Спойлер | Nikonova.online | Страница 3
Главная Спойлер Страница 3

Спойлер

Два мини-сериала о самых разных вещах

0

Два мини-сериала о самых разных вещах, которые мне очень зашли.

1. «Миссис Америка»/Mrs. America — девятисерийный фильм с Кейт Бланшетт в главной роли о Филлис Шлэфли, убившей десяток лет на борьбу с поправкой о равных правах, которую продвигали феминистки в США в 1970-х годах. Чтобы поправка заработала, ее должны были ратифицировать 38 штатов, и Шлэфли год за годом работала с группой хорошо обученных и организованных домохозяек, чтобы не допустить ратификации, причем назвала свое движение STOP (Stop Taking Our Privileges или «Хватит отнимать наши привилегии»). В итоге ей это удалось — к избранию Рональда Рейгана в 1980 поправку ратифицировали 35 штатов, а еще три сделали это только с 2017 до 2020 годы, спустя 40 лет.

Почему Шлэфли была против поправки? Ее взглядами были консервативные республиканские, она полагала, что аборты — это зло, а женщины должны сидеть дома. При этом сама была крайне амбициозна и, несмотря на наличие шестерых детей, умудрилась выпустить несколько публицистических книг, активно занималась общественной деятельностью, окончила юрфак и пыталась сделать политическую карьеру.

Выдающаяся была женщина, но поставила на риторику «эти феминистки заставят нас делать аборты и отдавать детей на воспитание геям», которая используется до сих пор. Феминистки в сериале тоже показаны — Глория Стайнем, Белла Абзуг, Бетти Фридан и другие, имевшие невероятные и по нынешним временам вес и политическое влияние. Причем показаны и их конфликты, и неидеальность, но вся борьба за поправку такая захватывающая, что после каждой серии взахлеб читаешь Википедию, чтобы побольше узнать обо всех фигурантках «Национального женского политического собрания».

Снято отлично, особенно должно понравиться тем, кто скучал по Mad Men, и после просмотра накрывает примерно так же, как после Mad Men, — столько лет прошло, а ничего не изменилось. До сих пор вкалывающие женщины рассказывают, что женское место на кухне, а мужчины пользуются женским трудом, никак его не оплачивая. Идеи о мужском превосходстве так никуда и не делись. Консерваторы апеллируют к богу как к высшей инстанции, даже если жизни реальных людей из-за этого становятся только хуже. Харассмент и сексуальное насилие на работе остаются в порядке вещей.

Опускаются ли руки после такого? Бывает. Стоит ли их опускать? Нет. Изменения все же происходят, хотя и медленнее, чем хотелось бы, и борьба за наши права позволяет удерживать мир от скатывания в еще более дерьмовое дерьмо.

2. «Муж политика»/The Politician's Husband — трехсерийный фильм с Дэвидом Теннантом и Эмили Уотсон о супружеской паре пробивных министров, где дела мужа идут на спад, а карьера жены, наоборот, взлетает, и муж на все готов, чтобы вернуть все как было. Теннант крайне убедительно играет домашнего злодея, а Уотсон — женщину, готовую на многое ради семьи. Но что у них получится, я вам не расскажу.

Чтение на выходные

0

Сексуальные домогательства в немецких вузах: как это бывает: «История о домогательствах в МГУ имела эффект разорвавшейся бомбы. Уполномоченная по вопросам равноправия Свободного университета Берлина восхищается мужеством российских студенток. А если бы такое произошло в Германии?»

«Девочка, разбирайся сама»: Как полиция защищает женщин от бытового насилия в Казахстане: «Согласно Human Rights Organization, казахстанским женщинам не обеспечиваются в достаточной мере защита и доступ к правосудию. В организации отмечают, что работники полиции часто давят на пострадавших, чтобы те отказались от заявлений. Они не имеют должной подготовки для реагирования на обращения тех, кто пережил домашнее насилие.»

Небинарный человек — о том, почему пора перестать делить общество на «мужское» и «женское»: «И такой подход во всем школьном образовании: уроки физкультуры, уроки труда, отдельные задания для девочек и мальчиков. Такое чувство, что это разделение заложено очень глубоко во все, что мы делаем, и каким-то образом указывает на то, кем мы должны быть. Вопрос о том, почему у меня есть это чувство неправильности, я начал задавать только после окончания университета, когда появилось время, чтобы сесть и поговорить с собой. Тогда я узнал, что это называется небинарностью: мое самоощущение не входит в рамки мужского или женского.»

У бедности в России — женское лицо: «Equality Now — международная неправительственная правозащитная организация, основанная в 1992 году для защиты и продвижения прав женщин и девочек. Джанет Ахильгова в ней выступает консультанткой по России и Кавказу. Мы расспросили Джанет о работе организации в России и Евразии и о том, какую специфику имеют сексуальное и домашнее насилие и другие гендерные проблемы в этих регионах.»

Как я пытался победить в себе гея и стал скинхедом: «После истории с милицией меня исключили из престижной школы в центре Москвы, и я перешёл в школу попроще, где совсем забросил учёбу. Я стригся а-ля гитлерюгенд и рассекал по коридорам в берцах, чёрной рубашке и подтяжках. Меня всё больше захватывала идея расовой войны, я постоянно рассказывал о ней на переменах и как-то даже сделал к уроку биологии доклад о том, почему мулаты хуже чистокровных. Учитель поставил мне пятёрку, а по-хорошему стоило уже тогда сдать в полицию.»

Ничего, кроме правды. Восемь комментариев о Top of the Lake: «Оба сезона взаимно негативны в ключевых моментах. И там, и там в центре внимания оказывается ушедшая из дому девочка-подросток, а сквозным мотивом является материнство. Нарратив расследования в первом сезоне снимается фамильной драмой во втором. „Райскому“ сообществу немолодых женщин, пострадавших от своих партнеров, противопоставлена группа порнозависимых парней из „Китаянки“, которые бахвалятся сексуальными успехами, при этом не отрываясь от ноутбуков с соответствующими сайтами и не осмеливаясь завязать знакомство с живой официанткой в кафе. В обоих частях есть гуру, которая/ый в основу доктрины кладет тело и телесность. Но если у Джиджей тело — метафизический конструкт („лучший учитель“ без всяких чакр, просветлений, третьих глаз), то у Пусса — экономический, подчиненный его идеалу революционной борьбы.»

Элис Горман: в будущем астронавтами чаще будут становиться женщины, а не мужчины: «В начале 60-х годов в США начинает формироваться первый отряд астронавтов-мужчин „Меркурий 7“. Параллельно специалист авиационно-космической медицины Рэндольф Лавлэйс, который отвечал за экзамены для кандидатов в астронавты мужского пола, создает подобный отряд и для женщин, в историю он вошел под названием „Меркурий 13“ (этот отряд никак не был связан с NASA). Точно такие тесты, которые проходили мужчины, Лавлэйс проводил и для девушек. Группа „Меркурий 13“ превзошла „Меркурий 7“ по многим показателям, в частности, участницы лучше справились с изоляцией.»

«Ждали отказа»: как в России признали однополый брак: «„Мы советовались с юристом, и он сказал — ‚У вас есть сертификат о заключении брака и есть семейные права, вот идите и реализуйте их!‘, что мы, собственно, и сделали“, — отметил Федоров. „Мы ждали отказа, после которого можно было бы начать судиться за признание нашего брака в России. И совершенно неожиданно ФНС одобрила нам этот вычет и уже перевела деньги. А это значит, что тем самым Россия в лице одной из своих официальных институций признала однополый брак. И очень интересно теперь, что будет дальше“.»

Журналистка Екатерина Федорова — об изнасиловании, суде и новой жизни: «Потому что мы должны называть имена насильников. Как бы больно и страшно ни было. Пока одна из нас не скажет имя, будут новые жертвы. После того, как я написала свой пост, мне начали звонить девушки, которые знакомы с Мигуновым. У меня нет подтверждения их слов — я просто верю жертвам насилия. У меня нет ни единой возможности уговорить этих девушек заявить об этом публично. Все они сказали, что боятся его. У меня ощущение, что я ткнула палкой в осиное гнездо.»

Невестка в Кабардино-Балкарии: жизнь по уставу: «Правила, по которым должна жить кавказская невестка, предельно просты: молчать, кивать, угождать всем в новой семье, а больше всего — свекрови. Вся работа по дому, каким бы большим они ни был, — на ней. Он — „лицо невестки“, а любая соринка — оспина на этом лице. Она должна обслуживать всех членов семьи, сколько бы их ни было. Ни с кем не спорить, „знать своё место“. Болеть ей крайне нежелательно, пока не рухнет нужно быть в строю. Помнить: „ничего своего у невестки с момента замужества нет, она должна раствориться в новой семье и забыть все старые привычки“.»

Что делать, когда человеку нужна эмоциональная поддержка: «Отношения может улучшить очень простая стратегия. Принятие — это то, ЧТО можно делать в любой проблемной ситуации. Валидация — это то, КАК можно дать человеку понять, что вы его принимаете. Валидировать не значит соглашаться или одобрять. Когда ваш лучший друг или член семьи принимает решение, от которого вы не в восторге, валидация — это способ выразить поддержку, укрепить отношения и при этом остаться при своем мнении. Валидация — это способ дать понять, что отношения важны и надежны, даже если по каким-то вопросам вы придерживаетесь разных позиций.»

История бисексуальности: «В медицинском значении термин „бисексуальность“ был введен американским неврологом Чарльзом Гилбертом Чеддоком в 1892 году в переводе книги Краффта-Эбинга „Психопатология сексуальности“. До этого термин обычно использовался для обозначения как женских, так и мужских частей у однодольных растений. А также для названия совместного обучения мужчин и женщин.»

«Роль матери не для меня»: как живется 38-летней женщине без детей в России: «Впервые услышав „я пока не готов“, я растерялась. Это в мой план никак не вписывалось. Но я любила своего мужчину и решила подождать (мне было 25). В ожидании его готовности мы прожили вместе девять лет. А потом расстались. Ирония в том, что расстались мы совсем по другой причине. Сейчас я уверена, все было к лучшему. Потому что время ожидания позволило мне прислушаться к собственным желаниям и окончательно осознать, что роль матери — не предел моих мечтаний, а навязанное убеждение.»

Вышел доклад правозащитной организации «Зона права» о домашнем насилии в нашей стране: «В России закона о домашнем насилии нет. Мы последняя страна из Совета Европы, которая до сих пор отказывается его принять. По данным ВОЗ на 2017 год, 38% всех убийств женщин в мире совершены их партнерами. Почти каждая третья женщина, или 30% всех женщин в мире, состоявших в отношениях, сталкивались с физическим или сексуальным насилием со стороны своего партнера. Официальная версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, представленная в ноябре прошлого года на сайте Совета Федерации, была раскритикована юристами, специализирующимися в сфере домашнего насилия.»

«Слишком рано! Сексвоспитание подростков в эпоху интернета»

0

Книга, прочитанная на прошлой неделе: «Слишком рано! Сексвоспитание подростков в эпоху интернета», автор — Альберто Пеллай, психотерапевт из Италии и, как указано на обложке, отец четырех детей. Адресовано родителям подростков (точнее даже родителям детей лет с девяти, судя по приведенным примерам).

Пеллай, с одной стороны, очень важные и точные вещи говорит, например, что детей сексуализируют с раннего возраста, чтобы продавать им побольше товаров, и большинство детей не готовы к тому, что им может встретиться в интернете. Мне очень понравилась формулировка: «Чтобы свободно проживать эротическую сферу жизни, необходимо иметь способность управлять теми трудностями, которые она за собой неизбежно влечёт». Но вместо того, чтобы давать конкретные рекомендации по обучению детей жизни в интернете, автор настоятельно рекомендует всячески ее ограничивать, например, отбирать телефон на ночь.

Намерения у него самые похвальные — рассказывает, к примеру, о 12-летней девочке, попавшей путем шантажа в лапы коллекционера детского порно, но выясняется, что с ребенком никогда не говорили о том, как общаться с людьми в сети, а еще разрешили завести аккаунт в Facebook, хотя девочке меньше 13 (возраст, когда FB разрешает заводить аккаунт). То есть проблема-то не в том, что ребенок ходит по лесу с голодными волками, а в том, что у него нет никаких инструментов для избегания волков и навыков быстро сечь ситуацию и звать на помощь родителей. Родители — это единственное, чего боятся злые волки, охотящиеся на детей, поэтому родителям необходимо рассказывать, как учить детей максимально безопасной жизни в сети. Отбирать телефон тут не поможет либо поможет совсем ненадолго.

Или глава о просмотре порно в сети — она посвящена тому, что мальчики получают неверные вводные и начинают плохо относиться к женщинам, но начинается с истории 11-летнего мальчика, который случайно увидел порнографию, случайно же получил первую эякуляцию, и у него начались ужасные головные боли. Странно, что волосы на руках не выросли. Причем выяснилось, что он не знал, что такое эякуляция, и, думаю, это его испугало не меньше, чем то, что он увидел. Про порно ему тоже не рассказывали. То есть отсутствие информации о собственной физиологии и о том, что может попасться в сети, привело к шоку, который можно было бы смягчить, будь у ребенка нужные знания. Сейчас средний возраст, когда ребенок впервые сталкивается с порно — 9 лет. Это неизбежность, к сожалению (я тоже считаю, что это слишком рано), но есть вещи, от которых уберечь невозможно, можно только сразу дать правильное направление и предупредить.

Особенно я надеялась на главу о секстинге — хотела проверить, совпадают ли мои правила его ведения с правилами, которые предложит специалист. Оказалось, что Пеллай предлагает несовершеннолетним вообще отказаться от секстинга, потому что это слишком небезопасно. По-моему, это нереально, тем более, что он сам мудро отмечает, что секстинг — это возможность переживать эротические приключения без физического контакта, к которому многие подростки еще не готовы. Так вот, если родители начнут втирать при этом, что секстинг до 18 небезопасен и грозит страшными последствиями со всплывшими фото в будущем, подросток кивнет и просто перестанет доверять родителям. А потеря доверия — ключевая проблема в любом лесу с волками, поскольку на помощь звать будет некого.

Мне не понравилось, рекомендовать не могу.

«Очень женские дела. Пора покончить с многовековым табу» Джек Паркер

0

Книга, прочитанная на прошлой неделе: «Очень женские дела. Пора покончить с многовековым табу» Джек Паркер. Паркер — это псевдоним французской блогини Таус Меракши, а в оригинале книга называется иначе: Le grand mystère des règles : Pour en finir avec un tabou vieux comme le monde («Великая тайна менструации: пора покончить с табу, старым как мир»).

Но менструацию на обложку вынести в России невозможно, если хочешь, чтобы книга продавалась, и замена, к сожалению, неточная, поскольку полно женщин, у которых нет менструаций, и менструации есть не только у женщин, поэтому очень женскими делами месячные не назовешь. Я, если честно, даже не знаю, существуют ли действительно женские дела, присущие ну пусть не всем даже, но подавляющему большинству женщин. Пожалуй, только те, к которым нас повсеместно принуждают, а вот сами мы выбираем самые разные вещи.

Книга, надо сказать, тоже о выборе — о выборе в пользу отказа от замалчивания всего вокруг менструации. Даже средства гигиены нам рекламируют белыми штанами, демонстрирующими, как легко менструацию скрыть, как будто это что-то плохое. Поэтому Паркер подробно пишет обо всем — о боли и способах ее пережить, о ритуалах, связанных с первой менструацией, о страхах первой менструации, о ПМС, о разных средствах гигиены, о спорте, о менструации в искусстве и поп-культуре, об истоках табу на обсуждение месячных, о сексе и об отказе приписывать перепады настроения менструации. Хорошая книга, особенно имеет смысл прикупить родителям подростков, чтобы в доме была.

Чтение на выходные

0

«Ищите, где вам сделают аборт с таким кашлем». С чем во время пандемии сталкиваются женщины: «Ирине Дроздовой из Всеволожска 13 апреля должны были сделать стерилизацию. На операцию 25-летняя Ирина решилась после тяжелых родов: „Наркоз при кесаревом сечении и нагрузки после родов спровоцировали кардиомиопатию. Сейчас я пью таблетки, которые несовместимы с беременностью и буду пить их пожизненно. Плюс мне поставили дефибриллятор, а он как раз является одним из показаний к стерилизации по ОМС“. Готовясь к операции, Ирина сдала больше десятка анализов, но внезапно ее отменили: „Отказали из-за ситуации с коронавирусом, а я три месяца собирала документы, консультировалась у кардиолога, проходила УЗИ — все было готово. Чтобы перезаписаться на новую дату, мне придется пройти обследование снова“».

Как в российских вузах решают проблему домогательств и секса между преподавателями и студентами: «Би-би-си поговорила со студенткой, которая пытается доказать факт домогательств со стороны профессора, со студентками, которые встречались с преподавателем, и с преподавательницей, у которой был роман со студентом, — а также выяснила, что в одном из крупнейших российских вузов профессор был временно отстранен от работы из-за харассмента».

При рекордном уровне разводов в России почти невозможно получить выплаты на ребенка: «Россия — один из мировых лидеров по количеству разводов на душу населения. В стране живет 17 миллионов семей с детьми, в каждой третьей из них детей воспитывает только один родитель — часто без финансовой помощи от бывших супругов. В ведении Федеральной службы судебных приставов на постоянной основе находится более 1 млн долгов по алиментам. При этом приставам удается взыскать менее 10% от общего объема задолженности».

«Проведя две недели без интернета, я увидела в зеркале не огромный живот. А просто живот»: «Тогда я повернулась к зеркалу спиной. И вместо ужасных жировых складок я видела просто спину. Это было довольно круто и продержалось ровно неделю после возвращения в Питер. Но мне так понравилось, что я решила имитировать одесскую деревню в своём личном мире (создавать маня-мирок, как говорят в Твиттере про подобные практики). И у меня получилось! По‑прежнему бывают „плохие дни“, но большую часть я просто живу в своём толстом теле и мне окей. Правда, картинки не отключала, зато меняла их содержание. И делала ещё всякие штуки, про которые хочу сегодня вам рассказать».

Как я была примерной женой и матерью: «Когда гости ушли, мужу захотелось заняться сексом. Он не спросил, хочется ли мне того же, и никаких предварительных ласк не было. Он просто сделал то, что хотел. Мне было больно, я просила остановиться, а он был пьян и веселился. Потом я плакала, а он взял мою камеру, включил вспышку и стал меня фотографировать. Я закрывала лицо руками — мне было стыдно и страшно, что кто-то узнает об этом эпизоде. Я храню фотографии архивами, по датам. В одной папке с этим снимком — фотографии дочки и моей мамы, сделанные в тот же день. Тогда я не понимала, что-то, что со мной происходит, — это насилие. Я думала, что не должна отказывать мужу. С детства мне казалось: кто сильнее, тот и прав».

Гайд для тех, кто хочет узнать больше о женском заключении в России: «В России полмиллиона заключенных, из них больше 40 тысяч — это женщины. Вокруг женского заключения существуют несколько мифов: что оно мягче, чем мужское, что оно страшнее, чем мужское, что туда попадают самые маргинализированные. Все эти мифы продолжают жить, потому что людям катастрофически не хватает информации о том, что на самом деле происходит с женщинами в СИЗО, в колониях, в лечебно-исправительных учреждениях. Женщина, которая сталкивается с системой исполнения наказаний, проходит путь отличный от мужского. Мы знаем мало из-за закрытости женских исправительных учреждений, но что-то мы все-таки знаем. Здесь собран архив материалов, который поможет вам разобраться в теме, сделать выводы и при желании — сделать пожертвования организациям, которые помогают женщинам-заключенным».

Патриархальный провокатор. «Мужское государство» и его король: «В Балаково Владислав закончил среднюю школу №25. Его одноклассники помнят его как тихого, доброго парня, который ни с кем не конфликтовал, учился средне. „Он был очень худым, — говорит одна из одноклассниц. — Когда я через пару лет после школы столкнулась с ним в городе, то не узнала, так сильно он раскачался“. После 11 класса Поздняков поступил в Балаковский медицинский колледж, однако диплома так и не получил. Поздняков любит представляться „тренером и врачом“, многие СМИ писали, что он работал фельдшером, однако РС выяснило, что он нигде никогда не был трудоустроен официально».

«Я феминистка, но платить будешь ты»: о гендерных ожиданиях и реальности: «Все мы наслышаны, что феминистки — это такие специальные женщины, борющиеся против того, чтобы мужчины открывали перед ними двери и помогали надеть пальто. Странные женщины, которые запрещают мужчинам оплачивать свой счет в ресторане, ненавидят комплименты и всегда делают первый шаг в отношениях, старательно задавливая в партнере любую инициативу. Однако, как и большинство других стереотипов, этот весьма далек от реальности».

Док про Джеффри Эпштейна на Netflix: о чем рассказали выжившие: «Фильм про Эпштейна — хорошая возможность рассмотреть в подробностях, какими способами влиятельные преступники блокируют огласку, а эти способы всегда одинаковы: подкуп, запугивание, адвокаты, сделки со следствием. Еще одна важная тема: системная нормализация зла, когда жертв успешно удается убедить, что ничего экстраординарного не происходит (после изнасилования девочку могли взять на прогулку или посмотреть вместе с ней телевизор). Некоторые из жертв еще до встречи с Эпштейном пережили сексуальное насилие; он был первым человеком, который поговорил с ними по-человечески, сказал „ты классная“, предложил оплатить учебу».

«А почему она не пошла работать?!»: «Порой в комментариях к моим статьям о картинах с печальными невестами XIX века можно встреть реплики в духе „а надо было не выходить за нелюбимого, а уйти из дома“, „сама виновата, я бы на её месте сбежала и пошла работать!“, „хотела жить иждивенкой — получай“ и тому подобные. Ну что ж. Давайте представим себе девушку из семьи скромной, но честной».

«Окей, это рана, но не мешает рожать детей». Первое в России уголовное дело о женском обрезании: «В июне 2019 года житель Ингушетии позвал в гости своих дочь и сына, живущих после расставания родителей в Грозном вместе с матерью. Новая жена отца отвела девятилетнюю падчерицу и свою родную восьмилетнюю дочь в детский лечебно-диагностический центр „Айболит“ в Магасе. Как рассказывала мать пострадавшего ребенка, сначала операцию сделали младшей девочке. Старшую гинеколог Изаня Нальгиева, по словам матери, запугивала: говорила, что та умрет, если не сделает „прививку“».

Как измывались над Дорианом Греем в 1970-е: от джинсов до Кабанеля: «Из этого выпуска вы узнаете, что общего у советской живописи и фильма в жанре спагетти-сэксплуатэшн, почему без портретиста Шилова в истории искусства 20 века уже не обойтись, как были законсервированы руки ван Дейка, почему англичане молодцы, а французы халявщики, а также о том, как Сара Бернар исполнила мечту Мейерхольда и Греты Гарбо».

10 стереотипов об ЛГБТ+: отвечаем с шутками и без: «Что значит „против природы“? Если речь о том, что в природе не встречаются, например, гомосексуальные отношения, то это неправда: это вариант поведенческой нормы у множества видов млекопитающих со сложным социальным устройством (от китообразных до приматов). Если же говорить о сексуальном поведении человека — то это сложное социокультурное явление, и свести его только к биологии не получится даже в случае с гетеросексуальными людьми».

Без статистики и будущего: о трансгендерной проституции в России: «Их путают с трансвеститами, о них говорят в шуточном тоне, эти заголовки попадают в один ряд с новостями из мира сплетен шоу-бизнеса. Но как это выглядит на самом деле?»

«Интимный ликбез с родителями и без»

0

Получила книгу Юлии Ярмоленко «Интимный ликбез с родителями и без». Я давно ее хотела посмотреть, книжка оказалась отличной. Рассчитана на детей 4-10 лет, рассказывает о правилах гигиены, устройстве гениталий, менструации, эрекции и прочих волнующих вещах, о которых родители часто забывают или просто не умеют рассказывать вовремя. Еще в книге говорится о важном — о правилах личной безопасности, о том, откуда берутся дети и каким должно быть белье. Много картинок, все наглядно проиллюстрировано, а не только описано, могу смело рекомендовать родителям.

Спрашивали, где ее брать — берите в Palolo, это блог и магазин психотерапевтки и мамы троих детей Анастасии Котельниковой. У нее большой выбор книг о сексуальном образовании, некоторые больше нигде не найти. Почти все, что я рекомендовала в свое время, у нее продается. А вообще она собирает книги, поднимающие вопросы секса, самовосприятия, эмоций и взросления, то есть то, что необходимо и детям, и их родителям в поисках ответов на детские и недетские вопросы, и все это можно найти в одном месте.

Чтение на выходные

0

Топ 7 ужасных отцов: «На днях дочь детского писателя Эдуарда Успенского, именем которого планируют назвать литературную премию „Большая сказка“, опубликовала открытое письмо, в котором обвинила отца в физическом, психологическом и эмоциональном насилии по отношению к жене, детям и внукам, попросив не присваивать его имя премии „в такой гуманистической области как детская литература“. Ко Дню защиты детей мы подготовили чарт худших отцов — отборных самодуров, тиранов и подлецов».

«На мою девственность карантин не повлиял»: премьера российского ситком-подкаста о сексе: «Студия „Либо/Либо“ выпустила подкаст-сериал „Хочу не могу“ о жизни героев, которые пытаются наладить свою сексуальную жизнь и помочь с этим другим. Кириллу 20 лет, и он девственник. Лизе 22, ей нравятся девушки. Леше 31, ему разбили сердце, и теперь он избегает серьезных отношений».

Чего не хочет женщина: доступно об идеях феминизма: «Мы живем в глубоко патриархальной стране, где женщинам одновременно велят рожать как можно больше детей — и при этом не берут их на работу под предлогом того, что они могут забеременеть. Женщины в России никак не защищены от побоев и домогательств. Их труд и даже жизнь стоят меньше, чем труд и жизнь мужчины».

Почему успешные женщины чаще подвергаются домогательствам и как с этим борются в России и на Западе: «Группа исследователей из Европы и США выяснила, что риск подвергнуться харассменту не снижается, а только растет при продвижении по карьерной лестнице. По просьбе „Ленты.ру“ журналистка Дарья Шипачева поговорила с одним из авторов исследования, профессором экономики из Шведского института социальных исследований Стокгольмского университета Йоханной Рикне — и узнала, почему успешные женщины чаще страдают от домогательств и что с этим делать».

Как писать о харассменте, чтобы не навредить информантам: «Когда вы готовите материал о харассменте, между вами и вашими героями должны действовать принципы четкого осознанного согласия. Вам стоит получить письменный или устный утвердительный ответ на предложение о публикации».

Надя Толоконникова: «С нами хотел поработать Скриллекс»: «Первую песню записали в диких муках и страданиях. Потому что совершенно не представляли, как писать музыку и стихи. Это было максимально далеко от нас, потому что мы были акционистами. И, несмотря на то что у меня есть среднее музыкальное образование, это, как ты себе представляешь, никак панк-музыку писать не помогало. И мы * [украли] этот кусочек хардкорной музыки, сложили его вместе в Premiere и накричали поверх этого всего просто на рекордер, крутых телефонов у нас тогда не было. И это одна из самых классных песен Pussy Riot. А потом обращались к нашим друзьям, ну таким, например, как Диана Буркот, которая потом участвовала в нескольких акциях, на Красной площади и в храме Христа Спасителя. Это первый раз, когда я говорю, что Диана участвовала…»

Идолы Азии: почему жизнь суперзвёзд похожа на рабство и чему они учат подрастающие поколения: «Шестнадцатилетняя Хонока Омото, школьница-айдол, покончила с собой из-за зверских условий контракта — у неё больше не было сил выполнять их. Продюсеры отменили концерты японского певца и разорвали его контракт на съёмках в сериале, потому что он женился в нарушение договора. Новость за новостью составляют впечатление о культуре айдолов как о чём-то жутком… Но российских поклонников ничего не смущает, как и азиатских. Что такого в этих айдолах, что они зачаровали четверть мира — чуть не всю Азию и половину Америки?»

Полезные советы Мэй Маск: «Мэй Маск утверждает, что сейчас, в семьдесят один, наслаждается своей жизнью больше, чем когда-либо. Она часто путешествует с семьей и по работе, выступает на модных показах и читает лекции, старается говорить „да“ всем новым возможностям и чувствует себя востребованной и счастливой. Но самое важное, пишет Мэй, что возраст приносит мудрость и уверенность. Большинство разочарований остается позади, и ты уже понимаешь, что 99% того, о чем люди так часто тревожатся, никогда не сбывается».

«Страх парализовал»: Нурбиби Нуркадилова о травле после письма в защиту ЛГБТ-сообщества: «Когда я сделала каминг-аут, про меня много написали в местной прессе. Потом эта новость разлетелась по разным пабликам. Они подавали это так: внучка Заманбека Нуркадилова (советский и казахстанский политик и общественный деятель. — Прим. ред.), оказывается, лесбиянка. Тогда поднялась волна хейта, но я бы не сказала, что она была большой. Хейтили в основном сами ресурсы, которые написали обо мне».

Принцессы и пацанессы: книга Ирины Фуфаевой о феминитивах: «Вы можете написать сколь угодно хороший, важный, нужный, интересный, даже гениальный текст, но при этом настоящую полемику в комментариях вызовет употребление слов „авторка“ или „режиссерка“. То есть феминитивов. Пресловутые —ки заставляют русскоязычного читателя изо всех сил лупить по клавиатуре или тапать по стеклу смартфона, чтобы гневно сообщить: нет таких слов. Но они есть. Более того, всегда были. Об этом и повествует книга лингвистки Ирины Фуфаевой „Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция“».

«Девственность все еще возведена в культ». Почему в Азербайджане растет число «секс-диссидентов»: «Первым мужчиной Наиды стал ее жених, и им пришлось скрывать от родственников, что заниматься сексом они начали до свадьбы. „Мы с мужем прожили восемь лет, половину из которых я лезла на стенку из-за его деспотизма. Все никак не решалась развестись. А когда уже почти решилась, он погиб в автокатастрофе. Это было ужасно, конечно, шок, мне было очень его жаль, несмотря ни на что. Но только через год-полтора после этого, придя в себя, я впервые осознала, что в жизни женщины вовсе необязательно должен быть только один мужчина“».

Про жизнь в теле женщины и про легкость бытия: «12 лет назад мне „перепала“ возможность получить уникальный опыт — полгода жить в женском образе в токсичной мужской среде. И я подумал, что кому-то из мужчин будет интересно про это почитать. Женщинам в меньшей мере, потому что они не узнают ничего нового».

Право на таблетку. Как коронавирус меняет доступ женщин к абортам: «Иса — одна из миллионов женщин по всему миру, которые в пандемию коронавируса оказались перед этим выбором. И пандемия этот выбор не упростила. Согласно оценкам благотворительной организации Marie Stopes International, в мире во время карантина без доступа к безопасным процедурам прерывания беременности остались 9,5 млн девочек и женщин».

Чудо-женщины: 5 феминисток, которые подарили нам свободу: «Эбигейл Адамс, жена второго и мать шестого президентов США, остро ощущала несправедливое положение женщин в своей стране. В силу строго пуританского воспитания она не вела громкую общественную работу. Однако особый статус первой леди позволял ей исподволь оказывать влияние на мужа. В 1776 году, когда вовсю шла подготовка Декларации независимости, она написала супругу письмо, в котором высказывала весьма смелые мысли. „Не давайте неограниченной власти в руки мужей. Помните, любой мужчина станет тираном, если ему это позволить. Если же к леди не будет проявлено особой заботы и внимания, то мы готовы поднять восстание против законов, которые не дают нам ни права голоса, ни представительства“, — пригрозила Эбигейл мужу».

«Заветы»/The Testaments

0

«Заветы» Маргарет Этвуд — продолжение романа «Рассказ Служанки», где действие происходит спустя 17 лет после событий первой книги. Идея такая же — рассказ от первого лица, только героинь уже три. Одна из них — тетка Лидия, вторая — девушка, выросшая в Галааде, третья — подросток из Канады. Трудно рассказывать о сюжете, чтобы ничего не спойлернуть, хотя большинство секретов становятся понятными если не с первых страниц, то во всяком случае очень быстро — Этвуд, по-моему, интригу сохранить особо и не пыталась, потому что история не детективная.

Что случилось с тех времен, когда Фредова мучилась в семье Уотерфордов? Канада вовсю торгует с Галаадом, галаадское консульство набито Очами, а по городам Канады и Мексики ходят так называемые Жемчужные девы — миссионерки, рекрутирующие молодых женщин в Галаад. В самом же Галааде все по-старому — бесконечные казни, сословное общество, а гниль и коррупция пролезли уже везде, и общество держится в основном на страхе и круговой поруке, а не на вере и уверенности в правильности своего образа жизни.

В романе полностью игнорируются события сериала «Рассказ Служанки» со второго сезона, зато есть отсылки к нему. Например, один из паролей — «Джун», так звали Фредову в сериале (в оригинальном романе у нее имени нет). Также остались имена ее детей, но на этом отсылки к сериалу заканчиваются. Зато есть более тонкие, например, кафетерий Теток называется «Шлэфли» — явно в честь Филлис Шлэфли, известной американской общественной деятельницы, которая боролась против поправки о равных правах, разрешения абортов и т.п. О ней на днях закончился мини-сериал с Кейт Бланшетт в главной роли.

Роман мне немного напомнил «Трилогию Беззумного Аддама» — совпадения и попытки нормальной жизни в ненормальном мире, а еще приключения, которых Фредова по понятной причине была полностью лишена. Это гораздо менее страшная книга, чем «Рассказ», скорее увлекательная, читается очень быстро. И спасибо Этвуд за то, что не пошла по сериальному пути и не развела torture porn.

Чтение на выходные

0

Домогательства и сексизм на филологическом факультете МГУ: «В целом университет занимает позицию невмешательства, когда дело касается сексуальных домогательств со стороны преподавателей. Выпускница филологического факультета МГУ Екатерина Заплетина поговорила со студентками и выпускницами филфака о сексизме, домогательствах и романтических отношениях с преподавателями».

«Девочек на фронте нет, а есть солдат»: красота на войне — как это было: «Как бы нам ни хотелось поддерживать романтический образ девушки в приталенной гимнастерке и берете, из-под которого выглядывают идеально уложенные локоны, фронтовой быт был максимально чудовищен. Женская форма появилась в широком доступе только в 1943 году — до этого большинство получали мужскую».

Вебкам: невыносимая лёгкость «заработка»: «Когда работала в режиме «только флирт» воспринималось более-менее легко. При попытке работать «полноценно» очень быстро появилось отвращение к себе и к этой сфере, хотя поначалу было весело. Вроде как раскрепощаешься. Сейчас неприятно вспоминать все, что с этим связано, понимаю, что это было скорее актом самонаказания».

Дрэг в России: как стать квин/кингом и раскрутиться: «Я — девушка, которая занимается дрэгом. Почему-то все считают, что девушки могут быть только дрэг-кингами. Это не так».

Кто такие келин и что с ними происходит после замужества: «Келин — это трудовой ресурс, который обслуживает всю семью мужчины, за которым она замужем, — говорит антрополог из Кыргызстана Алтын Капалова. — Это не отношения между двумя людьми. Это в принципе не отношения. Это эксплуатация труда, постоянное психологическое давление на женщину. Это формировалось долго, от момента ведения натурального хозяйства, когда жили большими семьями, и женщина была, по сути, товаром. Это характерно не только для сельской местности. Сейчас эти традиции из зон, где действительно много физического труда в большом хозяйстве, перешли в квартиры, где келинка готовит, стирает и убирает за всех членов, по сути, чужой семьи с первых дней пребывания в этом доме»».

«Неортодоксальная»: уход из общины в кино и в жизни: «Многие не готовы к жизни за пределами ультраортодоксальной общины, у них просто нет навыков. Возьмем образование. В этой среде только у 12 процентов мужчин есть аттестат зрелости. У большинства приходящих к нам за плечами может быть только начальная школа. Кроме того, им приходится подстраиваться под новые для них социальные нормы. Как взаимодействовать с людьми? Они привыкли к среде, где мужчины отделены от женщин, и вдруг попадают в мир, где им приходится взаимодействовать с противоположным полом в самых разных ситуациях. Это может вызвать очень высокий уровнь стресса. Даже самые простые и столь очевидные дял нас нормы и правила — как одеваться? можно ли смотреть в глаза другому человеку? насколько близко подходить? — им приходится учить практически с нуля».

Про секс, согласие и шведское законодательство: «После введения этого закона в Криминальный кодекс Швеции были также введены два новых преступления: изнасилование по неосторожности и противоправные действия сексуального характера по неосторожности. Именно в эту категорию попадают ситуации, когда активная сторона в процессе не поняла, что насилует своего партнера — или не обратила на это внимание. То есть критерий преднамеренности, на котором раньше заворачивались в судах многие дела об изнасилованиях, остался в прошлом. Теперь изнасилование можно подтвердить и наказать даже если преступник «просто хотел заняться сексом» и думал, что все отлично».

«А потом она отряхнется и пойдет дальше калечить девочек?»: «Девятилетняя девочка в Ингушетии подверглась калечащей операции на половых органах — обрезанию. «Чтоб не возбуждалась», — заявил ее отец. Мать девочки пытается наказать виновных: это первый случай в России, когда есть и заявитель, и пострадавшая. Станет ли история прецедентной или государство закроет глаза?»

Теорема бисексуальности. 5 классических би-фильмов: «Люди из сообщества ЛГБТК+ зачастую просто забывают, что означает буква Б в этой достославной аббревиатуре. В среде геев, например, нередка мужская бифобия: бисексуалов то считают «недогеями», то критикуют по принципам пещерного слатшейминга. Бисексуальность при этом — интереснейший феномен для кинематографистов, с помощью него режиссёры изучают амбивалентность человеческой природы, показывают не только становление сексуального самосознания персонажа, но и принятие или непринятие социумом героя, ранее казавшегося конформным и понятным, а затем открывшего новую грань своей идентичности».

Давайте отменим «истерику»: что не так с этим словом: ««Истерия» происходит от древнегреческого «матка» — это одна из первых и, пожалуй, самых известных болезней, считавшихся типично женскими. Древние греки, например, считали, что матка подвижна и может «блуждать», давить на другие органы и, как следствие, приводить к разным проблемам со здоровьем. Лечить на протяжении истории истерию и «блуждающую матку» предлагали самыми разными способами: нюхательными солями, травами, регулярным сексом (естественно, только в законном браке) или, наоборот, воздержанием».

Об онанизме из энциклопедии 1897 года: «Просто картинка — статья «Онанизм» 1897 года из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, взято с сайта Российской государственной библиотеки. Знали ли вы, что такое хейромания?»

Аня открывает папку «другое»: ««С такой рожей только и остается что х**ню придумывать что к тебе приставали)))» «Да нахер ты нужна. Вот бл***на... Мразь, ещё есть слово» «Тебя надо посадить за клевету тварь» (авторская орфография сохранена) И вам доброе утро, дорогие люди. Вы такие разные, уникальные такие. Роднит вас только ненависть: ко мне и (почему-то) к русскому языку. И нет, я никого не убила, не посадила, не изнасиловала и не покалечила. Это я просто честно ответила на впервые заданный прямой вопрос журналиста, домогался ли меня один известный главный редактор».

Приезд гувернантки в купеческий дом: «А купец вышел в бархатном халате. Ай-ай, по хорошему, в таком виде уместно только перед домашними появляться. Но кто же будет церемониться с гувернанткой? К тому же и манерам не обучены, да-с. Сынок вон рядом в сюртуке, застёгнутом на все пуговицы. Уже лучше. Но сюртук, замечу, длинный — сразу видно, купеческий! Так-то модные сюртуки в это время значительно короче. А с каким оценивающим видом молодчик рассматривает девушку! Ох, и наплачется она…»

Что делать, если ваш_а партнёр_ка ненавидит своё тело: «Если ваша партнёр_ка не я, то я понятия не имею, что конкретно будет лучше для них. Просто спросите. И это не обязательно должен быть неловкий разговор типа: «Привет, котик! Как ты хочешь, чтобы я говорил о твоём теле, когда ты его активно ненавидишь?»»

Чтение на выходные

0

Топ-5 антифем высказываний российских кинематографистов: «Оксана Акиньшина, отвечая на вопрос о своей сильной героине в фильме „Спутник“ и „моде“ на таких героинь: „Ой, это сейчас очень зыбкая тема. Я против феминизма. Страшно не люблю феминистический настрой у женщин и считаю таких дам противоестественно неженственными. Видимо, это связано у них с какими-то сформировавшимися обидами, внутренними страхами или личными неудачами“».

Домашнее насилие: скрытые потери: «За последние два десятилетия количество преступлений против человека в России значительно сократилось. Однако это коснулось прежде всего мужчин. Информационно-методический центр „Анна“ проанализировал официальные цифры и выяснил, что с 2000 по 2018 годы в отношении мужчин стали совершать в два раза меньше преступлений, а в отношении женщин этот показатель сократился лишь на 6,6%».

Как карантин повлиял на сексуальную жизнь москвичей: «Остаются секс-игрушки: в красивом икеевском ящике у кровати накоплено сокровищ на 150 тысяч рублей, купленных в последние два года, — траты, о которых я никогда не жалела. Они помогли понять, что по силам только машинам, а что только людям и насколько мои партнеры вообще открыты к чему-то новому».

«Мне желают смерти»: как пандемия влияет на ЛГБТ-сообщество: «Мнение, что коронавирусная пандемия — это расплата за „грехи“, сегодня поддерживают не только священнослужители, но и консервативные политики С „экспертным“ мнением выступил даже российский телеведущий Дмитрий Киселёв, пять лет назад призывавший „сжигать“ или „зарывать в землю“ сердца геев. „ЛГБТ-сообщество в особой группе риска по коронавирусу из-за частой смены партнёров. Ведь COVID-19 передаётся и при интимной близости. Не поможет даже презерватив“, — написал Киселёв в своём телеграм-канале».

Анна Ривина о фильме Регины Тодоренко: «Она же не говорила, что насилие — это хорошо, как некоторые полагают. У нее было непонимание, почему люди позволяют это делать, позволяют себе это терпеть. Поэтому у меня была абсолютнейшая уверенность, что ей просто нужно объяснить, как это происходит на самом деле».

Ах, какой конфуз: «Одна из придворных дам императрицы Евгении споткнулась о свой кринолин и упала. А король, вместо того, чтобы сделать вид, что ничего не заметил, сказал Евгении: „Мадам, я рад видеть, что ваши дамы не носят панталон — и тем самым оставляют врата рая всегда открытыми…“ Помню, мы с подругами обсуждали — сколько бедняжка потом ещё не появлялась при дворе?»

Как живётся в Иркутске сибирячке, принявшей ислам: «Когда женщина открыта, она привлекает внимание мужчин. Всем понятно, какие у них мысли возникают, да? Если у мужчины плохие мысли, грех будет и на нём, и на мне. Это я его искушаю. Никаб оберегает от плохих мыслей».

Картины с обнажёнными мужчинами, написанные женщинами: «Женщинам было пристойно работать все-таки в более мелких жанрах — в портрете или в натюрморте, а не престижном и высокооплачиваемом историческом (библейском или мифологическом), где попадались обнаженные мужчины. Правда, в портретах детей иногда проскакивала искомая тема, так что на безрыбье зачтём эту картину».

Равноправие вместо патриархата. Школа безопасности для женщин: «„Мы поставили перед собой задачу: привести авторитетных спикеров по теме домашнего насилия в дом к каждой женщине. Основная наша целевая аудитория — жительницы регионов, которые не читают передовые СМИ, еще не перенасытились вебинарами и не могут позволить себе консультации со специалистами высокого уровня“, — рассказывает Лола Тагаева, одна из организаторов онлайн-школы безопасности для женщин. Ее организовала команда Moscow FemFest при поддержке Представительства ЕС в России».

Не жена, не мать, а комик: как развивалась женская комедия с начала ХХ века до наших дней: «Кто-то из комедианток выбирал яркие и странные образы — например, Тоти Филдс, которую бы сейчас назвали адвокатом бодипозитива, или Филлис Диллер, специально носившая парики и fat suit при безупречной фигуре, чтобы публика не отвлекалась на ее внешность, а в первую очередь слушала ее абсурдистский юмор. В ней никто не угадал бы женщину, которая начала заниматься комедией почти в 40 лет без денег и с пятью детьми на руках».

Денис Волков о том, как в России меняется восприятие феминисток, ЛГБТ и Владимира Путина: «Другой пример — аборт. Для большинства — и для большинства женщин — это в России не вопрос, кто здесь должен решать. Женщина сама должна решать. Для большинства это так. Или, например, разводы. Для большинства вообще даже не вопрос, кто здесь может вмешиваться — никто, только сами люди могут решить. Так что консерватизм в нашей стране очень ситуативен. Опять же, у нас тут „консервативный“ президент: разведенный, неизвестно с кем живущий. То есть это такой компот, который только для отдельных групп населения ценен».

То ли ржать, то ли блевать: маленькие истории о странных первых свиданиях: «Странное первое свидание было в котельной, в Питере. Человек был андеграундным художником и работал в котельной — классика. Я обтекала потом, а он скакал по котельной полуголый и ругал советскую власть. Потом мы целовались под дикий рев каких-то труб. Он был двинутый на всю голову. Это было охренительно».

Экскурс в тему согласия: развенчание мифа о «серой» зоне: «Единственное, что мы можем узнать о согласии с помощью этих ненадёжных источников: Мальчики, „нет“ значит „нет“! Слушайте женщин. Это остается проблемой по нескольким причинам. Во-первых, это сужает тему согласия исключительно до гетеросексуальных отношений. Однополые партнёр_ки и квир-люди исключены из образовательной беседы о согласии. Сексуальное насилие в квир-сообществе также игнорируется. Во-вторых, это выглядит так, будто мужчины — „хранители“ согласия. Такой взгляд фиксирует неравенство и подрывает возможность говорить о согласии на равных».

Истории людей, которые до сих пор хранят девственность: «Если мне 29 лет, и я до сих пор девственник, не надо думать, что у меня не было отношений. Они были, и их было несколько. Большинство из них длились недолго (заканчивались по самым разным причинам), самые долгие (2 года) были на расстоянии. Я жил в Питере, она — в Нью-Йорке. Мы встречались раз в несколько месяцев, гуляли, ходили за ручку, целовались. Но до секса так и не дошло. В чем причина — не знаю: возможно, потому что я не слишком активно проявлял инициативу?»