама изменилась, и с человеком, который изменился, через год.

13 Reasons Why/"13 причин, почему"

0

13 Reasons Why/"13 причин, почему" — сериал Netflix о старшекласснице Ханне, которая покончила с собой, и старшекласснике Клэй, который был в нее влюблен, а теперь слушает аудиокассеты, которые Ханна записала перед смертью и перечислила все, что ей и другим сделали как окружающие, так и вполне конкретные люди. Травля, распускание слухов, кибербуллинг, домогательства, сексуальное насилие, слатшейминг, предательства, — и все это на фоне социального неравенства, ядовитых моделей мужественности, тотального недоверия между взрослыми и детьми, статусных школьных игр, невозможности получить помощь вовремя и обычных для подростков неверия в себя, чувств одиночества и отчужденности и неумения видеть адекватную картину происходящего.

Взрослые, с одной стороны, всячески вовлекают детей в замкнутую школьную жизнь, а с другой — недооценивают ее значимость в жизни подростков и способность к прессингу. Поэтому, когда Ханна получает разумный, в общем-то, совет, попытаться просто жить дальше, если не может привлечь окружающих ее каждый день обидчиков к ответу, для нее это становится последним гвоздем в гроб. Школьная система не может ей помочь никак, обращение за помощью к подавленным проблемами родителям кажется невозможным, понять, что думают люди, которые к ней хорошо относятся, она не умеет из-за малого жизненного опыта и большого опыта негативного.

Так что 13 серий демонстрируется, как ее неумолимо раскатывает катком, каждая попытка вернуть себе почву под ногами оказывается провальной, а параллельно рассказывается история школы, для которой с самоубийства Ханны история только началась, и все это — о страхе, чувстве вины и нежелания вину признавать. И хотя виновные обрисованы очень подробно, на деле не менее виновными оказываются простые наблюдатели, которые не сделали ничего. Клэя называют хорошим человеком, который сознательно бы никогда никому не навредил, но он видел — больше года — как Ханну задирали и преследовали, и ни разу пальцем не шевельнул, чтобы ей помочь. Он настолько сфокусирован на невозможности закрутить с Ханной роман, что даже не замечает, как на него другие девушки обращают внимание или даже сама Ханна.

Клэй — типичный «хороший парень» из книг и сериалов Young Adult, а именно совершенно пассивный подросток, которому не сделать ничего плохого позволяет в основном то, что популярные в школе пацаны его в свою компанию не берут (а те, кого берут, быстро превращаются в «плохих»). Это универсальный типаж, и сериал еще снят в такой манере, что не будь у школьников смартфонов, а среди их родителей женатых геев, можно было бы поместить его не в 2017 год, а в 1987: аудиокассеты Ханны, музыка из ХХ века, прически и одежда без какой-либо моды, скотское отношение к девочкам, поддерживаемое всеобщим заговором молчания, и нескончаемая клаустрофобия школьной жизни, которой осталось всего-то пара месяцев, а жить уже никак нельзя.

Удивительно, как быстро забывается ощущение тотальной подростковой покинутости: сейчас, когда смотришь сериал, каждого хочется отправить в полицию, к родителям или хотя бы в школьную администрацию, потому что это выглядит самым простым решением, — отсюда, из взрослой жизни, но оттуда все видится совсем не так. Когда мне было 15, я попыталась покончить с собой, но меня успели остановить и откачать. Психиатр угрожал постановкой на учет, милиция требовала заполнения протокола с указанием причин, а я лежала в больнице под капельницей и хотела только, чтобы все от меня отстали.

Не помню, чтобы кто-то пытался мне помочь, но думаю, что кто-то может и хотел, правда, я вряд ли умела распознать это как помощь и принять ее. Чувство невыносимости жизни затмевало все. Все, чего ты хочешь, так это чтобы все прекратилось, неважно, каким способом. Для этого даже не нужно, чтобы с тобой произошло что-то «объективно» ужасное, достаточно, чтобы ты не умела справляться с тем, с чем столкнуться пришлось, и тебе было не к кому обратиться за помощью, точно зная, что ее получишь. Одиночество не убивает, но делает тебя хрупкой, и тогда достаточно любого самого маленького толчка.

Atypical/"Нетипичный"

0

Atypical («Нетипичный» на русском, но вообще это отсылка к «нейроатипичный») — новый сериал Netflix о старшекласснике с расстройством аутистического спектра. Сэм в остальном совершенно типичный и мечтает, чтобы у него была девушка, попыткам заполучить отношения и выяснить для себя, что же они тебе дают, весь первый сезон и посвящен.

Сэм выглядит убедительно — говорит монотонным голосом, зациклен на нескольких идеях (у него это Антарктика), испытывает серьезные трудности с интерпретацией социальных норм и невербальных сигналов и выражением эмоций. У него есть мать (Дженнифер Джейсон Ли, жизнь положила на работу с сыном), отец (понятия не имеет, что нужно его детям), сестра (талантливая спортсменка, интересы которой всегда на втором плане, потому что есть Сэм), психотерапевт (молодая, идеалистка и с прорехами в профессионализме) и приятель, с которым они вместе работают в магазине электронике (сексуально озабоченный и выдающий стереотипно отвратительные советы).

В англоязычных обзорах сериал с одинаковым жаром и хвалят, и ругают. Хвалят за качество сюжета, отличные роли и их исполнение, попытку показать жизнь нейроатипичных людей и сценарные ходы, которые ее демонстрируют. Ругают за то, что в производстве сериала не были задействованы люди с РАС, аутизм в сериале клишированный — только высокофункциональный, при этом герой с РАС всегда милашка, просто несколько неловкий, и ему нельзя не сочувствовать, также люди с РАС недовольны демонстрацией персонажа как комического, а еще некоторые из них пишут, что нельзя демонстрировать персонажа с РАС как не несущего ответственности за свои поступки.

Мне сериал страшно понравился, посмотрела за два вечера и пару раз взрыднула, так тронул. Задело то, как белый мальчик ищет-ищет секс с женщиной и какого-то рода взимодействие не раз получает, хотя почти никогда ничего не может дать в ответ. В кино так часто бывает — мужчина получает секс просто потому, что он очень хороший (о чем девушка не в курсе), а не потому, что пытался понравиться, например, и предпринял для этого какие-то действия, женщины просто одаряют, потому что герою надо. В остальном сериал смешной, трогательный и местами очень честный — во всяком случае, в моментах, касающихся людей без РАС.

Так что я понятия не имею, действительно ли он как-либо отражает правду об аутизме, и нет ли там оскорбительных или глупых для людей с РАС сцен. Но то, что он говорит о нейротипичных людях — о наших ошибках, уязвимости, о том, как важна близость, как мы постоянно друг друга не можем понять, как взятые на себя обязательства порой разъедают жизнь, а никто твою жертву не оценит, и что иногда бывает слишком поздно, как бы мы ни старались — все правда. Было бы здорово узнать, что о сериале думают люди с РАС в России.

«Война»/Man Down — «Гость»/The Guest

0

Я фильмы «про войну» не очень, особенно когда начинается ее воспевание, но Man Down и The Guest случайно посмотрела за одну неделю и осталась под большим впечатлением, хотя общего у них мало, кроме одного — в основном это истории, чем война заканчивается для выживших солдат (спойлер: ничем хорошим).

В Man Down главгерой (Шайа Лабаф) возвращается домой после войны в Афганистане и обнаруживает, что весь его мир в руинах, а самого его подломило и то, что он делал в ходе военных действий (посттравматическое стрессовое расстройство, как в конце фильма сообщается, чрезвычайно часто встречается у бывших военнослужащих), и исчезновение центра стабильности в его жизни. Стоило только развалиться традиционному, за что предполагается настоящему мужику держаться (семья, уверенность в близких и мужская дружба), как его накрывает, и вынырнуть он сам не в состоянии. Близкие люди — это то, за что мы все держимся, уверенность и близость действительно стабилизируют все, но когда это единственное, что у нас есть, и оно вдруг исчезает, сыплется все. Герою же никаких альтернатив ни армия, ни жизнь, ни доктор не предложили, разве что лекарства, но они сами по себе проблему не решают. В фильме почти ничего не происходит — он ищет потерянного сына и вспоминает лучшее и худшее, произошедшее в его жизни, рассказывая историю, как все разрушилось.

The Guest совсем не такой, это невероятно старомодный триллер о солдате, заявившемся в гости к семье погибшего сослуживца. Посмотрела недавно «Красавицу и чудовище», главным переживанием стал момент, когда Белль оборачивается, а там внезапно Дэн Стивенс, а не та образина. Вот и тут: открываешь дверь, а там Стивенс, пришел, говорит, повидаться. В итоге вокруг смерть, кровь и коварство, герой соблазняет всех направо и налево, решает проблемы членов семьи, дерется как бог, побеждает команду спецназа чуть ли не голыми руками и оказывается результатом военного эксперимента с промытым мозгом и прокачанным телом. Сочувствовать по идее стоит военной полиции, членов которой герой мочит пачками, но как-то не получается — сами вырастили машину для убийства, сами же и расплачиваются (и не только они), и герою искренне желаешь убраться от них подальше. У фильма охренительный саундтрек из синтивейва и композиций 1980-х, сюжет тоже на свежий настолько не тянет, что я было решила, что это римейк какого-то старья. Но на самом деле это просто длинный прекрасный видеоклип для длинных зимних вечером о том, как под чудесную музыку Дэн Стивенс хмурится, улыбается и водит голым плечом. Для тех, кто дочитал, гифка из фильма.

«Сусана, ты меня убиваешь»

0

Несмотря на название фильма, убивает нас скорее главный герой — Элихио (Гаэль Гарсиа Берналь). История такая: живет себе в Мексике актер, снимается в мелких ролях, жена Сусана — испанка, красавица и начинающая писательница, в которую никто не верит. Главгерой — фантастический раздолбай, много тусит с друзьями и крутит романы на стороне, но когда жена однажды без объяснений пропадает, прихватив свои вещи и оставив мобильный телефон, сильно удивляется. Однажды Элихио выясняет, что она получила писательский грант в провинциальном университете в Айове и уехала, чтобы спокойно писать, и мчит возвращать ее обратно, но обнаруживает, что она уже нашла себе огромного молчаливого польского поэта, а в остальном сосредоточилась на работе.

Если до этого ему еще как-то сочувствуешь (ну да, ведет себя ужасно, но страдает же без жены, может, одумается), то приезд его все меняет: хочется ударить чем-нибудь тяжелым, потому что Элихио в принципе не представляет себе существование у Сусаны собственной отдельной жизни, для него она не отдельный человек, а предмет обладания — жена. Отвратителен он настолько, что когда доходит до эротической сцены, первая мысль — не «Ооо, эротическая сцена с Берналем», а «Что ты делаешь, дура, он же мудак!» Поразительная сила искусства.

В общем, весь фильм он пытается наладить отношения (читай: вернуть Сусану в статус жены из внезапно вылупившегося человека с собственными целями), польский поэт опасно маячит на горизонте, все присыпано американским расизмом в отношении мексиканцев, что пару, конечно, сближает, но также и разделяет, поскольку для некоторых местных блондинок Элихио — привлекательный экзотический фрукт.

С одной стороны, эта история — изучение феномена мачизма, который на самом деле замешан не на силе и мощи, а на детском и незрелом восприятии жизни (мое-мое, хочу-хочу), именно оно и становится источником неконтролируемой агрессии. Даже когда герой немного взрослеет и демонстрирует боль и уязвимость, базовое «имею право на других» никуда не девается. С другой — обнаружение, насколько окружающая среда и поддерживает такое мироощущение, и формирует его принятие.

Друзья Элихио не видят никакой проблемы в том, что он пытается управлять женой, а сам при этом налево ходит. Сусана, хоть и пытается освободиться от пут, выбирает себе нового мужчину, который на эмпатичного персонажа тоже совсем не тянет, а сама, поездив по разным странам, не может найти себе там места. Пока она находится в США и легко принимает местные правила, Элихио выглядит полным уродом, но в другой обстановке он — желанный объект любви с привычным и одобряемым окружающими форматом отношений.

Так что на вечный вопрос «почему они не уходят?» ответ довольно сложный: потому что надо не только уйти, но еще и найти, куда уйти, где ты сможешь и оставаться собой, и все вокруг не станет тебя подталкивать все к тому же, а сама ты совершенно не уверена, что правильно, если вся твоя жизнь учила тебя покоряться контролю и разрушению.

«Игра престолов», слитый эпизод

0

Зачем-то посмотрела слитый шестой эпизод «Игры престолов» (и теперь две недели ждать седьмую!), спойлерить не буду, но хочу сказать, что это почти полный каталог токсичной маскулинности, просто удивительно. Не умеют говорить о чувствах, любовь описывается как обладание и распределение ресурсов, секс описывается как имеющий исключительно прикладной характер, в группах моментально выстраивается иерархия, разговоры о чести важнее осмысленных действий, от детских травм проще отвернуться, чем попытаться с ними поработать, воспевание саморазрушения, крупные идеи позволяют не думать о себе самом, сплошная импульсивность, нижайшая критичность, отсутствие рациональности и невероятная агрессивность. К женщинам подкатывают с уменьшительными именами, как только понимают, насколько те сильнее их.

И, конечно, когда судьба мира зависит от них, бродят без шапочек!

Клуб очень первых жен

0

«Клуб первых жен» вышел в 1996, а я его только на днях посмотрела и осталась в полном восторге. Это агитка, конечно, а не кино — в кадре бродят Ивана Трамп и Глория Стайнем, а героини строят кризисный центр для женщин, будучи сами богатыми, обобранными и измученными неудачными отношениями, но не в той ситуации, в которой обычно нуждающиеся в такой помощи оказываются. Но все равно это веселая комедия, героиням которой по фильму 46 лет (в реальности актрисам по 50), их всех надувают и бросают мужья, на которых они годами работали, в итоге они объединяются и возвращают себе награбленное обратно, а заодно начинают больше верить себя и перестают париться из-за возраста.

Это, собственно, одна из главных идей фильма — что дружба важна, а вес и возраст — просто житейские обстоятельства. Так вот это все равно оказалось радикальным заявлением.

Одну из юных и стройных разлучниц играет 30-летняя Сара Джессика Паркер, которая всего через два года начнет сниматься в «Сексе в большом городе» и переживать по поводу «мне 32, а он молодой человек». Десятилетия понадобятся, чтобы героиня Паркер из «Секса» и ее подруги начали не просто декларировать, что возраст несущественен, а еще и жить именно так. Или же Дайан Китон двадцать лет спустя снимается в «Молодом Папе» в роли монахини, и про ее возраст вообще не вспоминаешь при просмотре, он дает только описание персонажа, а не определение. Но тогда — в 46 — ее героиня из «Клуба первых жен» полагала, что на ней поставлен крест, и можно уже благотворительностью заняться. Сейчас женщинам в больших городах такое даже в голову не приходит. Эйджизма у нас навалом, но 46 — это число, а не шлагбаум. Интересно будет поглядеть, как мы станем думать еще через 20 лет.

«Вершина озера»/Top of the Lake, 2 сезон

0

“Вершина озера” (Top of the Lake) Джейн Кэмпион — сериал, которому второй сезон снимать не планировали, но общественность потребовала. Дальше, как всегда, СПОЙЛЕРЫ первого и второго сезонов.

В первом героиня Элизабет Мосс, детектив из Австралии, приезжает на родину в глушь Новой Зеландии навестить умирающую мать, ее привлекают к работе над делом — 12-летняя беременная девочка пыталась утопиться, а когда ее спасли, сбежала в леса, отца ребенка не выдала, обоих ищут, в процессе вскрывается всякое, включая историю самой героини, которая в 15 пережила групповое изнасилование, за которое никто не сел, а саму ее увезли в Австралию, и мать-католичка не дала сделать аборт, ребенка отдали на удочерение.

Весь сезон рассказывает и о том, каково реальное место женщины в мужском мире (столкновения иногда демонстрируются буквально — через конфликт женской коммуны, купившей участок для жизни, с главой местной наркобанды и его сыновьями, но чаще через незатейливую, но наглядную демонстрацию отношения мужчин к женщинам, которых они по-своему любят и уважают, и уж что происходит с теми, кого не любят и не уважают, сами догадываетесь), как женщины пытаются в этих условиях реализоваться через материнство (толку мало, и наконец-то родившей девочке заявляют, мол, твой младенец теперь твой главный советчик, хотя та сама еще младенец), как ответственность испаряется из любых отношений, где есть власть (вплоть до амнезии имеющих власть относительно того, что они наделали), и насколько даже самые лучшие из мужчин глубоко укоренены в системе, где или ты используешь женщин и детей, или лишаешься всего, поэтому выбора у них по сути и нет (а убить все равно хочется каждого). Очень красиво снято, классная музыка, ужасно мрачно и душераздирающе, цельная история, для которой второй сезон даже не напрашивался.

Но второй сняли, и он уже совсем другой. Героиня спустя пять лет возвращается в Австралию: город, полиция, расследуют убийство мертвой девушки, которую называются китаянкой, а на повестке оказывается еще и поиск когда-то отданной дочери, которой уже 18. Убить хочется тоже почти всех, но есть много откровенно смешных сцен (”Я училась у Жермен Грир!”), а городское смягчение правил для мужчин дает им лазейки для изменения собственной жизни, хотя менять систему никто из них не готов. Кэмпион еще проворачивает элементарный и эффективнейший трюк: большинство мужчин ведет себя обычно, мы видели их шуточки в любом детективе, но стоит поставить перед ними не хихикающую женщину, а ту, которой все это не нравится, сразу обнажается, что их поведение на самом деле собой представляет.

Главными темами становятся уже совсем другие вопросы: что такое в наше время семья и родительство (приемная мать дочки героини — Николь Кидман — уходит от мужа к женщине, а сама героиня пытается наладить контакт с уже взрослой девушкой, которую растить и воспитывать не приходилось, и кто из всех этих людей может считаться семьей?), чем грозит следование за правдой (персонажи из первого сезона всплывают как известно что и вот-вот растопчут), упрощает ли жизнь женщин легальная проституция, и добро ли она (а почему нас тогда так корежит, когда видим школьницу, легально выходящую на панель, почему в проституции в основном мигрантки, как относиться к тому, что даже сторонницы легализации подтверждают, что клиенты опасны, и настаивают на борделях как на способе обезопасить женщин, и что делать с тем, что законность практики помогает распродавать женщин полностью, и некоторые предпочитают самоубийство сдаче их тел в аренду?), и как проявляется повседневный расизм (китаянка оказывается тайкой, мигрантками вовсю пользуются даже самые лучшие и добрые из персонажей, а из серии в серию показывают сборища белых неудачников, обменивающихся мнениями о посещенных проститутках, среди которых самые белые — гречанки, а к обычным белым женщинам они даже не рискуют подкатить, отыгрываясь на тех, кого считают ниже себя).

Я, как человек впечатлительный, разрыдалась на конце третьего эпизода, где героиня Мосс отыгрывается за всех, хотя и сама едва не погибает. Мне эта сцена сильно напомнила случившееся в моей собственной жизни, хотя самой мне ответить как следует не удалось. А вот Элизабет Мосс безо всяких заявлений превратилась за последние годы в главную феминистскую сериальную героиню: Пегги Олсен, Оффред и Робин Гриффин под нажимом обстоятельств лишаются собственных детей и пытаются жить — как умеют, а умеют они по-разному, делают ошибки, но рано или поздно находят себя.

Что сказала Дейнерис

0

Дейнерис крайне ясно описала свой брак с кхалом Дрого: мое солнце и мои звезды, но факт то, что ее брат продал, а муж насиловал. Она, конечно, выжала из ситуации все, что могла, и даже успела привязаться к своему хозяину, но стоит выйти из зависимых отношений, где ты ничего не решала, стоит только набраться сил и взять жизнь под собственный контроль, как прошлое начинает оцениваться уже по-другому, гораздо более трезво. Думаю, нам Сансу, которой напомнили о ее браке с Рамси, показали, чтобы слова кхалиси подчеркнуть.

Кстати, часто читаю в обсуждениях, что Санса слабачка, потому что не смогла справиться с мужем-насильником, а вот Дейнерис молодец и даже отношения завязала. Но разница, по-моему, в том, что Дейнерис к тому моменту была еще очень наивной и действительно пыталась своего хозяина полюбить, ей годы понадобились, чтобы осознать, как с ней на самом деле поступили. А вот Санса уже хлебнула всякого и сразу поняла, где она находится и что с ней происходит.

Или, скажем, Серсея. Ее отец Роберту продал, и называют ее зрители злобной, а в сериале чудовищем, не то что добрая и справедливая Дейнерис (которая убила гораздо больше народу, чем Серсея, включая ближайших соратников). Но я вот что скажу: куда проще быть доброй, если у тебя три дракона, а не трое детей, и насколько проще ожесточиться, если ты в клетке сидишь не год, а двадцать лет. Никто такой судьбы не заслуживает, но если есть возможность отрастить драконов — растите, не помешают.

«Сплит»/Split и наши собственные чудовища

0

“Сплит” (Split) не очень страшный как триллер, все довольно быстро становится понятно, но совершенно душераздирающий, если рассматривать обычные и реальные ситуации героя и героини (я знаю, что вы все уже посмотрели, но все равно предупреждаю — СПОЙЛЕРЫ).

Героиня вся в шрамах и следах от сигарет, ее заторможенность, над которой смеются, — результат сексуального насилия, в котором она с детства живет. Когда ее похищают, она, кажется, не очень-то и удивляется, потому что жизнь у нее и так полный кошмар, а когда она все-таки спасается, это не особо-то и спасение, потому что она возвращается к насильнику. Вся история для нее — перемещения между разными кругами ада. Очень тяжело смотреть, жаль ее невыносимо.

Зато психотерапевтическая история главгероя очень увлекательная. У него несколько личностей, и каждая пытается прорваться наружу, до какого-то времени их удерживает самая гибкая и обстоятельная, которая контролирует происходящее. Но некоторых из них она считает неуравновешенными и на свет не выпускает, в результате они сами захватывают власть.

На самом деле у обычных людей без подобных множественных расстройств случается нечто похожее. Многие из нас знают, что мы в разных ситуациях ведем себя буквально как разные люди, и очень хотелось бы иногда конкретного “человека” вызывать осознанно, а некоторых не видеть никогда, потому что они нас расстраивают. Этих разных внутренних людей называют субличностями или эго-состояниями. Мы действительно состоим как бы из разных людей, и все они решают какие-то задачи. Иногда оказывается, что задачи решать уже не надо, либо необходим другой метод, но субличности в таких мелочах не разбираются и продолжают фигачить, портя нам жизнь. Но в реальности они не “плохие”, они помогают и защищают нас, хотя в какой-то момент их действия перестают быть уместными.

В фильме одной такой личности с ОКР психиатр как раз объясняет, что она молодец, заботится о главной личности, которая живет в этом теле, и делает что может. Для нее откровение, что кто-то это понял — и она даже оказывается в состоянии объяснить, почему поступает именно так. Так вот со своими субличностями мы тоже можем договориться, организовать диалог между ними, понять, чего они хотят, выяснить, могут ли они быть нам полезными, вежливо просить не отсвечивать в ситуациях, когда они не помогают, ну и так далее. Если регулярно так себя просматривать, однажды обнаруживаешь, что субличности, во-первых, крайне договороспособны, а, во-вторых, даже самые отвратительные из них на самом деле вполне нормальные, надо им только дело найти подходящее.

В моем списке субличностей есть две, которые сильно бесили. Первая называется условно “Камень в лесу” (я им всем даю имена и визуализирую, так проще общаться). Это когда я могу только лечь и ничего не делать, очень депрессивная сторона. В дома бардак, работы море, собака не гуляна, коровы не доены, а я могу только лежать и смотреть в потолок. Когда это наваливается внезапно, очень тяжело и неприятно из-за бессмысленного безделья, форсирует ненависть к себе. Другая — Маньяк, она легко подрывается делать что угодно, на все соглашается, узнав что-то новое, тут же рвется этим новым заняться (и ничего продолжительного до конца не доводит, кстати). Раньше влипала из-за нее в неприятности, необдуманные сотрудничества, брала лишнюю работу и тп, а потом ненавидела себя за то, что не справляюсь.

Так вот если их подружить, получается идеально. Когда мне предлагают что-то новое, Камень хочет лежать, а не разбираться в вопросе, Маньяк жаждет бежать, делать, и пофиг, что там могут ждать псиглавцы или завтра рано вставать. Но я говорю: “Ша! Маньяк, сиди на Камне, Камень, держи Маньяка, пока я не разберусь, что там за предложения”, — и моя рациональная часть, избавленная от бешеных эмоций, спокойно идет все выяснять. Но для этого, конечно, надо к субличностям относиться с уважением, потому что они, во-первых, часть нас — без них нас бы не было. Во-вторых, мы можем не помнить, как они нас спасали, пусть даже и на свой странный лад, но вредных и ненужных субличностей не бывает.

В фильме герой выращивает себе новую личность, причем целенаправленно, и это тоже такой психотерапевтический эффект, она бесстрашная и почти неуязвимая — как противовес тому, с чем он изначально жил. Мы и сами в результате терапии можем становиться другими, более стойкими, легче справляющимися с проблемами, быстрее восстанавливающимися от душевных ран, и это не всегда приятно окружающим. Но начать можно и с того, чтобы увидеть, кто в нас еще есть, и какими ценными ресурсами на самом деле мы обладаем. Даже умение лечь и не шевелиться может оказаться существенным скиллом в зависимости от ситуации. В фильме как раз психиатр пытается помочь герою в том числе установить баланс между личностями, каждая из которых особенная и полностью автономна. И у него их 23 штуки, что осложняет дело. У меня вот столько нет.